Свято-Георгиевский монастырь времен Крымской войны

Говоря о Свято-Георгиевском монастыре, нельзя обойти вниманием пережитый монастырем плен во время Крымской войны 1854-1855 годов.

Нараставшая мощь России, ее стремление выйти к Средиземному морю не могли не вызвать опасения у Турции, которую поддерживали Англия и Франция. В 1853 году началась война, получившая название Крымской, так как основные военные действия велись у Севастополя – оплота Черноморского флота России, хотя в целом война велась от Камчатки до Средиземного моря.

Это один из немногих в истории случаев пленения целого монастыря. Инокам было запрещено в течение года и 11 месяцев выходить за ограду монастыря, но службы не прекращались. Плененные французами монахи молились за победу русского оружия. Старцы, отрекшиеся от сует мира, в течение двух лет поднимались и ложились спать под грохот орудий. Их было 12 человек, другие, находящиеся на кораблях, принимали участие в защите Севастополя. Французы заняли две монастырские гостиницы под госпиталь и жилье командования союзных войск. Третье здание использовалось под телеграфную станцию, связывавшую подводным кабелем командование войсками через Варну с Лондоном и Парижем. Неприятель разорил монастырский хутор, уничтожил сад и виноградники, увезены были древние иконы.

Одна из них в 1868 году была куплена в Висбадене флигель адъютантом гвардии полковником П.Н. Толстым и возвращена в Россию, а затем в монастырь.

В одной из гостиниц, где неприятель разместил свой госпиталь, в котором работала знаменитая Флоренс Найтингейл, одна из первых сестер милосердия. После Крымской кампании «Покои, в которых жила в монастыре… мисс Флоренс Найтингейл, охотно показываются привратником, потому что память этой леди почтительно охраняется; их предоставляют для ночлега богомольцам и иностранцам», утверждал путешественник Тельфер в 1874 году.

Монахи Георгиевского монастыря молились за победу русского оружия над супостатом, а иной раз на службу приходили французы и англичане поставить свечку за победный исход наступления на Севастопольские бастионы, где сражались приписанные к кораблям монахи.

Так история хранит имя монаха Иоанникея Савинова, или как его называли моряки «Аника-воин». Он пережил с защитниками Севастополя всю тяжесть осады: везде помогал, утешал и принимал последний вздох умирающих. Не раз его пытались отправить с передовых позиций в госпиталь, но он не соглашался говоря: «Мое место там, где утешают в страданиях и приготовляются к смерти». История Севастопольской обороны хранит такой эпизод. «Четыре роты моряков защищали Камчатский люнет 11 марта 1854 года до поздней ночи, перейдя в наступление и захватив рубежи французов, моряки начали рукопашный бой. Наши били французов прикладами, заваливали их в траншеях землей, камнями, турами. Ужасная резня доходила до крайних пределов. Французы стали подтягивать к месту боя свежие силы. Нашим приходилось плохо. «Вдруг выглянула луна, спрятавшаяся было за тучу. Среди страшного боя раздалось громкое пение тропаря: «Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы благоверному императору нашему на сопротивныя даруя …» Иеромонах Иоанникий в епитрахили, с высоко поднятым в руке крестом, торжественно воспевал молитву, не обращая внимания на носившуюся кругом смерть.

Солдаты, вдохновляемые словами молитвы, не думали об отступлении. Они слышали пение, видели перед собою бесстрашного монаха с крестом в руках и восторженно стремились вперед.

Как мог иеромонах занимался раненными, стоя на коленях под огнем он перевязывал их и говорил святые слова утешения. В бою на Камчатском люнете пуля, пущенная в него, оторвала нижнюю часть его креста и контузила отважного монаха, но, несмотря на все уговоры, он не захотел отправляться в госпиталь. Таких вот удивительных монахов готовил на флот Флотский Георгиевский монастырь. После заключения мира и снятия осады флотские священники и монастырская братия были награждены медалями «За защиту Севастополя», «В память войны 1853-1856 гг.», а также специально учрежденной наградой для духовенства – наперсным крестом на Владимирской ленте «В память войны 1853-1856гг.», с надписью на кресте: «На Тя, Господи, уповахом, да не постыдимся во веки».