21 сентября 2012 г.

Выдающийся врач Сергей Боткин рекомендовал Ялту, как «лечебную станцию для слабогрудых»

Сергей Боткин
В честь этого врача назвали болезнь «грязных рук», аптеку и улицу в Ялте. Его восковая фигура — в анатомическом музее Крымского медуниверситета. На нескольких зданиях Симферополя — мемориальные доски, сообщающие, что он работал здесь в Крымскую войну. А по «его» тропе с удовольствием ходят туристы. Сергею Боткину исполнилось 180 лет. Часть жизни он провёл в Крыму.

Сергей, появившийся на свет 17 сентября (по новому стилю) 1832 года, был 11 ребёнком в московской купеческой семье Петра Кононовича Боткина и Анны Ивановны Постниковой. У отца будущего врача было 25 детей от двух браков, в живых осталось 14, рано ушли из жизни и жёны Петра Боткина Сергей лишился матери в 6 лет. Пётр Боткин торговал чаем, именно он завёз в Россию этот напиток из Индии и Цейлона. А вот заниматься воспитанием детей удавалось нечасто: заботу о Сергее взял на себя брат Василий, который был старше на 21 год. Благодаря Василию Петровичу, литератору и искусствоведу, Сергей с малых лет был знаком с Михаилом Щепкиным и Львом Толстым, Иваном Тургеневым и Николаем Некрасовым. Кстати, Тургенев вывел образ Василия в Дмитрии Рудине герое одноимённого романа, а Николай Некрасов посвятил четвёртую часть поэмы «Кому на Руси жить хорошо» Сергею в знак благодарности за лечение в Ялте в 1876 году. Впрочем, врачом Сергей Боткин мог и не стать: мечтал поступить на математический факультет Московского университета. Вмешалась судьба в лице императора Николая I, своим указом прекратившего приём на все факультеты кроме медицинского. Сергей поступил на него и не разочаровался. Однокурсник Николай Белоголовый вспоминал, что у парня были способности к простукиванию (перкуссии) и прослушиванию (аускультации). Прослушав и «простучав» больного, он удивительно точно ставил диагноз.

Сергей Боткин обследует пациента

Врачебного опыта Сергей Боткин набирался в Крыму под руководством знаменитого Николая Пирогова в госпитальных лазаретах и тифозных бараках Бахчисарая и Симферополя во время Крымской войны. Окончив университет с отличием, он по совету наставника Тимофея Грановского уехал в Симферополь. Четыре месяца служил ассистентом при Пирогове. Сохранилась дневниковая запись Боткина:
В условиях военного времени хорошо известные заболевания могут протекать не так, как в мирной обстановке. Особенность военной медицины в особенности быта солдат. Изучение быта солдатского должно быть первым основанием деятельности военного врача: предупредить развитие болезней, уменьшить число заболевающих ещё важнее, чем вылечить захворавшего.
Врач Сергей Боткин

Позже крымский опыт, приумноженный в Русско­турецкой войне 1877–1878 годов, он превратит в теорию военнополевой терапии, на которую и сейчас опираются военврачи.

В симферопольских госпиталях Сергей Боткин дежурил на кухне, чтобы никто не мог покуситься на рацион раненых; организовывал военномедицинские службы, изучал влияние контузий на возникновение внутренних болезней. Неудивительно, что заслужил похвалу Николая Пирогова. Возможно, именно это окончательно убедило в правильности выбора медицина.

Сергей Боткин наблюдает пациента

Он совершенствовал знания в клиниках Европы. В 29 лет защитил в Петербургской медикохирургической академии докторскую диссертацию и почти три десятилетия руководил кафедрой академической терапевтической клиники. Сергея Боткина называют основоположником научной клинической медицины: определил значение центральной нервной системы, доказал, что к больным нужно подходить индивидуально, учитывая возраст, условия жизни. Создал первую в России лабораторию, где проводил исследования, изучал действие лекарств на организм. Даже применением термометра для измерения температуры мы тоже обязаны Боткину. И идею бесплатной медицины, доступной каждому, впервые выдвинул и воплотил в жизнь он, создав бесплатную амбулаторию первую в России. Много практиковал в ней. Будучи председателем Общества русских врачей, добился строительства в Санкт-Петербурге бесплатной Александровской больницы, сейчас она носит его имя. Подобные стали появляться и в других крупных городах. Будучи председателем правительственной комиссии по улучшению санитарного состояния и снижения смертности в Российской Империи, ввёл институт санитарных врачей и положил начало бесплатной медпомощи на дому. Сегодня большинство медицинских работников женщины. Это тоже заслуга Боткина: при его участии открыта первая в мире высшая медицинская школа для женщин.

Сергей Боткин осматривает Пациента
Сергей Боткин писал брату: «Работаю 40 часов в сутки». Но даже при этом находил полчаса, чтобы посвятить любимому занятию игре на виолончели. «Это моя освежающая ванна», любил повторять. «Принимал» её и в Крыму, куда приезжал с членами императорской семьи, особенно с матерью и женой Александра II Александрой Фёдоровной и Марией Александровной. Он, первым из русских врачей ставший в 1870 году лейб-медиком (придворным доктором), рекомендует ехать в Ялту, открытую им как «лечебная станция для слабогрудых» (лёгочников). Неповторимый южнобережный воздух, настоянный на аромате хвойных деревьев, горных трав, «блистательное действие морских купаний». Но отмечал:
Живописность Крыма, прелестный его климат стоят в неимоверном контрасте с отсутствием всего похожего на комфорт для злополучного путешественника. Как больничная станция он имеет большую будущность, лишь бы появились необходимые удобства.
Он разрабатывал маршруты лечебных прогулок, а для своих монарших пациентов дворцовые курорты. Дворцы, в советское время в большинстве своём ставшие доступными всем санаториями, рекомендовал строить в 300–500 метрах от моря, с обязательным хвойным парком вокруг. Так в Эриклике (ныне п. Горное) по рекомендации Боткина появился санаторий для императрицы, а в Ялте на Поликуровском холме лечебный корпус.

Сергея Петрович не стало в 1889 году. А служение медицине и Отечеству от отца унаследовали и дети. Сергей Сергеевич стал профессором Военно­медицинской академии, участвовал в Русско­японской войне в качестве уполномоченного Красного Креста. Добровольцем на ту войну ушёл и врач Евгений Сергеевич, а при императоре Николае II он стал лейб-медиком и тоже часто бывал в Крыму, в Ливадии. После свержения самодержавия вместе с императорской семьёй отправился в ссылку в Тобольск, где, как завещал когда­то отец, бесплатно лечил местных жителей и погиб вместе с семьёй Николая II.

Кстати


Сергей Боткин первым из придворных медиков стал не только слушать об ощущениях болеющих членов императорской семьи, но и применять для постановки диагноза анализы, постукивания, ощупывание, прослушивание дыхания через трубку.

Сергею Боткину мы обязаны:

  • применением термометра;
  • взятием анализов;
  • санитарно­эпидемиологической службой;
  • бесплатной медициной;
  • появлением женщин-врачей;
  • крымскими курортами;
  • понятием «бархатный сезон», когда вслед за императрицей, приезжавшей в Крым осенью, потянулись светские дамы в бархатных платьях.

Боткинская тропа


Боткинская тропа

Сергей Боткин любил ходить пешком, считая это лучшим средством для укрепления сердечно-сосудистой и дыхательной систем. Особенно полюбил тропку меж соснами, где шумят воды ручья Святого Димитрия и двух водопадов, открывается прекрасный вид на склоны Крымских гор. В 1901 году по инициативе ученика врача Владимира Дмитриева Ялтинское отделение Крымско-Кавказского горного клуба присвоило этой тропе имя Боткина. Сейчас этот маршрут 12-километровый, с максимальной высотой над уровнем моря 650 метров. Начинается между Поляной сказок и рестораном, проходит три мостика, водопад Яузлар, скалу Ставри-Кая и заканчивается у водопада Учан-Су.

«Крымская Правда»

Читайте также: