Севастополь — самый перспективный город Крыма

Севастополь является наиболее перспективным городом в Крыму в плане развития туристической отрасли, заявил министр курортов и туризма АРК Владимир Савельев под время "круглого стола" "Перспективы севастопольского туризма: мифы или реальность?"

"Севастополь имеет огромный туристический и курортный потенциал: здесь есть соответствующие дороги, аэропорт, железнодорожный и автобусный вокзалы, порты. И сегодня Севастополь готов к широкому развитию туристической отрасли", - сказал министр.

По словам Савельева, Севастополь в настоящее время занимает второе, после Ялты, место по количеству туристов. Вместе с тем, как отметил министр, "город следует больше раскручивать в российских СМИ". По его мнению, Севастополю, чтобы привлечь западного туриста, необходимо также отработать систему брендов.

Среди главных, как считает Савельев, - Крымская война 1854-1855 лет, православие, имеется в виду в первую очередь национальный заповедник "Херсонес Таврический", где, по преданию киевский князь Владимир получил христианство, и Балаклава, которая, "должна помочь вовлечь в туризм в город англичан".

В то же время относительно перспектив предоставления Севастополю статуса города-курорта, министр высказался скептически. По его мнению, речь может идти лишь о курортных зонах в отдельных бухтах города или в других местах.

Напомним, что глава Севастопольской городской государственной администрации Сергей Куницын несколько месяцев назад на совещании в Севастополе дал поручение соответствующим структурным подразделениям горадминистрации подготовить необходимые документы для получения Севастополем статуса города-курорта.

Крымские готы и гунны

В середине III века в Крым переселяются готы. «Готами» назывался союз германских племен. Среди них были племена острготов (остготов), везеготов (вестготов), герулов, боранов, карпов и других. Прародина готов находилась на территории современного Скандинавского полуострова. Какие причины побудили готов начать продвижение на юг, в точности неизвестно. Высказывают предположения об изменении климата Скандинавии, о возрастании численности населения полуострова, скудные почвы которого не могли прокормить ставших многочисленными готов. В любом случае в I в. н. э. готы переселяются на южный берег Балтийского моря, а к середине III в. они заняли огромные территории от Нижнего Дуная на западе до Днепра на востоке.

Античные города Крыма

С глубокой древности морские пути связывали побережье Черного моря со Средиземноморьем, где в конце II - начале I тысячелетия до н.э. возникла великая цивилизация Греции. От берегов Эллады отважные мореходы отправлялись на поиски новых земель.

Там, где сейчас расположены крупные морские порты, промышленные и курортные центры Крыма - Евпатория, Севастополь, Феодосия и Керчь, в VI - V вв. до н.э. греки основали города Керкинитиду, Херсонес, Феодосию, Пантикапей, а вблизи него - Мирмекий, Тиритаку, Нимфей, Киммерик и другие. Каждый из них был центром сельскохозяйственного района, где выращивали пшеницу, культивировали виноград, разводили скот. В городах находились храмы, общественные и административные здания, рынки, мастерские ремесленников. Удобное географическое положение способствовало развитию торговли. Купцы вывозили в Средиземноморье рабов и продукты сельского хозяйства, закупленные у местных племен - скифов, меотов, синдов. В обмен из городов Балканского полуострова и Малой Азии привозили оливковое масло, вино, предметы искусства и ремесел.

Херсонес был основан в 421 г. до н.э. на берегу бухты, которую сейчас называют Карантинной. Позднее город значительно расширил владения. В период расцвета ему подчинялись Керкинитида, Прекрасная гавань (на месте современного поселка Черноморского) и другие поселения северо-западного Крыма.

Херсонесское государство было рабовладельческой демократической республикой. Высшим органом власти являлись народное собрание и совет, решавшие все вопросы внешней и внутренней политики. Руководящая роль в управлении принадлежала крупнейшим рабовладельцам, имена которых донесли херсонесские надписи и монеты.

Археологические раскопки, начатые еще в 1827 году, показали, что город был хорошо укреплен. Остатки оборонительных сооружений - массивные башни, крепости, части каменных стен - сохранились также на всей территории государства. Это говорит о постоянной военной опасности, которой подвергались жители. Об их патриотизме рассказывает знаменитая Херсонесская присяга. Ее текст был высечен в конце IV - начале III вв. до н.э. на мраморной плите, найденной при раскопках города:

..."Клянусь Зевсом, Геей, Гелиосом, Девою, богами и богинями олимпийскими... Я не предам Херсонеса..."

Херсонесцы клялись, что не предадут врагам ни города, ни его владений, будут охранять демократический строй, не разгласят государственной тайны.

Как подтвердили археологические исследования, город имел правильную планировку. Жилые дома были объединены в кварталы, улицы пересекались под прямым углом. Их мостили мелким камнем. Вдоль улиц проходили каменные водостоки. На площадях возвышались храмы. Общественные здания и дома богатых граждан украшали колоннадами и мозаичными полами.

От античных построек до наших дней дошли лишь основания стен и подвальные помещения. Особенно интересны монетный двор, бани, руины театра, существовавшего с III в. до н. э. по IV в. н. э. От него частично сохранились только лестничные проходы и каменные скамьи для зрителей. Судя по их размерам, театр вмещал до 3 тысяч зрителей.

Около городских стен располагался район ремесленников. Там археологи обнаружили остатки керамического производства: печи для обжига глиняной посуды, штампы для орнаментов, формы для изготовления терракотовых рельефов. Процветали в Херсонесе и другие ремесла - металлообрабатывающее, ювелирное, ткацкое.

Крупнейшим античным государством Причерноморья было так называемое Боспорское царство. Оно образовалось в результате объединения первоначально независимых греческих городов, таких, как Пантикапей, Мирмекий, Тиритака, Фанагория и других, расположенных по берегам Боспора Киммерийского - современного Керченского пролива. Столицей государства стал Пантикапей. С 438 г. до н.э. более трехсот лет им правила династия Спартокидов.

В конце V - начале IV вв. до н.э. к владениям Боспора были присоединены Нимфей и Феодосия, а также земли, населенные другими племенами. В I в. до н.э. Боспор захватил большую часть территории Крыма, подчинил себе Херсонес.

Раскопки на горе Митридат, проводившиеся в Керчи с конца XIX в., позволили восстановить размеры и план Пантикапея. На вершине находился акрополь - центральное укрепление города с мощными оборонительными стенами и башнями. Внутри него размещались важнейшие храмы и общественные здания. Вниз по склонам террасами спускались кварталы из одно- или двухэтажных каменных строений. Весь город и его окрестности были опоясаны многочисленными линиями укреплений. Глубокая и удобная гавань надежно укрывала торговые и военные суда.

Найденные обломки мраморных статуй, куски расписной штукатурки и архитектурные детали позволяют говорить о богатом убранстве площадей и зданий города, о мастерстве древних архитекторов и строителей.

На месте Мирмекия и Тиритаки, недалеко от Керчи, кроме городских стен, жилых домов и святилищ, археологи открыли несколько виноделен и ванны для засолки рыбы. В Нимфее, близ современного поселка Героевки, - храмы Деметры, Афродиты и Кабиров; в Илурате, около современной деревни Ивановки, - боспорское военное поселение первых веков н.э., охранявшее подступы к столице.

Рядом с каждым античным городом находился его некрополь - город мертвых. Обычно хоронили в простых земляных могилах, иногда выложенных черепицей или каменными плитами. Богатых и знатных помещали в деревянные или каменные саркофаги. Для их погребения сооружали склепы, сложенные из камней или вырубленные в скалах. Стены склепов и саркофагов украшали росписью, рельефами, инкрустацией. На них наносили орнаменты, изображали мифологические сюжеты, сцены реальной жизни. Вместе с умершим клали принадлежавшие ему вещи: украшения, посуду, оружие, сосуды с благовониями, терракотовые статуэтки и другие предметы. В одном из пантикапейских погребений III в. н.э., возможно, боспорского царя Рискупорида, была найдена уникальная золотая маска, воспроизводившая черты лица умершего.

Исследователей давно заинтересовали большие курганы, расположенные в окрестностях Керчи. В них обнаружили захоронения боспорских царей и знати с выдающимися произведениями греческого искусства: золотыми и серебряными украшениями, изделиями из бронзы и стекла, расписными и фигурными вазами.

Шедевром мирового искусства по праву считают золотые височные подвески IV в. до н.э. из кургана Куль-Оба. Они выполнены в виде дисков, к которым прикреплены многочисленные плетеные перекрещивающиеся цепочки, соединенные пластинками и розетками. На диске диаметром 7 см - рельеф головы Афины в шлеме с хорошо различимыми фигурками грифонов, совы и змеи. Тончайшие илигранные пластинки, розетки, а также окружность диска покрыты зернью и голубой эмалью.

Наиболее ценные находки из раскопок античных городов Крыма представлены в коллекциях Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге, Государственного Исторического музея и Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина в Москве, а также других.

Сейчас на территории Херсонеса в Севастополе и на горе Митридат в Керчи организованы заповедники. Ежегодно тысячи людей приезжают туда, чтобы пройти по улицам и площадям древних городов, познакомиться с величайшими памятниками культуры, лучше узнать далекое прошлое нашей Родины.

Энциклопедия «Достопримечательности Крыма»

Крым в эпоху раннего средневековья

Начиная с гуннского времени (IV-V вв.), горные районы Крыма стали своеобразной контактной зоной, пролегшей между побережьем и степью. Они не были столь надежно защищены от внешних влияний как, например, внутренние районы Кавказа. Лишь Южный берег Крыма представлял собою изолированную Главной грядой крымских гор территорию, труднодоступную для степняков, но беззащитную от нападений со стороны Черного моря.

В начале 70-х гг. IV в. гуннами были подчинены северокавказские аланские племена, а в конце IV в. ими были завоеваны пространства между Волгой и Доном. В состав образовавшегося гуннского союза племен входили и территории степного Крыма. Но после поражения, которое гунны потерпели в 451 г. на Каталаунских полях (территория современной Франции), это огромное политическое объединение быстро распалось. Однако на Керченском полуострове и в Приазовье еще около столетия существовало гуннское княжество, ликвидированное Византией путем прямой военной экспансии в правление императора Юстиниана I.

Во 2-й половине VI в. степные районы Приазовья и Северного Кавказа вошли на короткое время в состав гигантской империи - Тюркского каганата. После его гибели в результате междоусобных раздоров из его состава выделились племена болгар и хазар, до этого на короткое время объединившиеся в так называемую Великую Болгарию, занимавшую приазовские степи. Хазарский каганат сформировался к середине VII в. Как известно, болгарский хан Аспурх, не смирившись с хазарским господством, увел свою орду на Дунай и Добруджу, где в начале 80-х гг. VII в. начинается формирование первого болгарского государства. В конце VII - начале VIII в. массы болгар, подчинившихся хазарам, продвигаются в степные и предгорные районы Восточного и Центрального Крыма. Распространение их отмечено довольно многочисленными памятниками салтово-маяцкой культуры.

Следует отметить, что тюрко-болгары не проникли в глубинные районы Юго-Западной Таврики, будучи встречены там христианизированным населением, смешанным по своему составу (преимущественно аланы и готы). Возможно, Внутренняя гряда Крымских гор на участке между современными поселками Почтовым и Куйбышево Бахчисарайского района создавала своеобразную границу между этими двумя этническими массивами, и соответственно здесь сформировались две зоны политического влияния: хазарская и византийская. Первоначально отношения были мирными, может быть даже союзническими. Ведь у Византии и Хазарии был общий недруг - Арабский Халифат и Иран. Однако в конце VII в. хазары предпринимают активные действия против Византии, поддержав борьбу Херсона (античный Херсонес) с императором Юстинианом II. Через столетие, в конце VIII в. картина меняется. Хазары начинают захватывать крепости в Юго-Западной Таврике, и это вызывает вооруженное выступление ее населения, известное как восстание под руководством Иоанна Готского, архиепископа, возглавлявшего Готскую епархию. В состав ее входили районы Южной и Юго- Западной Таврики.

Поводом для восстания послужил захват хазарами крепости Дорос. Возможно, после этого она получила новое наименование - Мангуп. Не исключено, что к середине IX в. хазары овладели в Крыму большей частью его горной территории за исключением земель, находившихся в непосредственной близости от Херсона.

Однако к концу столетия положение начинает меняться в пользу Византии, которая сумела преодолеть внутренний кризис иконоборческого времени и отбила натиск арабов на своих южных границах. По сведениям императора Константина Багрянородного в 30-х гг. IX в. создается фема Херсона, потеснившая владения хазар. Во второй половине Х в. Хазария окончательно утрачивает степную и предгорную часть полуострова, которая становится объектом нападении печенежских племен. С середины XI в. по начало XIII в. она находилась в зоне половецкого влияния.

Крымские горы не велики, они не создавали непреодолимых препятствий для пришельцев, но в то же время они могли служить прибежищем для земледельческого населения, поддерживающего мирные контакты с кочевниками. Правда, эти отношения нередко сменялись всплесками военной активности последних. Особенно опасными для горцев были периоды, когда в степях происходила смена населения или политическая переориентация, а это случалось не раз. Поэтому поселения располагались не только в долинах, но и поднимались на вершины труднодоступных отрогов горных массивов или же занимали поверхность известковых останцов, т. е. отдельно стоящих плато. Эти естественные крепости по мере обживания дополнялись элементами искусственной фортификации, в которой отразились как теория и опыт позднеримского военно-инженерного искусства, так и традиции местного строительного дела.

Среди такого рода укреплений, зародившихся на рубеже античности и средневековья, особой известностью пользуются так называемые "пещерные города". Топографически они привязаны к юго-западному району Внутренней гряды, отделяющей собственно Горный Крым от предгорий и степей. Куэсты, образующие Внутреннюю гряду, имеют пологие, спадающие в Продольную долину северо-западные склоны; на юго-восток же гряда выступает отвесными обрывами. В эпоху Великого переселения народов (III-IX вв.) она стала границей между двумя мирами: кочевников-скотоводов степей и оседлых пастушеских земледельцев горных долин. Именно это пограничье и было зоной концентрации "пещерных городов". Исторические известия о некоторых из них появляются более тысячи лет назад. Так, Мангуп впервые упоминается в Х в. (возможно, в VII-Vlll вв. он фигурирует под именем Дорос), Кырк-Ор (Чуфут-Кале) - в XIII в. Каламита (Инкерман) - XIV в. Другие же известны лишь под своими позднейшими названиями, возникшими в среде татарского населения, которое застало эти города уже мертвыми, например, Бакла (фасоль, или, возможно мера для хлеба), Тепе-Кермен (холм-крепость), Эски- Кермен (старая крепость) Кыз-Кермен (девичья крепость) и др.

После присоединения Крыма к России возрос интерес к древностям полуострова, его начинали посещать как серьезные, хорошо подготовленные исследователи (П. Паллас, П. Кеппен), так и путешественники-дилетанты, искатели романтических впечатлений (М. Гутри, Э. Кларк, П. Сумароков, И. Муравьев-Апостол и др.) Eсли первые стремились к точным описаниям и осторожным выводам, то вторые спешили перенести на бумагу свои восторженные впечатления, простодушно подкрепляя их вольными историческими экскурсиями. Поселения Внутренней гряды оказали на сентиментально настроенных туристов неизгладимое впечатление обилием искусственных пещер и экзотикой местоположения. Термин "пещерные города" возникал сам собой. Cейчас уже трудно установить, кто первый произнес это словосочетание, но привилось оно быстро, породив немало фантастических теорий относительно происхождения этих поселений. Одни авторы полагали, что пещеры созданы первобытными обитателями Крыма, троглодитами, другие относили их к готам, арианам, третьи в недоумении разводили руками. В книге П. Кеппена "О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических" (1837 г.) содержались очень важные наблюдения, во многом подтвержденные позднейшими исследованиями. Он отметил наличие среди пещерных сооружений христианских церквей, описал также остатки оборонительных и других построек. По мнению Кеппена, основание этих поселений можно было отнести к раннесредневековой эпохе.

В 1853 г. на самом крупном из "пещерных городов" - Мангупе начались исследования средневекового Крыма. Развернувшись в последующее время, они показали, что далеко не все поселения, объединенные под устоявшимся названием "пещерные города", были настоящими городами в социально-экономическом значении этого термина. Проблема их классификации оказалась настолько сложной, что и по сей день ведутся споры о том, чем был тот или иной памятник: городским или сельским поселением, монастырем или феодальным замком. Такая неопределенность имеет две причины. Первая - это крайний недостаток письменных источников по истории средневековой Таврики, особенно раннего периода, вторая - пока еще недостаточная изученность "пещерных городов" в археологическом отношении, хотя в этом направлении сделано немало.

В 20-30-е гг., кроме Мангупа, начались археологические раскопки на Чуфут-Кале и Эски-Кермене. В послевоенные годы развернулось изучение Баклы, Тепе-Кермена, Сюреньского укрепления, Каламиты и др. В последние годы исследования в этой области значительно интенсифицировались, в них принимают участие различные учреждения: институты археологии, университеты, музеи. Полученный материал позволил по-новому подойти к вопросам истории Крыма в целом и "пещерных городов", в частности.

Было установлено, что искусственные пещеры отнюдь не были здесь единственными жилыми помещениями, наоборот, жилых оказалось очень мало. В скалах высекали, во-первых, хранилища для съестных припасов (главным образом, зерна) и хозяйственного инвентаря, загоны для скота; во-вторых, оборонительные казематы, из которых можно было обстреливать неприятеля на подступах к поселению; в- третьих, культовые помещения, церкви и усыпальницы. Население же обитало в наземных домах, тип которых хорошо известен по раскопкам средневековых слоев Херсонеса. Вторгшись на полуостров, татары-кочевники по мере оседания в Крыму во многом перенимали культуру и быт, местного населения, заимствовав, в частности, и архитектуру постоянных жилищ, до этого им не знакомых. Нижний этаж такого был складом хозяйственного инвентаря и стойлом для скота. Верхний же имел жилое назначение.

В давно уже ведущихся спорах о времени и обстоятельствах происхождения "пещерных городов" можно выделить две основные точки зрения. Одни исследователи видят в этих памятниках результат активной внешней политики Византии, которая на протяжении V и VI вв. стремилась укрепить границы своих владений крепостями и укрепленными линиями. Такого рода мероприятия осуществлялись в Северной Африке, Южной Италии, на Балканах, в Подунавье, на восточном побережье Черного моря. Предполагают, что Крымский полуостров входил тогда в сферу влияния византийского правительства, стремившегося отгородить от нашествий кочевых племен принадлежавшие ему горные районы. Сторонники этого взгляда ссылаются на данные литературных и эпиграфических источников, а также на облик материальной культуры раннесредневекового Херсонеса, являвшегося форпостом византийского влияния в Таврике. По их мнению, защита была организована путем создания в горном Юго-Западном Крыму линии укреплений в виде "пещерных городов". Время этого строительства определяется концом V или первой половиной VI в. Для обоснования этого взгляда привлекают фрагмент из сочинения византийского историка VI в. Прокопия кесарийского "О постройках", в котором превозносится созидательная деятельность Юстиниана I. Говоря о мероприятиях, осуществленных на северном берегу Черного моря, Прокопий сообщает об усилении крепостных сооружений Боспора и Херсонеса, а также упоминает о строительстве "длинных стен" в некой стране Дори, населенной готами- земледельцами, союзниками Византии. Сторонники мнения о византийском происхождении "пещерных городов" склонны связывать содержание этого отрывка с Юго-Западной Таврикой, понимая под "длинными стенами" цепь крепостей, прикрывавших крымские владения империи. Изложенная точка зрения имеет ряд слабых мест, связанных с известной умозрительностью гипотезы.

Анализ данных, которые получили при раскопках конкретных памятников, проведенных с учетом топографии местности, позволил крымским археологам внести ясность в проблему. Выяснилось, что настоящими крепостями, вмещавшими значительные гарнизоны, способные защищать горные долины, оказались лишь Мангуп, Эски - Кермен и Чуфут-Кале. Укрепленная их территория позволяла там, как содержать значительные воинские контингенты, так и принимать укрывающееся от врагов местное население. Остальные пункты вообще не имели фортификаций или же по своим размерам могли быть лишь укрепленными убежищами и замками, способными вмещать ничтожные гарнизоны и немногочисленных обитателей округи. Сейчас практически все "пещерные города" затронуты археологическими исследованиями, одни больше, другие - меньше. В результате распалась не только топографическая, но и хронологическая основа для отнесения их к юстиниановскому времени. Это послужило исходным моментом для другой точки зрения на "пещерные города", как на разнотипные и разновременные памятники. Согласно этому взгляду, они зарождаются и развиваются на протяжении второй половины I тысячелетия н. э., отражая процесс становления феодальных отношений в Таврике, который в основном завершился к X-XI вв. На протяжении почти полтысячелетия формировались центры ремесла и торговли, резиденции феодальной администрации, монашеские обители, открытые земледельческие поселения. С позиции такого подхода вопрос о возникновении того или иного памятника следует решать, учитывая совокупность многих исторических обстоятельств. Типологически они могут быть разделены на группы. К первой относятся значительные по площади городища, бывшие, вероятно, подлинными городами средневековья в Таврике. К их числу можно отнести Мангуп, Эски-Кермен, Чуфут-Кале, возникшие на главных торговых путях, связывавших побережье Юго-Западного Крыма со степными районами. Вторая группа - это небольшие городища. Вероятно, они прошли трансформацию от убежищ небольших общин до феодальных замков эпохи развитого средневековья. К ним могут быть отнесены, Каламита-Инкерман, Cюреньское укрепление, Тепе-Кермен и укрепление на территории Баклы. В последние годы наметилась тенденция рассматривать Баклинский археологический комплекс в качестве малого горного центра. К третьей группе относятся поселения, трактуемые как христианские монастыри. Ряд авторов предполагает их возникновение в VIII-IX вв. В связи с монашеской иконопочитательской эмиграцией в Таврике, вызванной иконоборческой политикой византийских императоров и саврийской династии. Однако существует иная точка зрения, согласно которой большинство этих обителей могло появиться в период, когда в среде оседлого населения Крыма окончательно утвердилось христианство, т. е. не ранее Х-XI вв. Характерной особенностью этих памятников является наличие разнообразных по назначению искусственных пещерных сооружений, среди которых выделяются типично монастырские комплексы: церкви, трапезные, кельи. Три таких монастыря известны в окрестностях г. Белокаменска, в Монастырской и Загайтанской скалах, а также у Каменоломенного оврага. Близ с. Терновки расположены Шулдан и Чилтер. Рядом с Сюреньским укреплением - Чилтер-Коба. Последние два поселения, вероятно, составляли единый хозяйственно-административный комплекс феодального типа, сочетающий резиденции духовного и светского феодалов. Нужно назвать также Успенский монастырь в балке Марьям-дере рядом с Чуфут-Кале, известный по письменным источникам с XV в. и монастырь Качи-Кальон, имеющий выраженную специализацию хозяйства на виноградарстве и виноделии.

Изложенная трактовка "пещерных городов" исключает их связь со страной Дори и с "длинными стенами", которые сторонники данной гипотезы предлагают искать на перевалах Главной гряды, где они, возможно, сохранились в виде руин каменных оград, имеющих значительную протяженность. По этой причине в них видят следы "длинных стен", защищавших побережье, известное, кстати, еще в XV в. под названием "Готия".

Угасание ряда "пещерных городов" приходится на 2-ю половину XIII в. в связи с монголо-татарским нашествием, к XV в. безжизненными становятся Бакла, Тепе-Кермен, Эски-Кермен. Тяжелый удар был нанесен турецкой агрессией (1475 г.): прервалась жизнь в Сюреньском укреплении, в необратимый упадок пришел Мангуп. К концу XVIII - началу XIX в. практически все "пещерные города" за исключением Чуфут-Кале были оставлены жителями.

Энциклопедия «Достопримечательности Крыма»