Пирамиды Герроса в Белогорске

Если на вершине любого из этих курганов вслушаться в шёпот полыни и ковыля, шум степного ветра, можно услышать сказания тысячелетий. И главным будет повествованием не о кочевых ватагах царских скифов, а о свободе. Даже не о свободе. О воле. Молодость человечества была вольной, как ветер в степи, и всеобщей, как синь небес над ней.

Белогорск. Скала
Это место между сёлами Белогорского района Вишенным и Васильевкой в хорошую погоду неплохо видно даже из присивашских степей. Причём, присмотревшись, легко различить небольшие высотки. Но вблизи это — величественные курганы. Высота их различна, есть даже десятиметровые. Тут их более семидесяти. И стоят здесь с самых скифских времён.

Период с четвертого века до нашей эры по третий век эры нашей, когда речь идёт о жизни народов Восточной Европы, историки обычно называют «скифской эпохой». Но тут нас подстерегает самый неудобный вопрос: а кто такие скифы? Чёткого ответа на него нет до сих пор. Одни учёные считают, что это племена, пришедшие с Урала и Сибири, другие полагают, что скифы — потомки жителей Поволжья. Установлено по археологическим находкам, что ареал их обитания обширен: от берегов Балтики до северных границ Китая и от Прикамья до египетских пустынь. Вот вам и народ-гегемон той древней поры.

Однако главным средоточием скифской жизни было Северное Причерноморье. К началу VII века до н. э. скифам удалось вытеснить киммерийцев с территории нынешней степной Украины, а позже их конная армия смогла покорить Мидию, Сирию, Палестину и господствовать во всей Передней Азии. Пассионарный, как модно сейчас говорить, народ был, оказывается, совсем неоднородным. Огромную территорию — от полесских болот до Чёрного моря — населяли народы, объединённые общим названием. В Полесье это были праславяне, а в степной зоне — ираноязычные племена. Но поскольку скифы образовали сильное государство, они и дали ему своё имя. Историки выделяют в таком государстве скифов-кочевников, земледельцев-пахарей, а также господствующие «царские» племена.

Но особая роль в товарообмене отводилась драгоценным камням и благородным металлам, особенно золоту. «Отец истории» Геродот писал в одной из своих книг: «Серебро и медь ими вообще не употреблялись — только золото». Хотя древний историк был не совсем объективен. Как показали раскопки царских захоронений скифов, серебро и медь они имели, но преобладало всё-таки золото. Многое пошло именно от скифов — союзы, особенно при ведении войн, обожествляемая власть скифских царей, к тому же наследуемая. И вот тут-то мы вплотную подходим к курганам. Можем даже забраться на один из них. Вот с него сколько видно — до седой древности!

Тот же Геродот, живший в V веке до нашей эры, подробно и красочно описывает обряд погребения скифского царя. «Когда у них умирает царь, — пишет он, — то в местности Геррос роют большую четырёхугольную могилу. Покойника бальзамируют, извлекают внутренности, заполняя пустоты ароматическими травами и обмазывая труп воском. Затем на траурной колеснице покойника возят по всем подвластным племенам».

Скифы верили в загробный мир, поэтому вместе с царём обязательно хоронили одну из его жён, повара, прислугу, виночерпия, а также слугу, первым узнавшего о смерти своего повелителя. Могилу засыпали, а над ней возводили высокий курган. Конечно, похороны рядового скифа были куда скромнее.

Нас интересует именно эта местность — Геррос. Многие археологи гипотетически размещали этот «город мёртвых» близ днепровских порогов. Действительно, именно там нашли очень богатые захоронения, раскопав внушительные курганы — Солоху, Толстую Могилу, Чертомлык. И дело тут в том, что скифы, особенно их «царские» племена, долго жили в Приднепровье. Но под давлением новых претендентов на причерноморские степи — сарматов — в последние годы «не нашей» эры они постепенно откочевали в Крым.

Тогда это была вольная земля, лишь на её скалистых окраинных мысах возвышались греческие колонии — Херсонес, Пантикапей, Керкинитида, Феодосия. В горах проживали гордые горцы-тавры, а степной ветер трепал гривы диких тарпанов. Воля! От моря до моря на хорошем скакуне можно промчаться от восхода до заката солнца. Что ещё надо вольному степняку — хороший конь, дичь для охоты, жаркий костёр да пламенеющий рассвет! И — могилы предков.

Поэтому и возник в Таврике ещё один Геррос. Но это только одно из предположений. Известный скифолог и удачливый археолог Борис Мозолевский имел несколько иной взгляд как на курганы, так и на скифскую историю.

Исследователь сделал вывод: у скифов существовало три царских некрополя. Как тут было не вспомнить книгу Геродота и сведения о том, что Скифия делилась на три самостоятельных царства, объединённых под номинальной властью верховного правителя. Эти кладбища Мозолевский связал с конкретными скифскими племенами, названными древнегреческим историком.

Не будет преувеличением сказать, что насыпные курганные группы являются специфической чертой южноукраинского ландшафта. Да и не только южного! По исследованиям археологов, северный предел скифских курганов на Украине проходит по южной границе украинского Полесья. Хотя известны большие курганы и в самом Полесье, правда, не скифские. Ещё есть более ранние насыпи — от неолита, да и позже скифов в степи жили сарматы, половцы, печенеги.... В общем, до восьмидесяти процентов территории Украины в большей или меньшей степени покрыто искусственными насыпями курганов-могильников, не считая остатков оборонительных валов, поселений, укрепленных городищ... Такой обширный по площади концентрированный курганный регион не имеет аналогов и является общечеловеческим историко-культурным и ландшафтно-экологическим достоянием. Поэтому трудно разделять отношение к рукотворным холмам древности лишь как к полигону для извлечения очередного «погребального инвентаря», который потом теряется в музейных запасниках. Разумеется, археология должна обогащать и приумножать свой научный потенциал. Но отнюдь не любой невосполнимой ценой. Ведь не стали же разбирать египетские пирамиды, чтобы узнать, что там внутри! А вот пример из Великобритании, где находится самый большой доисторический курган в Европе, сделанный руками человека, — холм Силбери-Хилл. Его высота четыреста метров, а возраст около 4500 лет, он — ровесник наших курганов. По сообщениям, английские археологи пока не знают точно цели и назначения сооружения. У нас в недавнем прошлом проблем бы не было: попросить у председателя колхоза пару бульдозеров — и готова диссертация! Но ведь каждый курган столь же ценен, как и лист древней хроники. Бездумно уничтожать его: всё равно что сжечь пергамент древнего манускрипта до того, как кто-то его прочтёт и поймёт подлинный смысл.

Белогорск. Курганы
Назрела необходимость переоценки «научно-потребительского» отношения к частицам природной среды четырёхтысячелетней давности, чем по сути и являются древние курганы. Думается, что в двадцать первом веке на первый план должна выйти духовная ценность курганов. Ведь они не просто «места хранения» утвари времён и народов, а прежде всего важные элементы наследия наших предков, красивейшая часть родного ландшафта, место погребения давно ушедших. Курганы имеют этическую, эстетическую, экологическую, культурную, образовательно-патриотическую ценность.

Вот такие курганы... Привычные и незаметные в повседневности, они лежат в бывших скифских землях, увитые полынью и воспоминаниями. Увы, не событиями наших дней, а сказками былого. «Да, скифы мы! Да, азиаты мы!». А там, в Герросе, над знаменитой Белой Скалой — наши предки...

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»