18 сентября 2012 г.

Известный оперный певец Леонид Собинов жил и выступал в Крыму в диких и нелепых условиях

Леонид Собинов
Среди великих деятелей искусства, чья жизнь оказалась неразрывно связана с Крымом, были великие певцы Федор Шаляпин и Леонид Собинов. Но если для Шаляпина полуостров стал местом, где он отдыхал и черпал вдохновение, встречаясь с друзьями, то Собинов пережил в Крыму драматичные события, наложившие отпечаток на всю его жизнь.

Среди эмигрантов, покинувших Россию после революции и Гражданской войны, долгое время было распространено крайне пренебрежительное отношение к Леониду Витальевичу Собинову. Все отдавали должное его таланту, но не могли простить ему того, что Собинов в ноябре 1920 года не только не покинул Крым вместе с врангелевской армией, но даже пошел в услужение к большевикам, устроившись заведующим подотделом искусств Севастопольского ревкома.

По общему мнению, Собинову не давали покоя лавры его старого друга и соперника Федора Шаляпина, который к тому времени уже получил звание народного артиста республики и возглавлял в Петербурге Мариинский театр. Собинов, продемонстрировавший лояльное отношение к большевикам, весной 1921 года был назначен директором Большого театра и вскоре тоже получил звание народного артиста, но в эмигрантских кругах его репутация была безнадежно испорчена.

Погоня за чинами и наградами, конечно, никогда до добра не доводит, но, может быть, дело объясняется вовсе не честолюбием Собинова, о котором никто не подозревал, а чем-то иным?

Леонид Собинов родился 7 июня 1872 года в Ярославле. Его дед, бывший крепостной крестьянин, откупился у своего помещика и поступил на службу к купцу-мукомолу Спиридону Полетаеву. Водил хлебные караваны хозяина по Волге, от верховьев до Астрахани, а в 1896 году за 1650 рублей купил в Ярославле дом, в котором и родился Леонид Собинов. Его отец также водил караваны по Волге, был человеком набожным, а потому тягу к искусству не поощрял. «Среда, в которой я жил, — вспоминал Собинов, — дальше уровня обыкновенного житейского довольства не шла». В 1881 году Леонида отдали в гимназию, где регент гимназического хора постоянно ему выговаривал: «И когда я тебя, сковорода, научу петь по-настоящему — тяни ноту!»

Окончив гимназию с серебряной медалью, Леонид Собинов поступил в Московский университет на юридическое отделение, однако к тому времени у него проснулась тяга к пению. «Проходя каждый день мимо филармонического общества, меня так и подмывало зайти туда и попросить, чтобы научили петь», — рассказывал он впоследствии. В августе 1892 года его мечта сбылась — Собинов поступил на вокальное отделение Филармонического училища. Однако о том, чтобы оставить университет, не могло быть и речи — отец возлагал на Леонида большие надежды и требовал, чтобы он получил уважаемую и доходную профессию. Да и сам Собинов, как он писал позднее, «только хотел учиться петь и жить в искусстве, не бросая университета, на который ставил главную жизненную ставку».

Леонид Собинов
Но он вовсе не был юношей, загодя обдумывающим свои поступки. Осенью 1893 года Леонид без памяти влюбился в однокурсницу по училищу красавицу Марию Каржавину и немедленно повел ее под венец. Это, впрочем, вовсе не помешало его учебе. Вскоре Собинов окончил университет с дипломом I степени, после чего в течение года проходил обязательную воинскую службу в Московском пехотном юнкерском училище, по окончании которого вышел в отставку в чине подпоручика. В 1895 году Леонид был принят на должность помощника присяжного поверенного в Московский окружной суд, работать ему довелось под руководством известного адвоката Федора Плевако. В том же году у Собинова родился сын Борис.

Еще через два года Леонид Собинов с блеском окончил Филармоническое училище и, вопреки всем обычаям, был сразу приглашен в Большой театр. Его дебют на прославленной сцене состоялся в апреле 1897 года. Это событие было ознаменовано рождением второго сына — Юрия.

Все шло как нельзя лучше, если бы не одно обстоятельство — Собинов буквально разрывался между юриспруденцией и театром. В одном из писем он жаловался:
Стоит только накопиться трудной и неприятной работе по адвокатуре, как я уже начинаю мечтать о том, что сцена, пожалуй, мое единственное призвание. С рвением бросаюсь я тогда к оперным клавирам, и вот здесь какой-нибудь трудный речитатив или плохо удающаяся нота, часто случайное отсутствие дыхания или голоса — начинают возбуждать во мне сомнение в моих способностях быть хорошим артистом. Случилось к этому выиграть дело, преодолеть пугавшую юридическую трудность — и опять берет верх сознание, что в адвокатуре я нахожусь больше на месте.
Дело решил случай — осенью 1899 года во время одного из судебных заседаний судья, предоставив слово адвокату Собинову, добавил: «Ну, соловей, посмотрим, что вы нам споете». Этого оказалось достаточно, чтобы Леонид Витальевич решил посвятить жизнь театру.



К тому времени в Большом театре Леонид Собинов уже собирал аншлаги. Директор императорских театров В. Теляковский вспоминал:
Собинов сразу, с первого года своего поступления, благодаря чарующему голосу своему и благородной манере держаться на сцене, при хороших внешних данных, завоевал симпатии публики, которые неизменно росли с каждым появлением его в новой опере.
В том же 1899 году в Большой театр был приглашен Федор Шаляпин. Дуэт двух выдающихся певцов совершенно преобразил театр. Театральные критики с восторгом писали: «Если тенора уже не могут петь, как прежде, после появления Собинова, то басы — после появления Шаляпина».

Собинов и Шаляпин на фоне Большого театра
Собинов и Шаляпин на фоне Большого театра

Два ведущих солиста Большого театра очень подружились и принялись водить администрацию театра за нос. Теляковский в своих «Воспоминаниях» писал:
Если Собинов следил за окладом Шаляпина, то и этот последний, в свою очередь, очень интересовался окладом Собинова, и сколько бы ни прибавлять Собинову, Шаляпин неизменно просил больше. Потерять же того или другого артиста было невозможно. Оставалось изыскивать способы обоих удовлетворять.
Кто придумал эту игру, неизвестно, вероятнее всего, Шаляпин, который не стеснялся выбивать деньги из своих антрепренеров. Собинов в этом отношении был куда более застенчив.

Однако затея привела к тому, что в театральных кругах начали распространяться слухи о том, что два великих певца враждуют. И конечно, нашлись те, кто принялся плести интриги, натравливая их друг на друга. В апреле 1901 года московский журнал «Развлечение» поместил на своих страницах злую карикатуру, на которой Шаляпин был изображен в виде вола, тянущего плуг, а Собинов в виде мухи, сидящей у вола на рогах. Оба певца написали в редакцию возмущенные письма, заверяя всех, что между ними сложились добрые отношения. В действительности так оно и было, хотя, помимо театра, Шаляпин и Собинов встречались нечасто. Уж очень разные это были люди — Шаляпин был громогласным и раскованным, любил шумные застолья, в то время как деликатный и немногословный Собинов избегал больших компаний, предпочитая тишину и сосредоточенность. Кроме того, они не могли часто видеться в связи с тем, что перед Первой мировой войной оба успешно покоряли Европу. Шаляпин писал Собинову из Берлина:
Милый друже Леонид! Получил твое письмо и огорчился, что ты в Милане, а меня там нет. С удовольствием повидался бы с тобой. Очень радуюсь за твою поездку в Мадрид, от души желаю тебе успеха. Будь же здоров и весел, милый Леонид. Жму тебе руку. Твой Федор.
Кстати, в Милане, в знаменитом театре La Scala, Собинова ждал оглушительный успех. В итальянских газетах писали:
Он пел с грацией, нежностью, легкостью, которые, уже начиная с первой сцены, завоевали ему всеобщее расположение публики. У него голос чистейшего тембра, ровный, глубоко западающий в душу, голос редкий и драгоценный, которым он управляет с редким искусством, интеллигентностью и вкусом.
Столь же восторженно Собинова принимали Мадрид и Берлин.

Февральскую революцию Леонид Собинов воспринял с большим воодушевлением. При Временном правительстве он стал сначала комиссаром, а затем и первым выборным директором Большого театра. 13 марта 1917 года на торжественном открытии спектаклей Собинов, обращаясь со сцены к публике, сказал:
Сегодняшний день — самый счастливый день в моей жизни. Я говорю от своего имени и от имени всех моих товарищей по театру, как представитель действительно свободного искусства. Долой цепи, долой угнетателей! Если раньше искусство, несмотря на цепи, служило свободе, вдохновляя борцов, то отныне, я верю, искусство и свобода сольются воедино.

Леонид Собинов в Крыму


Но этим надеждам не суждено было сбыться — не прошло и года, как Временное правительство было свергнуто. В сентябре 1918 года Собинов вместе со второй женой (в 1915 году он женился на очаровательной дочке богатого промышленника Нине Мухиной) уехал на гастроли в Киев, затем революционные вихри занесли их в Балаклаву, где Собинова приютил его друг, антрепренер А. Кугель. В Крыму Леонид Витальевич оказался в крайне стесненном материальном положении. Он, надо сказать, деньги никогда не копил, а щедро делился с теми, кому они были нужны, включая многочисленную родню. «Щедрость его была легендарной, — вспоминал Корней Чуковский. — Киевской школе слепых он прислал однажды в подарок рояль, как другие присылают цветы или коробку конфет. Кассе взаимопомощи московских студентов он дал своими концертами 45 тысяч рублей золотом».

Читайте также: У Чуковского с Крымом были связаны горькие воспоминания

Конечно, какие-то средства у Собинова были на банковском счете, но большевики все экспроприировали. От богатого приданого его жены также остались одни воспоминания, по поводу чего Собинов шутил: «Говорили, что я женился на миллионах, а выходит, по любви». Вдобавок ко всему его жена была беременна. Собинову пришлось из кожи вон лезть, чтобы добыть деньги. «Мы объездили весь Крым, ставя везде спектакли в самых невероятных условиях, — сообщал он в письме. — Я никогда и во сне не видел, что мне придется жить и петь в таких диких и нелепых условиях. Но единственно, чье внимание я заслужил, — это врангелевской и деникинской контрразведки».

В июне 1920 года в Балаклаве родилась дочь Светлана. Но недолго Леониду Витальевичу пришлось радоваться — в октябре ему сообщили, что в Мелитополе от ран умер его младший сын Юрий, служивший во врангелевской армии. Для Собинова, очень любившего сына, это стало тяжелым ударом. Несколько дней он находился в состоянии прострации, не узнавая окружающих. Лишь только начал приходить в себя, как власть поменялась — на полуостров ворвались красные. Вскоре в Балаклаву приехал автомобиль, который увез почерневшего осунувшегося Собинова в Симферополь. Все решили, что он арестован, но оказалось, что Фрунзе, будучи страстным поклонником Собинова, захотел лично познакомиться с великим певцом. Через два дня Собинов вернулся с приказом о назначении его заведующим подотделом искусств Севастопольского ревкома.

Впоследствии, касаясь того, почему он не эмигрировал из России, Собинов написал:
История когда-нибудь ответит на вопрос, в чем было больше подвига: в решимости ли, сделавшись всемирным свободным гражданином, жить ценой неимоверных трудов и лишений или в отказе покинуть Родину с тем, чтобы сохранить ее и служить ее возрождению — ценою отказа от самого себя.
Это был нелегкий выбор. Даже трудно представить, чего стоило Собинову выпрашивать у большевиков продовольственные пайки для актеров, певцов и музыкантов, которых судьба забросила в Севастополь, но иначе они бы погибли от голода. Весной 1921 года Собинова отозвали в Москву, где ему пришлось положить немало сил на восстановление реликвии мирового искусства — Большого театра.

Что же касается чинов и наград, то Собинов относился к ним с нескрываемой иронией. Когда в 1910 году ему присвоили звание заслуженного артиста императорских театров, он ответил на это экспромтом:
Не по заслугам знаменит,
Не по заслугам награжден,
Жизнь прожил душка Леонид
И умер под рыданья жен.
В СССР бывший солист его величества, а ныне народный артист республики Леонид Витальевич Собинов пользовался огромной популярностью. Он объехал с концертами всю страну, везде его встречали овациями. Казалось, о прошлом можно забыть, но оно напомнило о себе.

В ночь на 12 октября 1934 года неподалеку от Риги у себя в усадьбе был зверски убит архиепископ Иоанн — глава православной церкви Латвии. Случилось так, что Леонид Собинов в это время жил в Риге, куда он приехал, чтобы повидаться со старшим сыном Борисом (тот в 1920 году эмигрировал в Германию, где окончил Высшую школу искусств и стал довольно известным композитором). Русские эмигранты, наводнившие Ригу после революции, распустили слухи, будто Собинов, пользуясь тем, что был близко знаком с архиепископом, провел к нему двух агентов НКВД, которые и совершили чудовищное преступление. Леонид Витальевич был настолько потрясен этими обвинениями, что в ночь на 14 октября скончался от сердечного приступа.

Евгений Княгинин, «Первая крымская»

Читайте также: