Старый Крым

Ах, эти старинные улочки Старого Крыма! В них неразрывно слилось время: средневековье проглядывает кривизной и запутанностью поворотов, «век золотой Екатерины» — бывшими названиями, а сумбурный ХХ — взором соседей. Но и наш век белеет во дворах спутниковыми антеннами. Стоит побродить по горячей пыли этих улочек летом, вдохнуть воздух цветущих садов, прошуршать опавшей листвой осенью, а зимой — поежиться от холода и пронзительного ветра из-за Агармыша. Все эти кривули в разное время года одинаково прекрасны и неповторимы.

Старый Крым

История Старого Крыма насчитывает не одно тысячелетие. И странное чувство может охватить приезжего, увидевшего царство частных домиков. Древности как бы спрятались в лабиринте улочек и тени деревьев. Нет, они не поражают размахом и величием, не бросаются в глаза. Но у них есть особенность, о которой надо знать: камень какой-нибудь ограды может быть древней надмогильной плитой, а на древней кладке — вырасти современные дома. Поэтому в путешествии по улицам города главной должна стать наблюдательность.

Некоторые учёные склонны относить начало истории Старого Крыма к античным временам. Что ж, люди здесь жили издревле. Но более или менее определённо можно сказать, что города здесь не было до двенадцатого века, только поселение — по-половецки Суркат (Солхат — первое письменное упоминание о нём относится к 1266 году).

Из археологических и письменных источников известно, что к XII веку на месте Старого Крыма возникает большой торговый центр с крепостными стенами и рвом. Это время торговых караванов Великого шёлкового пути, связующего Азию с Европой. И на их пути — наш городок. За его стенами проживают греки, армяне, русские, потомки печенегов, половцев, хазар, аланов. Нет ещё ни генуэзцев, ни татар. Как сказал известный краевед Зеленский: «Мир не знает Москвы, ещё не открыта Америка!». И мы можем увидеть немых свидетелей тех времён: ушедшие глубоко в землю стены раннесредневековой церкви X-XII веков неясной пока принадлежности на улице Осипенко, а также фундаменты древних зданий на выезде из города в Феодосию. Упомянутая церковь находится во дворе дома и представляет собой небольшое здание. Её называют то греческой, то армянской, но трудно определить её точную принадлежность; в пользу первого говорит полукруглая алтарная абсида, выступающая наружу от восточной стены.

Старый Крым
Несколько сотен метров пройти, и кривые улочки выведут нас к другому памятнику раннего средневековья — мечети султана Бейбарса. Это древнейшая мечеть Крыма, построенная в 1287-1288 годах на деньги уроженца этих мест Бейбарса, который был вторым по счёту и одним из четырёх самых выдающихся султанов знаменитой мамлюкской династии Бахри, властвовавшей в Египте около трёхсот лет. Он вошёл в историю тем, что нанёс крупное поражение татаро-монголам и остановил их продвижение на Ближнем Востоке. Выходец из причерноморских степей, видимо, кипчак-половец, Бейбарс в детстве был куплен на одном из невольничьих рынков полуострова как белый раб (мамлюк). Но выбился, так сказать, в люди... В 1277 году, желая увековечить своё имя и прославить место своего рождения, выделил две тысячи динаров на строительство мечети в Солхате и ещё, конечно, преследовал политические и религиозные цели. Так неожиданно связывается история средневекового Египта и городка под горой Агармыш. Здание сохранилось не полностью, но, как писал известный исследователь Крыма XVIII века П. И. Кеппен, стены мечети «были покрыты мрамором, а верх — порфиром».

Были и другие культовые здания, от которых остались фундаменты. Например, от мечети Мюск-Джами (Мускусной) на углу переулка и улицы Садовой, во дворе дома. Увы, пока не локализована точно ещё одна легендарная мечеть города — Куршун-Джами (Свинцовая), хотя некоторые учёные приписывают ей остатки здания на углу улиц Дачной и Ленина. Вообще надо отметить, что средневековая история Старого Крыма таит много загадок и неясностей. Возможно, указанные мечети — более позднего времени. Археологические исследования не проводились.

А рядом, на улице Победы, как бы дополняя наш восторг и историю города, находится и поныне действующая мечеть хана Узбека с остатками медресе (мусульманское духовное училище). Это уже XIV век, время расцвета города. Шумят рынки, вовсю идёт торговля. Лён, железо, медь, соль, смола, драгоценные камни, меха, бархат, пряности, ковры, оружие, опиум, шерсть, дары окрестных земель заполняют торговые ряды. И, конечно же, особо — невольники. Слышна итальянская, армянская, греческая, русская, арабская, тюркская речь купцов и рабов. Именно для первых в городе было построено несколько караван-сараев (остатки одного недалеко, на улице Партизанской, их тоже можно осмотреть; некоторые авторы путеводителей ошибочно отождествляют их с дворцом хана Батыя). Для невольников где-то были и темницы...

А над базарами, пыльными улочками и окрестностями с минарета разносится призыв муэдзина к молитве. Это время распространения ислама среди татар. Хан Золотой Орды Узбек принял мусульманство как государственную религию в 1313 году, и уже в следующем году были построены мечеть и медресе в Кырыме (так татары называли город, Солхатом же именовали генуэзцы). Мечеть с медресе таким образом стали средоточием распространения мусульманской религии в Крымском юрте Золотой Орды, центром которого и был Солхат-Кырым. Кстати, Кырым в переводе с тюркского означает «ров, крепость», возможно, в связи с имевшимися тогда укреплениями города позже получил своё название и весь полуостров. Солхатом (сол — левый и хат — сторона, на тюркских наречиях) в те времена называли не весь город, а его часть, где проживали немусульмане: греки, армяне, генуэзцы.

Пропетляв по средневековым улочкам, вызывающим восторг и открывающим историю города, увидим и восстанавливающуюся святыню православия — Свято-Успенский храм. Совсем недалеко от него живет Аким Гиясов.

Этот человек создал у себя дома музей, причем экспонаты, хорошо отражающие историю города, находил прямо под ногами. Керамику, предметы быта приносят Гиясову и соседи, и знакомые старокрымчане, узнав, что есть такой страстный коллекционер старины. И коллекция всё время пополняется, а уж охочих на неё посмотреть — немало.

Но, увы, ничто в старом-старом Старом Крыму не лежит на поверхности, даже пусть это руины... Во всём есть скрытая молчанием столетий многогранность. Смотрите внимательно, слушайте чутко, внимайте сердцем. Наверняка откроете что-то для себя, а может, и для других. Иначе незачем вообще путешествовать.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»