Крыму угрожает «химический Чернобыль»?

В США в свое время поднялся невероятный шум из-за белого порошка в конвертах от террориста №1 Бен Ладена. Эксперты предупреждали: если подозрительный конверт получили – сразу в полицию! Кто при вскрытии чихнет – трагедия национального масштаба…

На складах под Джанкоем залегли более 400 тонн опасных ядов. И надежды на то, что эта зараза не расползется по Крыму, лишь две: на наше традиционное «авось» да на государство, которое выделит деньги на утилизацию.


А крайний – стрелочник?

Будто иссохшая в покаянной молитве рука, к грузовой площадке тянется затоптанная колея. Металлические струны железнодорожных рельсов вырваны из жизни. Почерневшие от времени коробки складов подслеповато вглядываются в окружающий пейзаж. Несмотря на порывистый ветерок, чувствуется навязчивый до тошноты запах. В горле першит. Пару раз слышится леденящий душу вой…

Далекое будущее после ядерной катастрофы? К реалиям возвращает надпись: «Яд! Огнеопасно! Не курить!»…

После распада СССР колхозам и совхозам денег перестало хватать на самое необходимое. Хозяйства Джанкойского района Крыма не стали исключением. Разбрелись по частным рукам сельские общежития, детские сады. Ушли «налево» сеялки, веялки, трактора. Остался запас ядохимикатов. И пришла кому-то в голову мысль свезти их в одно место – на химбазу Джанкойского «Райагрохима». Как выразился бывший председатель «Райагрохима» Владимир Теслик, решение было логичным, вот только яды свозили «как в яму».

Некоторые хозяйства заключали договоры на хранение, кто-то старался спихнуть груз без всяких бумажек. В итоге общее количество ядохимикатов достигло 408-тонной отметки. Пытался Теслик разобраться с финансовой составляющей договоров («чтоб сторожам было чем платить»). Однако ему мягко намекнули, чтобы не совал нос не в свои дела. Но уж очень не хотелось директору в случае чего оказаться стрелочником…

Яды официальные и не очень

Железнодорожная ветка некогда вела прямо к складам. Примерно пару лет назад рельсы «ушли». Руководство «Райагрохима» обратилось в правоохранительные органы. Более 600 метров полотна оценили в 27 тысяч гривен. Жителю одного из сел, у которого, как поговаривают, до этого были нелады с законом, вкатали срок. Как один человек сумел за ночь разобрать, порезать и вывезти такое количество полотна – никто даже не задумался. По версии неофициальной, за рельсами прибыли грузовики некой конторы, имеющей отношение к сбору металлолома. И якобы сторожу при этом сунули под нос официальную бумагу…

После принятия Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях (2001 год) 9 из 12 опасных пестицидов на Украине запрещены. Яды необходимо хранить с минимальной опасностью для окружающей среды, со временем уничтожать. В 2005 было осуществлено перетаривание непригодных пестицидов на складах Джанкойского района: их поместили в 100- и 120-литровые бочки, предоставленные в рамках украино-датского проекта по устранению риска, связанного с накоплением на Украине непригодных или запрещенных к использованию пестицидов.

По данным Министерства экологии и природных ресурсов Украины, с середины 60-х годов ХХ века в стране скопилось множество непригодных или запрещенных пестицидов и других ядохимикатов, используемых в сельском хозяйстве. Официальные цифры и оценки независимых экспертов разнятся. Хотя от того, сколько на самом деле в стране ядов – 15 000 тонн «официальных» или 22 000 тонн «неофициальных», смертоносность каждого грамма меньше не становится. Кстати, по данным открытых источников, условия хранения опасных ядов у нас зачастую, мягко выражаясь, не соответствует действующим стандартам.

Особенности постиндустриального «туризма»

Автору этих строк удалось спокойно попасть на территорию Джанкойской базы «Райагрохима» и побродить полчасика с фотоаппаратом, словно туристу. Подумалось: охраняются ли склады вообще?

Как следует из письма руководства Главного управления МЧС Украины в Крыму, направленного в Совмин автономии в октябре прошлого года, - охраняются! Но «на сегодня, учитывая дефицит средств в агропромышленном комплексе, сельхозпредприятия не имеют возможности обеспечить необходимые условия для хранения и учета ядохимикатов». А «склады и базы хранения в течение последних 20 лет находятся в неудовлетворительном состоянии» и не могут «самостоятельно платить за перетаривание, вывоз и утилизацию запрещенных и непригодных химических средств защиты растений».

В 2006 норматив отчислений сбора за загрязнение окружающей среды был увеличен до 65 процентов, но в пользу госбюджета. Это значительно сократило возможности республиканских и местных фондов охраны окружающей среды по финансированию капиталоемких мероприятий.

Ныне, чтобы решить проблему, рассматриваются два варианта. Первый – уничтожение ядохимикатов на единственном предприятии Украины, имеющем лицензию на проведение утилизации запрещенных и непригодных к использованию химических средств защиты растений («Элга», г. Шостка Сумской области). Стоимость за тонну – от 12 до 16 тысяч гривен. Джанкойские отходы обойдутся примерно в 3 миллиона гривен, общекрымские (по расчетам Министерства аграрной политики автономии) – в 15 миллионов. Второй вариант – покупка мобильной пиролизной установки «Кубо-5М» предприятия «Гидроресурс». В прошлогоднем бюджете автономии под это дело запланировали 3 миллиона гривен. Денег, увы, не дождались. Теперь средства ждут из госбюджета-2007.

…и «мертвые с косами»?

Что сейчас происходит на складах под Джанкоем? А если яды самовозгорятся?

Химические реакции в складском чреве, похоже, и специалистам не до конца ведомы. Ведь недаром среди «экспанатов» советской химической индустрии не только «непригодные и запрещенные», но даже «неопознанные».

Более 20 лет на Украине использовались пестициды с наиболее стойкими компонентами, например, ДДТ. Они здоров влияли на повышение урожайности в сельском хозяйстве, но нездорово на здоровье человека. Последствия интоксикации пестицидами – от обморока, лихорадки, двоения в глазах, конвульсий, затруднения дыхания до заболевания раком и смертельного исхода…

Новое кладбище в Джанкое поражает своими масштабами. Ряды свежих могил, кажется, пересекают линию горизонта. Местные жители утверждают: по сравнению со старым растет оно как на дрожжах. Или на химикатах?

Игорь Литвинов,
журнал «Ваш Ориентир», №4 (40) апрель 2007 г.