Чатыр-Даг: пещеры Бинбаш-Коба (Тысячеголовая) и Суук-Коба (Холодная)

Гора Чатырдаг, встречающая всех, кто едет на Южный берег, давно уже стала своеобразным символом Крыма. Не случайно ее похожий на шатер силуэт попал на старинный герб Таврической губернии.

Чатырдаг и ее знаменитые пещеры издавна привлекали внимание многих путешественников, вдохновляли поэтов, писателей, художников. Русский писатель П.И. Сумароков, племянник знаменитого поэта и драматурга, ровно два века назад назвал Чатырдаг "величественным колоссом" и оставил потомкам наказ: "Быть в Крыму и не сделать посещения Чатырдагу есть дело предосудительного равнодушия".

Почти одновременно с Сумароковым в 1799 г. Крым посетил другой русский писатель и поэт В.В. Измайлов. В сопровождении спутников, среди которых были француз, грек и проводник-татарин, Измайлов на лошадях взобрался на вершину Чатырдага, откуда обозревал Ак-Мечеть (Симферополь), Карасу-базар (Белогорск), Бахчисарай и Черное море. Спускаясь с вершины, уставший путешественник, по его словам, "имел еще довольно сил, чтобы сойти во глубину одной из ледяных пропастей, ископанных в горе рукою Природы, чтобы пробыть там несколько минут и сказать себе: я прикасался к двум крайностям нашего земного мира. Недавно был под облаками; теперь стою под землею".

С проведением в 1860-х гг. в Крым железной дороги поездки на юг стали обычным явлением. Появились и практические путеводители, рекомендовавшие путешественникам посетить невиданные для россиян крымские пещеры.

Пещера Бинбаш-Коба (Тысячеголовая пещера)


Вот как описывает путешественник Д. Соколов свои впечатления от посещения чатырдагской пещеры Бинбаш-Коба (Тысячеголовая), длина которой составляет 110 метров: "Сначала при входе в пещеру нужно идти согнувшись и даже становиться на колена а через несколько саженей пещера переходит в подвал. В этой пещере валяется много человеческих костей и черепов, разными посетителями натасканные даже до самого наружного отверстия. Но кроме темноты и удушья ущелья, сырости и грязи, увидите презанимательные сталактитовые фигуры, надгробные памятники, безобразные статуи, колонны, целые ряды разнокалиберной выпуклости по стенам и сводам переплелись рубцами, как оголенные корни вековых деревьев. Ногами наступаем на человеческие кости и головы, которых, сам не зная для чего, разбил штук пять о стену, оказались прочны. Черепа чрезвычайно толсты, желтого цвета. Татарин, единственный мой спутник в пещере, почему-то пришел в страх и стал просить меня оставить эту операцию и не мало удивлялся мне, что я распоряжался здесь как у себя дома. Уважив его просьбе, я предложил ему идти со мной дальше в какой-либо лаз пещеры, но он положительно отказался".

Наличие человеческих костей и черепов в пещере Тысячеголовая многие ученые и путешественники связывают с местом человеческих жертвоприношений.

Знаменитый писатель и крымовед Евгений Марков не скрывает своего восхищения от посещения Тысячеголовой пещеры: «Мне никто не описывал заранее Бимбаш-Коба, и я совсем не готовился встретить в ней то, что я встретил. Оригинальность и неожиданность зрелища поразили меня. Я вдруг очутился в мрачной и таинственной индийской пагоде. Высокие своды пропадали в темноте; колонны, узорчатые, витые, будто сплетенные из кораллов целыми букетами, поднимались кверху по стенам и углам, их расписала какими-то чудесными иероглифами неведомая рука. Со сводов падали каменные и хрустальные паникадила; стояли посреди подземного храма великолепные массивные свещники странной работы, тоже сверкающие, как хрусталь...»

Пещера Сулу-Коба (Холодная пещера)


Выслушав страшные татарские легенды о происхождении человеческих останков в Тысячеголовой, Марков со спутниками в тот же вечер посещает другую знаменитость Чатырдага - пещеру Сулу-Коба (Холодная пещера). Писатель сразу же заметил совершенную непохожесть ее с Тысячеголовой: "...Сталактиты и сталагмиты здесь далеко не достигают грандиозных размеров Тысячеголовой, но они облили стены и потолки подземелья изящнейшею лепной работою; перед вами темная, заманчивая ниша, то камин из точеных колонок, замысловатые резные шкафчики по углам, кронштейны, карнизы, самый тонкий горельеф, на сводах и панелях... Фонтаны и бассейны вообще обильно украшают нижние своды грота; с молодых сосулек сталактитов вода капает холодными, тяжелыми и медленными каплями..."

На бывалого путешественника посещение лишь двух небольших пещер произвело, по его словам, незабываемое впечатление: "Я спускался глубоко в земные недра в шахтах рудников. Но первый раз в жизни пришлось мне посетить эти пустынные нерукотворные чертоги, скрытые во глубине земных толщ. Я никогда не воображал, чтобы столько простора и столько таинственного великолепия скрывала в чреве своем тяжелая кора нашей темной планеты".

Тысячеголовая и Холодная пещеры стали своеобразными символами Чатырдага. Почти все, кто пытался описать посещения пещер, пересказывали легенды гибели то ли татар, то ли казаков в Бинбаш-Кобе, упоминали о мистическом ужасе, который испытывали татары перед подземными чертогами. Все это, конечно же, притягивает к пещерам новых любителей острых ощущений.

По материалам статьи братьев Козловых ("Москва-Крым" №3)

Конец света (Апокалипсис). Каким он будет?

Зловещий вопрос: когда наступит конец света? — всегда интересовал жителей Земли. На этот счет есть древние свидетельства, самым известным из которых является «Откровение» (Апокалипсис) Иоанна Богослова. Возможно, оно имеет к Крыму самое непосредственное отношение.

Если вы войдете в древний христианский собор, то на дальней западной стене непременно увидите образы, иллюстрирующие самую таинственную и самую грозную книгу Нового Завета — «Откровение» апостола Иоанна. Общепринятая точка зрения на Апокалипсис состоит в том, что его автор намеренно зашифровал в грандиозных и чудовищных образах какое-то важное содержание, и задача исследователей состоит в его расшифровке путем правильного истолкования авторского кода. Однако многочисленные попытки хоть что-нибудь понять из текста «Откровения» пока ни к чему разумному не привели.

Об «Откровении» почти ничего достоверно неизвестно. Считается, что его автором был апостол Иоанн — сын галилейского рыбака Зеведея. На иконах Иоанна обычно изображают рассказывающим о своих видениях ученику Прохору, который их записывает. Это не случайно. Дело в том, что «Откровение» написано с грубыми нарушениями правил грамматики, между тем как Иоанн превосходно владел греческим языком, о чем свидетельствует его Евангелие и несколько сохранившихся посланий. Более того, «Евангелие Любви» от Иоанна не имеет ничего общего с Апокалипсисом, в котором совершенно не упоминаются такие понятия, как «жизнь», «свет», «истина» и «любовь». Сомнения в авторстве Иоанна высказывались еще в древности. Об этом, например, писал александрийский епископ Дионисий: «Согласен допустить, что оно есть произведение какого-то святого и богодухновенного мужа; но не легко допустить, что этот муж именно апостол, сын Зеведея, брат Иакова, тот самый, которому принадлежит евангелие, написанное «От Иоанна», и соборное послание. Из духа того и другого, из образа речи и из так называемого хода мыслей я заключаю, что писатель их не один и тот же». Дионисий особенно отмечал тот факт, что автор Апокалипсиса трижды назвал себя по имени, тогда как автор Евангелия об этом скромно умолчал.

Неизвестно вообще, был ли жив апостол Иоанн ко времени написания «Откровения» — есть сведения, что он был еще в молодости казнен вместе со своим братом Иаковом. Впрочем, относительно датировки «Откровения» тоже есть разные мнения. Многие доказывают, что книга была написана в 68 году — в последний год правления римского императора Нерона, который явно недолюбливал христиан. Великий Ньютон даже расшифровал «число зверя» как сумму числовых значений букв, составляющих на иврите слова «Нерон Цезарь». По одной из легенд, Нерон заставил апостола Иоанна выпить чашу с ядом, а потом, когда яд не подействовал, бросил его в котел с кипящим маслом. В «Откровении» Иоанн, надо полагать, изложил свои впечатления от пребывания в этом котле. Понятно, что ему было не до грамматики. В подтверждение этой версии обычно приводятся слова Апокалипсиса: «И все кормчие, и все плывущие на кораблях, и все корабельщики, и все торгующие на море стали вдали и, видя дым от пожара, возопили, говоря: какой город подобен городу великому!» Полагают, что Иоанн вспоминал о страшном пожаре Рима в 64 году, который Нерон использовал как предлог для жестоких гонений на христиан. Но автор «Откровения» писал о гибели «великой блудницы» Вавилона, причем отмечал, что этот город стоял «на водах многих». Похоже, что ни к Риму, ни тем более к Иерусалиму это описание не подходит.

Другую версию предложил академик Николай Морозов. Тот самый, которого Гитлер в 1941 году занес в список своих личных врагов. Любопытно, что за два года до этого Молотов отказался наградить Морозова орденом Ленина, сказав: «Не следует человека, всю жизнь бывшего идейным противником Ленина, награждать орденом его имени». Это было действительно так. Народоволец Морозов отсидел 23 года в одиночных камерах Петропавловской и Шлиссельбургской крепостей, но не изменил своим убеждениям. И не сошел с ума, как Михаил Болдуман, о котором Ольга Форш написала роман «Одеты камнем». Такая же участь ждала и Морозова. Спасла революционера, как это ни парадоксально, Библия на французском языке, которую ему в 1883 году выдали в Алексевском равелине Петропавловской крепости. «Как человек свободомыслящий, — вспоминал Морозов, — я сейчас же принялся изучать эту книгу как образчик древнего мировоззрения и прежде всего начал с Апокалипсиса. До того времени я ни разу его не читал и со слов Рахметова, в известном романе Чернышевского «Что делать?», считал эту книгу за произведение сумасшедшего. С этим представлением я и принялся за чтение, но с первой же главы я, пораженный, должен был совершенно изменить свое заимствованное мнение об этой книге». В 1905 году Морозов был освобожден из тюрьмы и вскоре опубликовал книгу «Откровение в грозе и буре», целиком посвященную расшифровке Апокалипсиса.

В совершенстве зная астрономию, Морозов предположил, что кони и всадники, описанные в «Откровении», — это зашифрованные планеты и созвездия. Слова: «И вот конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец, и вышел он, как победоносный и чтобы победить» Морозов понял так, что планета Юпитер находилась в созвездии Стрельца. Фраза: «И вот конь бледный, и на нем всадник, коему имя смерть; и ад следовал за ним, и дана ему власть над четвертой частью земли умерщвлять мечом, и голодом, и мором, и зверями земными», по его мнению, означала планету Сатурн в созвездии Скорпиона. Рыжего и черного коней Морозов отождествил с Марсом и Меркурием. Осталось только с помощью астрономических таблиц вычислить, когда было такое расположение планет. Результат был неожиданным — 30 сентября 395 года. Но если эта дата верна, то автором Апокалипсиса никак не мог быть апостол Иоанн. Морозов предположил, что автором «Откровения» был один из отцов христианской церкви Иоанн Златоуст, описавший бурю и землетрясение, случившееся в Константинополе.

Для неподготовленного читателя книга Морозова была не менее таинственна и загадочна, чем само «Откровение». Автор, кстати, этого и ожидал: «Тот, кто не знает вида звездного неба, кто не может сразу показать, где находятся в данное время дня и года созвездия Агнца или Овна, Дракона и Персея, кто никогда не читал в старинных книгах о древнем символе смерти — созвездии Скорпиона, по которому несся тогда бледный конь Сатурн, — для того будет совершенно потеряна вся чудная прелесть и поэзия лучших мест Апокалипсиса». В свою очередь, ученые ругали Морозова за чересчур вольное обращение с древним текстом. В этом была доля истины. Сейчас некоторые последователи Морозова утверждают даже, что Апокалипсис был создан в XV веке. Но как бы то ни было, Морозов был первым, кто предположил, что автор «Откровения» описывал реальную картину. Но где и когда он мог видеть столь чудовищные детали?

В «Откровении», например, говорится о том, как «упала с неба большая звезда, горящая, подобно светильнику». Может быть, описывается столкновение Земли с астероидом? Между прочим, для того чтобы уничтожить на нашей планете все живое, достаточно «камешка» размером с футбольное поле. Он, кстати, стремительно приближается к Земле — его зовут МN-4. Диаметр этого астероида составляет 300 — 400 метров. Летом 2004 года американская обсерватория Китпик даже объявила, что в 2029 году наша планета окажется на пути астероида. Потом, правда, проверили расчеты, и оказалось, что столкновения не будет — орбита МN-4 пройдет примерно на расстоянии около 40 тысяч километров от центра Земли. Так что на этот раз пронесло. Впрочем, ненадолго. Пройдя так близко от Земли, МN-4 под воздействием земной гравитации может изменить свою орбиту таким образом, что вернется к нам через семь лет, в 2036 году. И вот этот год может стать последним в истории человечества. При самых оптимистичных прогнозах на нашей планете произойдут невероятной силы землетрясения, ураганные ветры и гигантские цунами.

Но из текста «Откровения» следует, что оно было написано после распятия Христа, а с той поры астероиды на Землю, насколько известно, не падали. Одно из двух — либо в древний ветхозаветный текст были внесены коррективы, либо речь идет не об астероиде, а о комете. Скорее всего, верно второе, потому что автор «Откровения» счел своим долгом уточнить: «Знамение явилось на небе: большой красный дракон с семью головами и с десятью рогами, и на головах его семь диадем. Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю». Не исключено, что это была знаменитая комета Галлея, навещающая нас примерно каждые 77 лет. Последний раз она прилетала в 1986 году и, надо сказать, ни на кого не произвела впечатления. Но это произошло потому, что Земля занимала на орбите неудачное положение, оказавшись далеко от кометы. В древности появление кометы Галлея внушало суеверный страх и ужас. Вот как описывал античный историк очередной ее визит: «Появившись на северо-востоке, комета поднималась в форме гигантского кипариса на огромную высоту, затем постепенно уменьшалась в размерах и склонялась к югу, пылая сильным огнем и распространяя ослепительные яркие лучи».

Но, помимо кометы, автор «Откровения» рассказал о «великом землетрясении, какого не бывало с тех пор, как люди на земле». Толчков, судя по всему, было несколько, причем в Апокалипсисе со знанием дела перечислены акустические (трубящие ангелы) и оптические («и солнце стало мрачно, как власяница, и луна сделалась, как кровь») эффекты, возникающие при сильных землетрясениях. Осталось лишь выяснить, где это все происходило.

Автор «Откровения», видимо, был знаком с таким природным явлением, как землетрясение, но впервые столкнулся с совершенно необъяснимым его эффектом: «И стал я на песке морском, и увидел выходящего из моря зверя». Многочисленные толкователи Апокалипсиса не усматривают в этом ничего необычного, будто в глубинах океана полно всякого зверья, которое только и ждет благоприятного момента, чтобы выйти на свет. Они не обращают внимания на другие слова «Откровения»: «И видел я как бы стеклянное море, смешанное с огнем».

Разве такое может быть? Конечно, может, причем едва ли не единственное место на Земле, где это происходит, — Крым. В ходе сильного землетрясения в сентябре 1927 года на море под Севастополем из-за выхода и самовоспламенения газа появились огромные столбы дыма и огонь. Очевидцы этого события в один голос утверждали, что увиденное ими просто не поддается описанию. Между прочим, в 989 году землетрясение в Крыму происходило почти одновременно с появлением кометы Галлея. Об этом писал византийский историк Лев Диакон: «И на другие тягчайшие беды указывал восход появившейся тогда звезды, а также напугавшие всех огненные столбы, которые показались затем поздней ночью в северной части неба, ведь они знаменовали взятие тавроскифами Херсона». (Кстати, очень интересно, почему Диакон называет дружину киевского князя Владимира тавроскифами.) Если огненные столбы были видны из Константинополя (ныне — Стамбул), то представьте, как они выглядели в Крыму. Немудрено, что автор «Откровения» видел то огромного зверя, то семь ангелов, то четырех всадников.

Можно предположить, что город, который был разрушен землетрясением, назывался Херсонесом. Поначалу «десятая часть города пала, и погибло при землетрясении семь тысяч имен человеческих, и прочие объяты были страхом». Во время следующего толчка «город великий распался на три части. И всякий остров убежал, и гор не стало». Но это было еще не все. Автор «Откровения» очень сокрушался по поводу того, что были «истоптаны ягоды за городом и все одушевленное умерло в море». Упоминает он и о том, что были отравлены «полынью» (серой) пресноводные источники, в результате чего «сделались отвратительные, гнойные раны на людях». А в довершение всего «рассвирепели язычники».

Конечно, Херсонес был городом не столь великим, как, например, Рим. Но путем несложных вычислений можно установить, что в апокалипсическом Вавилоне жило всего-навсего 70 тысяч «имен человеческих». Автор «Откровения», судя по всему, в больших городах никогда не бывал. Кстати, и его священный сан был невелик — он адресовал свое послание всего лишь семи мелкопоместным церквам (епархиям). Если бы дело происходило в VIII веке, то автором «Откровения» вполне мог быть, например, епископ Иоанн Готский. Интересно, что память об этом христианском священнике жила среди южнобережных татар-мусульман даже в 20-е годы прошлого века. Но кто бы ни был автором Апокалипсиса, а благодаря ему крымчане вполне могут, прочитав эту книгу, удостовериться, каким будет конец света. В сущности, ничего особенного.

Михаил Володин, "1K"