Верхнее плато Чатырдага. Кутузовское озеро, Ангара, Салгир

Наиболее короткий путь на верхнее плато Чатыр-Дага - от турбазы "Ангарский перевал".

Дорога протяженностью не более 10 километров изобилует крутыми подъемами, но они не очень трудны. При умеренной ходьбе с частыми остановками их сравнительно легко одолевают даже люди пожилого возраста.

Рядом с турбазой пролегает троллейбусная трасса. В этом месте находится высшая точка дороги Ангар-Богаз - седловина между массивами Демерджи и Чатыр-Даг, высотой 752 метра над уровнем моря. Об этом свидетельствует надпись на чугунной доске, вмонтированной в цоколь подпорной стенки. Троллейбусы, идущие в Алушту и Ялту из областного центра, заканчивают здесь подъем, делают минутную остановку, затем устремляются вниз, к югу.

Дорога живет своей трудовой, не знающей покоя жизнью. Круглые сутки натужно гудят грузовики, мчатся легковые машины, разноцветные автобусы.

Интересна история этой дороги. В первые века нашей эры только вьючная тропа соединяла долину реки Салгир с побережьем полуострова. Многочисленные препятствия подстерегали здесь путников. И проходила тропа в значительном отдалении от того места, где пролегает ныне трасса, больше приближаясь к Демерджи. Ангар-Богаз, имеющий небольшую высоту и нечетко выраженную седловину, не был в то время непреодолимой преградой для воинственных кочевников, совершавших набеги на прибрежные поселения.

Растущие приморские города Алушта (Алустон), Гурзуф (Горзувита) и другие поселения требовали надежной защиты. Горные массивы Бабуган, Чатыр-Даг и Демерджи служили непроходимыми естественными препятствиями, но понижения между ними были уязвимыми местами, через которые свободно проникали степные кочевники. Поэтому здесь возводились каменные стены. Они как бы блокировали проходы на южный берег из предгорной и равнинной части полуострова.

При сооружении искусственных преград большое внимание уделялось и естественным (в этом надо отдать должное древним фортификаторам). Такое сочетание позволило создать мощную и надежную заградительную систему. Следы каменных стен найдены археологами в пяти километрах к северу от Ангарского перевала, где река Ангара принимает справа приток Курлюк-Су.

Чуть ниже слияния этих рек долина имела в то время каньонообразный вид - Ангара "пропиливала" один из отрогов Чатыр-Дага, сложенный плотными конгломератами и песчаниками. Небольшая по протяженности теснина была и остается единственным проходом к перевалу. Несмотря на значительные работы, проведенные при прокладке троллейбусной трассы, речная долина в этом месте и сейчас остается сильно суженной. Это хорошо видно из окна троллейбуса, когда он замедляет ход, преодолевая крутой поворот. Река здесь подступает к самой дороге, а слева и справа вверх уходят поросшие лесом склоны.

С этим ущельем, несомненно, связано название реки Ангары и одной из вершин Чатыр-Дага - Ангар-Бурун. В Сибири и Монголии слово "ангара" означает ущелье, теснина, трещина в горах, ворота.

Много воды унесла Ангара в Салгир, прежде чем тропа превратилась в колесную дорогу. Долгое время была она почтовым трактом, потом стала автомагистралью. Жаль, что не все этапы ее эволюции отмечены памятными вехами. Но один отмечен.

Памятный обелиск высотой около 12 метров стоит на небольшой поляне в лесу, примерно в 600 метрах восточнее турбазы "Ангарский перевал". Его известняковые плиты несут следы времени: царапины, пулевые отметины, каверны выветривания, автографы на разных языках и т. п. В стороне среди деревьев и кустарников едва прослеживаются отрезки старой дороги с отдельными ограждающими столбиками.

Долгие годы на памятнике отсутствовала доска с надписью, кем и в честь кого он поставлен, что вызывало у туристов различные толки. В путеводителе по Крыму М. Сосногоровой, изданном в 1874 году, читаем: "На обелиске находится следующая надпись: "По велению императора Александра I, дорога сия от Симферополя до Алушты через хребет Яйла начата с 1824 года, устроена в царствование императора Николая I, в 1826 году, при новороссийском и бессарабском генерал-губернаторе графе Воронцове, гражданском губернаторе Нарышкине подполковником Шипиловым".

Как видите, в этой надписи не были упомянуты имена истинных строителей дороги.

Не так давно на обелиске укреплена доска, надпись на которой гласит, что он сооружен в честь строителей первой шоссейной дороги от Симферополя до Алушты. А проложили ее солдаты вторых батальонов Козловского и Нашенбургского пехотных полков под руководством военного инженера подполковника Шипилова.

Это памятник простым русским солдатам, которые, вгрызаясь киркой и лопатой в твердую скальную породу, с неимоверными трудностями построили широкую по тому времени дорогу - почтовый тракт. Она пролегла западнее древней и просуществовала более ста лет.

В годы Советской власти, когда Южный берег стал развиваться как курорт для трудящихся всей страны, потребовалась коренная перестройка старой дороги. За пять лет, с 1935 по 1940 год, дорога была полностью реконструирована, а полотно покрыто гудроном.

Прошли годы, и старая дорога уже не справлялась с потоком машин, скорость и грузоподъемность которых значительно увеличились. Кроме того, большинство пассажиров с трудом выносило ее петлеобразные, крутые повороты, встречающиеся на каждом километре. "Марусиными", "тещиными языками" окрестили их шоферы...

В 1959 году было начато строительство новой дороги от Симферополя до Алушты - горной троллейбусной трассы. Строителями, вооруженными первоклассной техникой, был выполнен огромный объем работ: перемещено более 5 миллионов кубометров грунта, срезано около 300 крутых поворотов, возведены подпорные стены. Полотно дороги было расширено вдвое. Летом 1961 года началось регулярное движение от Симферополя до Ялты по единственной в Европе горной троллейбусной трассе такой протяженности.

Вот краткая история этой не совсем обычной асфальтированной дороги, по которой так мягко и плавно везут теперь пассажиров водители крымских троллейбусов и автобусов.

Домики турбазы "Ангарский перевал" в обрамлении сосен ступенями поднимаются на взгорок, откуда открывается вид на восточную вершину Чатыр-Дага Ангар-Бурун. Отвесные его стены пользуются популярностью у крымских скалолазов. Перед домиками лежит просторная площадь (пятнадцать лет назад здесь была высшая точка старой дороги), на противоположной стороне которой размещается метеостанция.

Турбаза обслуживает плановых туристов с середины мая до конца сентября. Она принимает одновременно более 200 человек. К их услугам - столовая, летние домики, комната отдыха, пункт проката туристского снаряжения.

Туристы несколько дней проводят на турбазе; совершают экскурсию в Алушту и тренировочное восхождение на Эклизи-Бурун. Затем они уходят в многодневный поход по юго-восточному Крыму.

Самодеятельным туристам турбаза предоставляет месте, где можно разбить палатки; при отсутствии в группе походного снаряжения его можно приобрести на пункте проката.

В последние годы район турбазы стал базой зимнего отдыха симферопольцев, и не только их. Сюда приезжают любители лыж и санок из Евпатории, Феодосии, Джанкоя, даже из далекой Керчи.

Крымская зима


...Крымская зима. У некоторых эти слова вызывают ироническую улыбку: мороз "проездом", да и снег не задерживается. Хочется им посоветовать: а вы постарайтесь побывать в крымском зимнем лесу. Здесь, у подножия Чатыр-Дага, и снегу по пояс, и метели бывают не хуже северных. В мороз лес будто звенит, а заснеженный Ангар-Бурун, пронзающий синеву неба, кажется гигантским ледяным кристаллом. Воздух сух и резок, нет в нем гнетущей городской сырости. Не вдохнуть этого лесного бальзама, настоянного на жгучем морозце, - значит лишить себя большого удовольствия.

Берите лыжи и отправляйтесь. Если их нет, пригодятся сани: спускаясь с горы, можно поспорить в скорости с ветром. Невелика беда, если и нет ни того, ни другого. Выходной день, проведенный в зимнем горном лесу, все равно запомнится вам надолго.

Хорошо в лесу ранним утром, когда он еще не разбужен многоголосым шумом. Поэтому постарайтесь выехать из города, когда предрассветные сумерки еще не покинули его улиц. От Симферополя час езды на троллейбусе - и вы у турбазы. От первых домиков надо свернуть на дорогу к Кутузовскому водоему, пройти мимо метеостанции. За ней - развилка. Тут поможет указатель: стрелка налево - Кутузовское озеро, направо - Тисовое ущелье.

Зимой здесь не заблудишься. Горноспасательная служба позаботилась о туристах, расставила на лесных перекрестках указатели. Весь путь до озера четко промаркирован.

В предутренней тишине отчетливо слышен малейший шорох, громко скрипят ботинки на снегу. Серая пелена тумана, запутавшись в паутине ветвей, окутала только верхушки деревьев. Внизу уже светло и отчетливо видно вокруг. Природа замерла, погруженная в глубокий зимний сон. Стоят не шелохнувшись деревья. Лишь отдельные снежинки, кружась, тихо падают с ветвей, Но вот тонкий посвист выдает стайку синиц, приступивших к завтраку. Откуда-то издалека, со стороны Чатыр-Дага, донесся слабый перезвон обледенелых ветвей. Звон нарастает, и вдруг весь лес загудел, будто кто-то забил в колокола. Ледяные осколки защелкали по стволам. Это порыв ветра промчался по верхушкам деревьев, сбивая ледяную корку. И снова все стихло.

Белая лента дороги заманивает в лес, преодолевает подъемы, пересекает широкую просеку с высоковольтной линией, оставляя справа тропу, ведущую к Буковой поляне.

За просекой лес становится гуще и деревья повыше. Трехобхватные стволы буков ощетинились иглами снежных кристаллов, и черные жилки ветвей едва просвечиваются сквозь их густую бахрому, В том, что еще нет солнца, от которого лес обжигающе сиял бы, есть свое очарование.

Дорога перешагнула ручей и плавно выкатилась на обширную поляну с уже известным вам Кутузовским озером. Оно сковано льдом и запорошено снегом, так что с трудом можно различить его плоскую чашу. Весной озеро разливается, превращаясь в довольно большой водоем, по берегам которого разбивают палатки туристы. В конце лета и осенью это небольшой пруд, лежащий на дне котловины.

Безлесные склоны вблизи озера давно облюбовали лыжники, саночники. Новички здесь познают лыжную азбуку, опытные оттачивают мастерство. Лыжи в Крыму стали обычным явлением, хотя еще лет пять назад появление туриста с лыжами (скажем, в Симферополе или Алуште) вызывало у прохожих улыбки. Недаром же киногруппа Крымской студии телевидения выбрала район турбазы и озера для съемки короткометражного фильма "Симфония зимы", в котором запечатлены великолепные пейзажи и отдых симферопольцев в зимнем лесу.

Уже стал традиционным праздник "Крымская зима", который ежегодно проводится около турбазы "Ангарский перевал". В нем обычно участвуют до десяти тысяч человек. В программе праздника - соревнования лыжников, скоростной спуск на санях, "хоккей" на снегу, интересные викторины, игры и т. п.

От озера уходят той же дорогой, но многие предпочитают идти через Буковую поляну. К ней ведет тропа с указателем, что установлен сразу за водоемом. На поляне имеются небольшие по протяженности лыжные спуски. В будущем к ней со склонов Чатыр-Дага проложат настоящую лыжную трассу с подъемником. Эта работа уже начата, С поляны, опять по указателям, спускаются к турбазе.

В последние годы среди молодежи Крыма стали популярными зимние восхождения на Чатыр-Даг. Обычно они начинаются здесь, у Кутузовского озера, - дорога короче и засветло можно вернуться. Однако к таким походам необходимо тщательно готовиться, не забывая при этом о подстерегающих в горах опасностях. Совершать восхождения надо не в одиночку, а группой, с опытным, хорошо знающим маршрут руководителем. Халатное отношение к снаряжению, небрежность в одежде, незнание особенностей зимнего путешествия могут привести к несчастным случаям.

С Чатыр-Дагом шутки плохи, и особенно зимой. Густые туманы с видимостью не дальше 2 метров, обильные снегопады, сильные ветры с морозами - обычные явления на нижнем и верхнем плато. Опасны обледеневшие скалы, замаскированные снегом трещины, снежные карнизы над обрывами, которые могут внезапно обрушиться. С них туриста может сдуть внезапный резкий порыв ветра.

Все это надо предусмотреть, собираясь на Чатыр-Даг. А иначе... Ежегодно десятки раз выезжают горноспасатели на поиски заблудившихся, не вернувшихся домой к сроку. В феврале 1968 года на нижнем плато заблудились в тумане трое туристов. Они были найдены с тяжелыми травмами, переломами рук и ног. В следующем году двух студентов Днепропетровского горного института доставили в больницу с обморожением второй степени.

В контрольно-спасательной службе областного совета по туризму и экскурсиям имеются и другие данные, когда восхождения одиночек-туристов на Чатыр-Даг заканчивались трагически. Их находили замерзшими или погибшими в результате падения со скал. Поэтому ради личной безопасности, ради сохранения собственного здоровья нельзя забывать правил: не бродить в горах в одиночку, не уходить, не проконсультировавшись, по горному маршруту!

Намного безопаснее и легче этот маршрут на Чатыр-Даг в летний период. От Кутузовского озера до верхнего плато рукой подать. Спокойный подъем занимает не более двух часов. Тропы здесь исхоженные, плотно сбитые, хорошо выделяются среди зелени полян и под деревьями.

Начало пути - у родника, что находится за озером. Найти его не составляет труда - к нему сбегаются веером все тропы. Заполните фляги холодной водой: на верхнем плато она отсутствует.

Подъем начинается по склону, где из сочной зелени неожиданно выглядывают таблички: "Лыжная трасса", "Спуск на санях". Сейчас они вызывают улыбку. Но можно себе представить, как лихо скатываются здесь с горы лыжники, любители санок.

С подъемом начался буковый лес, к которому никогда не прикасался топор человека. Могучие стволы венчают пышные кроны. В самый жаркий день под таким шатром царит прохлада. Среди прошлогодней листвы и сухих сучьев попадаются чахлые травинки, полностью отсутствуют кустарники. Буковый лес обычно лишен подлеска и хорошо просматривается.

Осенью шиповатые коробочки бука несут в себе несколько трехгранных орешков. Поджаренные на костре (а лучше дома на сковородке), они по вкусу напоминают кедровые. Однако употребление их в сыром виде и в большом количестве может привести к отравлению.

Встречается здесь растение, которым можно только любоваться "на почтительном расстоянии". Недаром оно носит название белладонна (в переводе - прекрасная дама). В народе ее еще называют красавкой, бешеной ягодой. Это многолетнее растение любит затененные места, достигает в высоту одного и более метров. Листья белладонны по форме напоминают табак, пурпурно-фиолетовые цветки мелки, но привлекательны. Осенью появляется несколько фиолетовых, блестящих, размером с вишню, ягод. Срывать листья и цветы, употреблять ягоды белладонны чрезвычайно опасно: все растение очень ядовито.

Лес внезапно кончился, будто провели межу. Здесь лежит четкая граница безводья и беспощадно палящего солнца летом, штормовых ветров с морозом - зимой. Последние буки, как могучие старцы, толпятся у подножия, не в силах взобраться на плато. Только редкие цепочки шиповника, укрывшись за каменными глыбами, еще продвигаются вперед.

Тропа от кромки леса вначале стелется ровной строчкой, а выше, будто умаявшись, шатается из стороны в сторону, извивается, пишет петли, обходя скальные выступы и россыпи камней. Впереди - полное отсутствие не только деревьев, но и кустарников. Это началось горное плато. Сразу стало прохладно, чувствуется высота.

Каменный тур оседлал скальный гребень. Приглашает присесть и взглянуть вниз. Далеко на юге видно село Изобильное (домики будто ульи на пасеке), правее - речка с берегами в зелени садов.

За вторым туром кончается подъем и начинается верхнее плато. Каменные пирамиды здесь внушительны, каждый турист не забывает положить в них "свой" камень. Туры помогают в тумане найти место спуска.

На верхнем плато частыми и неожиданными гостями в любое время года являются туманы. Они бывают настолько густы, что все вокруг становится зыбким и неузнаваемым. Сквозь плотную кисею едва проглядывают неясные очертания предметов. В таком тумане трудно ориентироваться, легко можно потерять тропу и заблудиться. Поэтому надо быть особенно внимательными и всегда держаться группой.

От туров нужно идти не по приметной тропе, что ведет на Эклизи-Бурун, а свернуть к Ангар-Буруну. До него не более полутора километров. На общем фоне плато он не выделяется так рельефно, как Эклизи. Видимо, поэтому и мало популярен у туристов, хотя с него открывается но менее живописный вид на долину Ангары, Ангарский перевал, гору Демерджи.

Верхнее плато Чатырдага, вытянутое с северо-востока на юго-запад, по площади намного меньше нижнего. На поверхности его выделяются относительно глубокие карстово-эрозионные понижения с разделяющими их гребнями. В понижениях образовались карстовые воронки, на дне которых встречаются колодцы и шахты. В некоторых из них иногда даже в летний период сохраняется снег.

На южном склоне плато обнаружены отрезки старой дороги; по ней, видимо, вывозили сено, овечий сыр, который изготовляли на яйле пастухи. Следы нескольких кошар (летних стойбищ пастухов) встречаются в понижениях. Рядом с ними обильно растет крапива, широко распространенный сорняк, извечный спутник человека. Заросли крапивы иногда служат археологам своеобразным индикатором, помогающим обнаружить поселения людей.

В настоящее время выпас скота на верхнем плато Чатыр-Дага запрещен, поэтому трава здесь высокая, сочная, словно зеленый ковер, расшитый золотисто-желтыми, лиловыми, белыми цветами. Здесь растут многие лекарственные растения: душица обыкновенная, зверобой, тысячелистник, девясил и другие. Любители нередко собирают щавель, который по вкусовым качествам превосходит культурный. После летних дождей на плато бывает много шампиньонов. В июле среди густой травы мелькают красные ягоды земляники.

Полюбовавшись окрестностями с видовой площадки Ангар-Буруна, следует пересечь верхнее плато и подняться на высшую точку массива Эклизи-Бурун. С него можно пройти к пещерам на нижнем плато или вернуться назад к турам, а от них - спуститься к турбазе "Ангарский перевал".

"Чатыр-Даг" (путеводитель)
В.П. Душевский, П.В. Чиннов, Ю.И. Шутов

Алушта - Эклизи-Бурун - Перевальное

Совершить восхождение на Эклизи-Бурун можно и со стороны Алушты.

По этому маршруту лучше отправиться на два дня, тогда останется достаточно времени для посещения пещер. От Алушты до села Изобильного - шесть километров, их можно пройти пешком или проехать на автобусе. Автобус (11-й маршрут) останавливается в Рабочем уголке, у морского вокзала Алушты, у рынка.

Рядом с поселком Изобильное (старое название - Корбеклы) строится большое водохранилище с очистными сооружениями при нем. Плотина высотой 70 метров перегородит русло реки Улу-Узень. Это небольшая горная речка со средним годовым расходом воды 0,52 кубического метра в секунду. Летом и осенью она пересыхает почти полностью, но весной и зимой, после ливней и снеготаяния, становится многоводной (расход тогда может достигать 18,9 кубических метра в секунду). В этот период Улу-Узень, домчав свои воды до Алушты, бесполезно сбрасывает их в море. Чтобы перехватить паводковый сток, и строится водохранилище. Когда оно войдет в строй и "заработает" на полную мощность, Алушта будет получать до 40 000 кубических метров воды в сутки.

На северо-западной окраине Изобильного начинается тропа, ведущая вверх, к Эклизи-Бурун. Эта тропа была предложена для туристских маршрутов Крымским горным клубом еще в прошлом веке. Сначала она извивается по открытому месту, а за чаирами (заброшенными садами) переходит в лесную дорогу. Пройдя по ней метров 250, нужно свернуть на лесную тропу, уводящую в буковый лес (дорога остается слова). Старый лес здесь очень красив. Гигантские ровные стволы буков, как колонны в храме, поддерживают тесно сомкнувшиеся кроны, образующие сплошной свод над головой.

По тропе надо идти два километра, затем, пройдя еще километр по лесной дороге, достигнете поляны, в дальнем конце которой бьет источник Саурган. Здесь надо отдохнуть, набрать воды, так как дальше, до пещеры Холодной, ее нигде не будет. Воды в ручье достаточно, правда, она имеет привкус гнилой древесины.

От источника надо идти по тропе на запад (влево) до поляны Узун-Алан, сюда же выходит тропа из заповедника. Поляна не очень круто спускается от самого подножия Эклизи-Буруна к юго-западу. Теперь - вверх по крутому серпантину тропинки, затем, поднявшись на верхнее плато, нужно пройти влево с полкилометра. И вот вы на главной вершине Чатыр-Дага Эклизи-Бурун.

Великолепный вид, открывающийся с этой вершины, невозможно описать словами.

Перед вами - прекрасные, величественные природные ландшафты полуострова. Их органической, неотъемлемой частью стали яркие приметы нашей действительности. Повсюду - черты нового, преображенного Крыма. Стремительно бегут вдаль автострады, высоковольтные линии электропередач, простираются тщательно возделанные колхозные и совхозные сады. Далеко на горизонте по синей глади моря движется маленькая черточка - это один из многочисленных красавцев-теплоходов Черноморского пассажирского флота. Ближе на берегу голубой бухты раскинулся современный курорт Алушта с белоснежными корпусами здравниц, пионерскими лагерями, отличными пляжами. В зелени леса отдельными участками просматривается горная троллейбусная трасса - самая длинная в Европе. Прямо под вами, у села Изобильного, строится крупное гидротехническое сооружение, а дальше к северу видно зеркало большого Симферопольского водохранилища. На западе сверкают на солнце купола Крымской астрофизической обсерватории. Высоко в небе тает след реактивного лайнера - воздушный флот связывает Крым с самыми отдаленными уголками нашей Родины...

Вдоволь налюбовавшись видами, открывающимися с Эклизи-Бурун, продолжайте путь по тропинке, которая, прихотливо извиваясь, поведет вас по верхнему плато. Затем следует спуск по его довольно крутому северному склону (примерно 300 метров по вертикали). Спустившись, идите по лесной тропе к северу 6-7 километров; миновав несколько небольших лесков и полян, заросших можжевельником, вы подойдете к обрывистому северному краю котловины, на дне которой находится вход в пещеру Бинбаш (Тысячеголовую).

Когда-то недалеко от входа в Бинбаш-Кобу, между ним и пещерой Суук (Холодной), прислонившись к небольшому обрыву, стоял домик. В нем жил сторож. Домик был построен в 1893 году Крымским горным клубом, для этого клуб арендовал участок земли у общины деревни Биюк-Янкой (ныне село Мраморное). Аренда давала право распоряжаться пещерами и местностью вокруг них. В одном из протоколов собрания горного клуба записано: "...озаботившись доставлением гг. посетителям пещер некоторых удобств и преследуя свою главную цель - охрану этих пещер от безбожного разрушения сталактитов и сталагмитов, составляющих главное их украшение, правление... клуба считает справедливым требовать от посетителей следующих правил..." Далее следуют правила, заключающие в себе требование бережного отношения к подземным полостям. Как видим, уже восемьдесят лет назад охрана пещер была актуальным вопросом; к сожалению, грабители пещер пользовались тогда полной безнаказанностью. В. Н. Дмитриев в 1893 году в своем докладе о посещении пещер писал: "В Суук-Хоба следов варварских поломок наиболее красивых сталактитов еще больше, чем в Бинбаш-Хоба. Зло берет при виде красивых лучистых изломов, покрытых слезами жалости на бессердечие людей, руководимых только низкопробной жадностью: "все мне, мне одному, да побольше!" Часто тут же на полу валяются осколки: всего не захватили, а только испортили". Путешественник Ив. Веревский, посетивший в 1901 году пещеру Суук-Коба, пишет: "В настоящее время хищническая рука туристов сильно опустошила пещеру, несмотря на просьбы и запрещения со стороны Горного клуба не отбивать сталактитов и не портить естественного вида пещеры".

Сейчас, после того, как пещеры на протяжении десятков лет посещали тысячи туристов, мало что сохранилось от их естественной красоты. Остались только некоторые восторженные описания, сделанные первыми посетителями. Так, тот же Ив. Веревский писал о Суук-Кобе. "Тогда (в 1876 году. - Авт.) эта пещера была еще мало посещаема туристами, а потому имела вполне характерный вид сталактитовой пещеры. Потолок ее был усеян большими и малыми сосульками сталактитов, во многих местах соприкасавшихся своими верхушками со сталагмитовыми сосульками, образуя таким образом целые колонны самой разнообразной и причудливой формы. Особенно бросался тогда в глаза красивый водопад кристаллической извести в боковой стене пещеры, по которому сочилась холодная вода, стекавшая в естественный резервуар внизу каскада..."

Но не будем огорчаться: и в настоящее время посещение пещер оставляет сильное впечатление.

Итак, перед вами узкий вход в пещеру Бинбаш. Сначала попадаете в тесный туннель. Дневной свет тускнеет и вскоре исчезает; пляшущий язычок свечи с трудом пробивает непроглядный мрак. От камня веет холодом. Но вот галерея расширилась, превратилась в небольшой зал. На его гладких стенах мечутся ваши тени, убегая во тьму подземелья.

Ход разветвляется надвое. Можно идти по любому - оба приведут в зал семиметровой высоты. Пол усыпан обломками сталактитов и щебенкой. Обычные для таких пещер - в местах, где сочится вода, - туфовые ванночки здесь, под ногами туристов, утрачивают свою чистоту и изящество.

Как стертая монета теряет свой рисунок, так и пещера утрачивает первозданную красоту, когда ее посещают малокультурные люди. О былом величии Тысячеголовой свидетельствуют "пеньки" и поверженные наземь обломки сталактитов. Пещера разграблена, в ней осталось только то, что нельзя разбить и унести: каскадные натеки, массивные колонны, подпирающие свод. Но и они изранены молотками и топорами алчных любителей пещерной "экзотики".

Заканчивается пещера полукруглым залом, большую часть которого занимает каскадный натек. Подобно окаменелому водопаду он ступенями поднимается к самому своду.

Напротив Тысячеголовой, в соседней котловине, расположена не менее знаменитая Холодная (Суук-Коба). Она действительно холоднее других: температура воды источника, находящегося в ней, не превышает +5°. Вход в пещеру замаскирован каменными глыбами и сочной зеленью буковой рощи; навести на него могут своеобразные каменные "автографы" туристов: названия городов, учреждений, адреса спортивных коллективов и тому подобные сведения, выложенные на склонах воронки из белых камней.

Скользкий, круто наклонный спуск ведет в подземелье. Рекомендуем держаться правой стороны, где смутно белеет затянутое землей подобие ступеней (обувь на кожаной подошве здесь противопоказана). Справа по ходу - извилистый лаз, в конце которого ниша с небольшим озерком. От воды, остуженной и процеженной известняком, ломит зубы.

Кончился спуск. Теперь обернитесь и взгляните на пройденный путь. Высоко вверху из светлого отверстия входа бьют яркие лучи света, озаряя грандиозный зал, поражающий своими размерами. По его недосягаемому куполу и сводам белоснежными лучами разбежались блестящие кальцитовые натеки (ниже, на стенах, они бесследно тонут в толстом слое жирной копоти). Тонкие иглы сталактитов поблескивают на сводах. Круто уходящий вниз пол пещеры загроможден диковинными каменными глыбами, когда-то оторвавшимися от потолка.

Из зала вас уводит узкая галерея, в некоторых местах приходится нагибаться. Поблескивают на полу лужи, чавкает под ногами полужидкая глина.

Внимательно осмотрите глиняный настил пола: там, где поменьше натоптанных туристами следов, виднеются крошечные ямки, словно кто-то палкой истыкал глину. Наберитесь терпения - и звонкое цоканье капли, упавшей со свода в ямку, объяснит вам нехитрый механизм этого явления. Так образуются водобойные "стаканы", которые встречаются не только на глиняных, но и на каменных, известняковых, полах подземелий.

В глубине пещеры свод поддерживает колоссальная натечная колонна. Инструкторы туристских групп иногда подшучивают над новичками, водя их по нескольку раз вокруг этой колонны, пока кто-нибудь из более наблюдательных не скажет:

- А мы здесь уже проходили!

Повернув обратно, можете увидеть слева от себя ранее не замеченные боковые ходы вверх. По ступенькам, кем-то выдолбленным в скале, можно подняться в миниатюрные камеры, еще сохранившие кое-что из своего былого "архитектурного" убранства: кальцитовые цветы, тонкие прозрачные трубчатые сталактиты, остатки ажурных "занавесей".

Закончен осмотр пещер. Теперь пора подумать и о ночлеге. Лучше всего для этой цели подойдет грот, расположенный в соседней воронке, к западу от котловины с пещерой Суук. Этот грот, а точнее, тоже пещера, имеет название Узун-Коба (пещера-ухо). Высота ее в привходовой части достигает 5 метров, устье образовано правильной аркой, ширина которой 10,5 метра. В пещере нет натечных украшений; пол ее устилает толстый слой гумуса (это следует иметь в виду и не ложиться на пол без подстилки из травы или соломы). Здесь может разместиться на ночлег значительная группа туристов. 8 1927 году эта пещера служила жилищем гидрогеологической партии П. М. Васильевского и П. И. Желтова. Не забудьте - воды для питья надо набрать в Суук-Кобе! Ближе воды нет нигде.

После ночлега ваш путь лежит по направлению к северовосточной, немного приподнятой, оконечности нижнего плато. Одолев 2,5-3 километра, подойдете к следующей пещере - Трехглазке (Эминэ-Баир-Коба).

Пологий водораздел здесь рассекает глубокий овраг и длинную карстовую ложбину. Когда-то на месте последней было, по-видимому, несколько воронок, но потом они слились, образовав корытообразную долину. В центре водораздела чернеет одинокое дерево. Рядом с ним - вход в Трехглазку.

Пещера имеет три входа. Два из них пустыми глазницами обращены на северо-запад - по ним трудно спускаться, да и не требуется. Широкий, обвального происхождения, третий вход легко доступен. От входа галерея круто уходит вниз. Так бы и побежал по ровному, устланному мелкой известковой щебенкой полу. Но осторожней! Лучше идти не спеша, придерживаясь левой стены, а то хлынет из-под ног вниз сыпучая каменная лавина.

Длина наклонного хода - 126 метров. На пути встречаются два больших уступа - своего рода окаменелые водопады, которые преодолеваются относительно легко (здесь кто-то выдолбил удобные "зацепы" и ступеньки). Наклонный ход заканчивается большим, почти прямоугольным залом, украшенным мощными "каскадными" натеками золотисто-желтого цвета. Местами они как бы расписаны белыми кальцитовыми прожилками. В левом углу - низкий ход с плывущей под ногами осыпью щебенки.

В нишах, небольших куполах, трещинах этого хода внимание привлекают красивые, классически безупречной формы сталактиты и сталагмиты, кораллообразные "цветы" и другие пещерные чудеса.

После осмотра этого "выставочного зала" надо вернуться в большой зал и подняться по бревну, приставленному к стене. Над ним виднеется наклонная трещина. Подъем требует теперь почти акробатической сноровки - животами и ногами бесчисленных туристов бревно отполировано до блеска. Преодолев это препятствие, двигайтесь в глубь извилистого хода. За одним из поворотов путь неожиданно преграждает зеркально-гладкий водоем шириной в 2,5, глубиной в 3 метра, Он заполнен водой, которая тихо сочится по мокрому камню. Следы воды, стекающей со сводов и стен пещеры, навеки запечатлены в мощных окаменелых "струях" каменного каскада. Широко расставив руки, балансируя на ходу и перепрыгивая с уступа на уступ, осторожно пробирайтесь над миниатюрным Байкалом - вода в нем очень холодная. А впереди - второй водоем, помельче, но длиннее первого. Для его преодоления нужно мобилизовать все свои физические и моральные ресурсы. Ноги ваши будут скользить по шаровидным натекам, нависающим над водой, рукам не за что как следует ухватиться. Поэтому, чтобы увеличить трение, упритесь в одну из стен спиной, в другую - ступнями ног и "на распоре" медленно пробирайтесь к скользкому трубообразному лазу. Прямой и отполированный когда-то водой, теперь он пуст, но усеян иглами мелких сталактитов и сталагмитов. Их острые кончики отлично "прощупываются" сквозь ткань одежды.

Снова узкие лазы чередуются с небольшими залами, и пещера эффектно заканчивается неподвижным каскадным натеком, "низвергающимся" из трещины. В просторном зале с наклонным сводом и полом можно отдохнуть перед возвращением к дневному свету.

Покидая пещеру, вспомните жадного и властолюбивого хана из легенды, которому дервиш указал на золотую россыпь в обрывах Чатыр-Дага. Спускаясь в пещеры, вы сами убедились, что есть на Чатыр-Даге золото. Это вода. Карстовые полости имеют для Крыма огромное научное и практическое значение. Они - немые свидетели движения бурных подземных потоков, медленного изменения климата на поверхности, горообразовательных процессов, происходивших в течение геологического периода, обитания здесь диковинных животных, давно исчезнувших с лица земли. Но, чтобы "заговорили" для науки причудливые каменные натеки и кости животных, они должны остаться в неприкосновенности.

Пещеры и колодцы, шахты и поноры часто являются началом пути, по которому подземные карстовые воды попадают в водопроводы городов, в колодцы и скважины, из которых люди берут воду для питья. Поэтому все - и местные жители, и гости полуострова обязаны бережно относиться к пещерам и шахтам горного Крыма, хранить их чистоту и неприкосновенность. Безжалостно уничтожая натечное убранство пещер, засоряя их мусором, консервными банками, люди забывают о народной пословице: не плюй в колодец - пригодится воды напиться...

Мало восхищаться фантастической феерией подземных залов. Каждый обязан остановить руку, замахнувшуюся на творение природы. Подземная красота создается тысячелетиями, и, расхищая ее на ненужные безделушки, мы обворовываем сами себя и тех, кто будет жить после нас. В этом вы убедились на примере Бинбаш-Кобы, Суук-Кобы и других общедоступных пещер Чатыр-Дага.

Отдохнув и приведя себя в порядок после посещения Трехглазки, двигайтесь к геодезическому знаку, установленному на северо-восточной оконечности нижнего плато. Здесь давайте остановимся и попробуем разобраться в названиях - верхнее, нижнее и среднее плато Чатыр-Дага. Для этого приведем описание, сделанное в 1894 году В. Н. Дмитриевым: "Если посмотреть на карту Чатыр-Дага, на которой очерчены склоны, то вся форма этого массива имеет подобие подошвы правой ноги великана, весь корпус которого скрыт под землей, а выступает наружу лишь подошва. Пятка - это верхнее плато; оно только лишено необходимой округленности, края ограничены резкими угловатыми линиями. Второе плато - это ступня. Третье - это пальцы. Действительно, когда смотришь на третье плато с того места, где кругловатым склоном к нему спускается второе (т. е. с того места, где мы стоим. - Авт.), то тотчас за узкою полосою спуска видны пять перешейков, ведущих к отдельно выступающим вперед удлиненным отрогам, оканчивающимся округленными высокими холмами. Эго пять больших, не считая нескольких сравнительно незначительных, - напоминают именно нижние поверхности ножных пальцев. Правый, короткий и толстый, - обращен в Салгирскую, или точнее выражаясь, Ангарскую долину. Следующий, более длинный, и рядом с ним третий, а затем четвертый - выдаются прямо на север, почти параллельно друг другу. Между третьим и четвертым в разделяющей их долине лежит источник Салгира, а немного далее - деревня Аян. За четвертым выступом большой перерыв с мелкими зубцами и далеко влево виднеется местный узкий крайний выступ - "мизинец".

Ну что ж, если простить автору некоторую неточность в количестве "пальцев" (их на самом деле несколько больше), то сравнение приведено очень меткое. Однако в настоящее время в научной и. краеведческой литературе принято считать, что на Чатыр-Даге имеются два уровня плато - северное (или нижнее) и южное (или верхнее). Нижнее плато по В. Н. Дмитриеву - это ступень в рельефе склона, обусловленная рядом геологических причин.

После короткого отдыха у тура на крайней точке плато начинайте спуск по крутому склону до перешейка между двумя крутыми оврагами (к основанию "пальца"); двигаясь по нему, подойдите к нижнему спуску в Салгирскую долину. Отсюда хорошо просматривается почти вся долина, справа - село Перевальное, слева - Аянское водохранилище. Здесь начинается спуск по крутой тропинке на склоне ущелья. Сначала путь лежит по голой каменистой местности, затем по лесу, где тропа незаметно переходит в лесную дорогу. Она выводит на большую, окруженную густым лесом поляну; слева от вас остается домик с пасекой. Перейдя реку Ангару, входите в село Перевальное. Еще несколько десятков метров, и вы у троллейбусной остановки, откуда можно уехать в Симферополь или Алушту.

"Чатыр-Даг" (путеводитель)
В.П. Душевский, П.В. Чиннов, Ю.И. Шутов

Село Доброе и Краснолесье. Эклизи-Бурун

Несколько троп и дорог ведут на Чатыр-Даг, и все они по-своему интересны. Чтобы по-настоящему узнать и полюбить богатую природу этих мест, хорошо бы испробовать все пути: пройти по сумрачному, дикому Тисовому ущелью, подняться по лесным дорогам и тропам на Эклизи-Бурун, померзнуть в жаркий июльский день в Холодной пещере, ощутить на яйле хлесткие удары летнего ливня...

Но для первого раза советуем выбрать интересную и в то же время неутомительную дорогу и - в путь. Пешеходную часть маршрута удобно начинать от села Доброго. Это всего в 17 километрах от областного центра у троллейбусной трассы Симферополь - Алушта. Трасса проложена в долине реки Салгир, богатой памятниками природы и истории. Они неоднократно описаны в путеводителях и других изданиях по Крыму, которыми вы можете воспользоваться перед путешествием.

Доброе


Село Доброе - центральная усадьба совхоза "Перевальный", земли которого раскинулись в долине Салгира от села Лозового до Перевального. Лет пятнадцать назад на этой территории располагалось до 15 самостоятельных мелких хозяйств. После укрупнения совхоз "Перевальный" стал большим высокомеханизированным хозяйством, специализирующимся на выращивании фруктов, овощей и табака.

Сейчас русло Салгира спрямлено, сжато насыпными дамбами, расчищено от древесно-кустарниковых зарослей. Долина радует глаз правильными квадратами пальметтных садов. Ровными шеренгами выстроились деревца, все как на подбор одной высоты. Их ветви растянуты на шпалерной проволоке, подобно виноградной лозе; таким образом крона формируется в одной вертикальной плоскости, благодаря чему равномерно освещается солнцем. С дороги эти деревца напоминают руку с растопыренными пальцами (отсюда их название: палма - по-молдавски ладонь). Такая формировка позволяет лучше использовать сельскохозяйственную технику; с низкорослых деревьев можно без особых усилий убирать урожай. Пальметтные сады экономически выгоднее обычных, так как раньше вступают в плодоношение и дают от 300 до 500 центнеров плодов с гектара вместо 150-200. Пальметтный сад можно хорошо рассмотреть у села Доброго, где он подступает к самой трассе.

От Доброго ваш путь лежит в Краснолесье, до которого пять километров, три из них проходят через это село (до Краснолесья можно также доехать на рейсовом автобусе, который в Симферополе отходит от Центрального рынка). Грейдер начинается рядом с остановкой троллейбуса и тянется по правому берегу реки Тавель (левого притока Салгира). Долина Тавеля издавна славится ранними черешнями, вишнями, грецкими орехами, а в последние годы и виноградом. Домики села утопают в зелени садов, контуры их едва просвечиваются сквозь густое сито ветвей.

За послевоенные годы Краснолесье выросло, раздвинуло свои границы, соединившись с соседними Двухаменкой и Заповедным. В селе построены просторный клуб, магазин - в нем туристы могут купить недостающие продукты.

Против магазина раскинулся старинный парк, в котором шумят листвой высокие ясени, разлапистые клены, могучие каштаны, дуплистые липы. До революции парк и вся прилегающая местность, до самого подножия Чатыр-Дага, принадлежала помещику Попову. Тому самому небезызвестному Попову, который отказал в продаже страдающему от недостатка воды Симферополю Аянского источника. "Какое мне дело до симферопольских жителей. Земля моя, я ее продавать не хочу и, наконец, не позволю брать воду", - категорически заявил он.

В парке стоял добротный барский дом, к которому вела липовая аллея с бордюром из сирени В глубине парка виден пруд в зеленой оправе кряжистых осокорей. Сейчас хозяевами парка являются дети: на его территории разместилась круглогодичная лесная школа-интернат.

Краснолесье


Краснолесье (бывший Тавель) упоминается во многих военно-исторических документах и мемуарах, связанных с партизанским движением в Крыму. В окружающих село лесах во время гражданской войны формировались первые отряды красных партизан. В феврале 1920 года по решению подпольного обкома партии в районе Краснолесья был создан Тавельский партизанский отряд. Организаторами его стали коммунисты, посланные в лес Симферопольским подпольным комитетом.

В годы Великой Отечественной войны многие жители Тавеля сражались с врагом в рядах Красной Армии и партизанских отрядах. Имена тех, кто не вернулся, высечены на скромном обелиске, установленном в центре парка.

Справа от Краснолесья, у подножия вершины Кош-Кая, видны домики геобиологической станции Симферопольского государственного университета им. М. В. Фрунзе. Летом здесь проходят полевую практику студенты биологического и географического факультетов.

На окраине Краснолесья, у последней остановки рейсового автобуса "Симферополь - Краснолесье", кончается грейдер. Дальше полевая дорога идет по долине речки Тавельчук; повторяя изгибы, она несколько раз пересекает ее и через два километра приводит к водохранилищу. Искусственное озерцо создано на дне миниатюрного ущелья. Крутые лесистые склоны, отражаясь в водной глади, придают ей зеленоватый оттенок. Ширина водохранилища у плотины - 100, глубина там же - 5-6 метров.

Район озера часто посещают симферопольцы - весной просто отдыхают, летом и осенью собирают грибы, орехи.

В разгар лета по берегам его вырастают палаточные городки пионерских лагерей из Евпатории и Сак. Густые лещинники вперемежку с кизилом и терном образуют в самой долине и на склонах непролазные заросли. Отправляясь сюда в пору золотой осени, не забудьте прихватить корзинку - вернетесь изрядно нагруженные лесными дарами. Знакомы эти места и любителям рыбной ловли. В районе озера проводятся туристские слеты и соревнования.

Перейдя по дамбе на правый берег, поднимитесь на обширную поляну, она называется Печенеир. На опушке леса из толщи темно-серых конгломератов вытекает родник. Летом и осенью он бьет не так сильно, как весной Другой источник, в двадцати метрах ниже, имеет каптаж в виде небольшого подвала. Арочный свод и стены его заботливо выложены камнем - это сделали те, что умеет ценить и беречь воду. В подвале всегда стоит озерцо студеной, прозрачной воды.

От родника тропа ведет на один из отрогов Чатыр-Дага Отсюда до кордона имени Ивана Крапивного не более 5 километров. Тропа пересекает дубовый лес, сменяющийся выше рощей сосны крымской, и выходит на дорогу. Подъем здесь не очень крут, однако людям пожилого возраста лучше пройти до дороги от родника вверх по поляне, вдоль кромки леса, и не спеша по ней подниматься.

Дорога плавно извивается по западному склону Чатыр-Дага, пересекает неглубокие балки, легко преодолевает водоразделы. Идти надо все время по лесу, правда в начале пути встречаются поляны с одиноко стоящими деревьями - грушей обыкновенной и лохолистной. Последнюю нетрудно узнать по шатрообразной кроне и беловатому опушению нижней части листа. Осенью она обильно усыпана мелкими вяжущими плодами, которые после первых морозцев, теряя терпкость, становятся приятными на вкус.

Справа к дороге подступает дубовый лес. Деревья густо облеплены серовато-зеленым, с синеватым отливом, мхом. Из дубового мха получают экстракт, который применяется в парфюмерной промышленности для производства одеколона "Шипр".

С подъемом вверх дубовый лес сменяется грабово-буковым; обращают на себя внимание гладкие, словно отполированные стволы деревьев. В балках, где более влажно, встречаются небольшие осинники. Эти места - раздолье для грибников.

Высокие, стройные деревья сомкнули свои кроны, образуя над дорогой прохладный, сумрачный туннель.

В редких просветах открываются на мгновения виды крымского предгорья. Вверху - мазок голубого неба, ниже - зеленый разлив безбрежного лесного моря. Лишь на северо-западе, у самого горизонта, на пути его встает темный пилообразный силуэт Внутренней горной гряды.

Домик лесника, он же кордон имени Ивана Крапивного, вырастает перед вами сразу, как только дорога выходит из леса на залитую солнцем поляну. До Великой Отечественной войны И. В. Крапивный служил начальником охраны Симферопольской радиотрансляционной станции им. М. В. Фрунзе. Перед приходов фашистов он взорвал станцию и ушел в партизаны, где прошел путь от руководителя группы до командира Ялтинского отряда. В составе седьмой партизанской бригады его отряд спасал от уничтожения санатории и здравницы Южнобережья, участвовал в освобождении Ялты. После войны И. В. Крапивный возглавил охрану заповедника, восстанавливал его разрушенное хозяйство. В память об отважном партизане его именем названы этот кордон и одна из улиц Алушты.

В домике можно остановиться на ночлег. Гостеприимный лесник самодеятельным туристам предоставляет комнату. В ней размещаются даже при отсутствии хозяина.

Рядом с кордоном разбит палаточный городок - приют "Криничка". Здесь останавливаются туристы 25-го планового маршрута, совершающие пеший переход от Краснолесья через Чатыр-Даг в Сосновку и дальше- в зуйские леса. С мая по сентябрь у приюта раздаются звонкие голоса, горят вечерние костры, льются задушевные туристские песни.

Партизанское движение в Крыму


Кордон, приют, поляна на склоне - все это урочище Суат, с которым связаны интересные страницы истории партизанского движения в Крыму.

В 1920 году сюда по поручению ЦК Коммунистической партии Украины прибыл балтийский революционный матрос Алексей Васильевич Мокроусов. Целью его приезда было объединить стихийно возникшие к этому времени в лесах горного Крыма партизанские отряды в единую повстанческую армию. Разрозненные и мелкие, они не представляли для хорошо вооруженных врангелевцев серьезной угрозы. А. В. Мокроусовым был создан единый штаб партизанского движения, реорганизованы и сведены в полки отряды, разработан общий план действий. Это было началом организованного движения крымских партизан. Перед ними стояла задача оттянуть силы белогвардейцев с фронта, помочь наступавшей Красной Армии.

В районе Суата базировался 3-й Симферопольский отряд, которым командовал П. В. Макаров. Отряд участвовал в одной из первых крупных акций партизан - нападении на Бешуйские копи, основную топливную базу белогвардейцев.

Интервенты и белогвардейцы вскоре почувствовали силу красных партизан - взрыв Бешуйских копей, нападения на гарнизоны, рейд по восточному Крыму с захватом Судака, уничтожение отдельных белогвардейских частей и другие операции говорили сами за себя. Активными боевыми действиями партизаны оказали значительную помощь Красной Армии в освобождении Крыма.

В 1937 году в урочище Суат был построен Дом туриста, от которого пешеходные маршруты вели на Чатыр-Даг и в Алушту.

С Суатом связана история замечательной династии лесников Кособродовых. Основателя ее лесообъездчика Дмитрия Кособродова знали многие революционеры и подпольщики. Его дом был явочной квартирой во время интервенции и гражданской войны. Семь сыновей вырастил Дмитрий Кособродов, и все они пошли по стопам отца, стали хранителями зеленого богатства Крыма. На месте приюта "Криничка" до Великой Отечественной войны стоял дом Якова Кособродова, а в долине речки Тавельчук была усадьба Ивана Кособродова.

В глухую, ненастную ноябрьскую ночь 1941 года на Суате собрались партизаны. Многим из них эти места были хорошо знакомы еще с гражданской войны. Восстановили старый лагерь; его занял 3-й Симферопольский партизанский отряд под командованием П. В. Макарова и комиссара А. Н. Чукина. В Доме туриста разместился штаб 3-го партизанского района во главе с Г. Л. Северским и комиссаром В. И. Никаноровым. Лесники Кособродовы стали партизанскими проводниками и разведчиками.

Отряды партизан держали под обстрелом дорогу на Алушту, мешая переброске войск на Южный берег. Днем и ночью враги не знали покоя. Вот скупая информация об одном из дней: "19 ноября 1941 года в районе перевала группой под командованием Шейко уничтожено 2 автомашины, потери противника 12 человек. На Симферопольском шоссе группа Вихмана разбила гранатами 3 автомашины и уничтожила 22 гитлеровца". Это строки из партизанского дневника, опубликованного в книге П. В. Макарова "Партизаны Таврии" (1960 г., стр. 323).

В конце ноября части горнострелковой дивизии гитлеровцев попытались окружить и уничтожить партизан. Через нижнее плато Чатыр-Дага они проникли на Суат. фашисты схватили братьев Якова и Ивана Кособродовых. Однако ни издевательства, ни пытки не заставили их говорить, открыть врагу место расположения партизан. Озверевшие гитлеровцы расстреляли обоих лесников, убили жену и подростка-дочь Якова Кособродова. Изверги не пощадили и находившихся здесь пятилетнюю дочь Г. Л. Северского и маленького сына партизана Ф. А. Снегового...

Дорого заплатили за это фашисты. Одиннадцать машин с убитыми и ранеными отправили они в Симферополь.

В бою на Суате партизаны проявили образцы героизма и мужества. Так, политрук группы, бывший председатель колхоза из Тавеля, коммунист П. Миньков, "возглавляя группу бойцов в 15 человек, бросился в атаку на противника численностью до 200 человек... Эта группа загнала противника в Биюк-Янкой, уничтожив несколько десятков вражеских солдат и двух офицеров. В этом бою П. Миньков пал смертью храбрых" (сб. "Крым в период Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.", 1973, стр. 248).

Два с половиной года и в холод, и в зной, в условиях голода и тяжелых лишений патриоты громили фашистов в лесах, на дорогах, в селах. Тем, кто не дожил до светлого дня освобождения, поставлен у дороги памятник.

Позади остался обелиск, под ногами похрустывает разноцветная галька, устилающая полотно дороги. Поэтому даже в самые ненастные дни на ней нет вязкой грязи, как на многих проселках. Даже автомашины без особых усилий въезжают на нижнее плато. В левых откосах дороги на всем протяжении пути обнажаются конгломераты, состоящие из гальки и довольно крупных валунов, скрепленных известняково-песчаниковым цементом. В этих обнажениях можно собрать неплохую коллекцию горных пород и минералов.

В 20 метрах ниже дороги на левом склоне оврага изливается источник Дамчи-Кая. Здесь надо запастись водой - на Чатыр-Даге ее практически нет.

С небольшим подъемом дорога вползает на нижнее плато нагорья. Влево уходит ущелье Чумнох, в верховье которого находится Барсучья поляна, окруженная столетними буками. Под их раскидистой кроной самодеятельные туристы обычно разбивают лагерь. Это излюбленное место их отдыха но привале.

Отсюда дорога подходит к роще, затем огибает ее с севера. Вскоре за буковой рощей покажется неказистый домик пастухов. Зимой он пустует, и его "арендуют" охотники, лыжники, спелеологи. От домика рукой подать до пещер Холодной и Тысячеголовой; идти надо на восток по тропе, что вьется меж каменных россыпей. Она часто "растворяется" а паутине овечьих троп. На помощь приходят нехитрые сооружения - каменные туры, сложенные пастухами и туристами. А где тропа малоприметна, отдельные камни промаркированы зеленой краской. Вдоль туров и зеленых отметин нужно пересечь небольшой лесок, и тропа выведет к котловине, на склонах которой и находятся пещеры.

Оставив Барсучью поляну, по щебнистой, местами разбитой оврагами дороге выходите на безлесный участок яйлы. Прямо перед вами, закрывая полнеба, взметнулась вверх огромная трапеция верхнего плато. Северная, обращенная к вам грань кажется идеально плоской, только присмотревшись, можно различить отдельные ложбины и гребни. Даже с близкого расстояния силуэт напоминает обычную, классически установленную палатку. Юго-западная оконечность этого гигантского каменного шатра немного приподнята в виде острой пирамиды Это и есть высшая точка массива Эклизи-Бурун.

По пути встретится развилка - левая наезженная дорога ведет к домику пастухов, правая - к источнику Суат, "тезке" описанного выше урочища. Воду из источника тракторами доставляют для скота на плато. Теперь надо идти прямо на юго-восток, не сворачивая, по дороге вдоль западной бровки нижнего плато. Словно ножом обрубленный его склон круто обрывается вниз и скрывается в массиве заповедного леса. По верхней бровке склона проходит граница Крымского заповедно-охотничьего хозяйства. Склоны горы покрыты густым, преимущественно буковым лесом до высоты 1000 метров над уровнем моря.

Постепенно дорога теряется в мелкой известняковой щебенке, затем переходит в узкую, утрамбованную тропу. Минуя карстовые воронки, она ныряет в лес, пересекает длинные и узкие просеки-поляны, что тянутся вдоль структурных уступов.

За лесом тропа вьется между зарослями можжевельника. Эти вечнозеленые "подушки" настолько густы и плотны, что ноги не проваливаются внутрь куста.

Там, где кончаются заросли, - начало подъема на верхнее плато. Он преодолевается легко, если делать частые остановки. По пути встречаются зеленые сосенки. Это первые "целинники", осваивающие крутые склоны плато. Кое-где попадаются старые сосны высотой до 2-3 метров; по их изогнутым, искореженным стволам можно судить о том, как трудно бывает им выстоять в борьбе с холодными зимними ветрами.

Еще немного усилий - и подъем на плато закончен. Вершина Эклизи-Бурун совсем рядом, до нее надо добираться по склону, к виднеющемуся геодезическому знаку.

А теперь оглянитесь на пройденный путь. В серой дымке виднеется россыпь белых домиков Симферополя, зеркалом поблескивает водохранилище, лента шоссе извивается по долине Салгира. Детскими кубиками кажутся домики Краснолесья. Совсем близко - слабо всхолмленное нижнее плато Чатыр-Дага, которое вы только что пересекли.

А вот и желанная вершина. Будто в награду за трудности подъема - великолепная панорама солнечного полуострова. Именно отсюда, с вершины Эклизи-Бурун, открывается тот неповторимый вид, который заставлял многих побывавших здесь излить свой восторг в стихах или прозе. Вот она, у ваших ног, благословенная Таврида воспетая поэтами, писателями, художниками...

Горы расступились, будто приглашая Чатыр-Даг в свою шеренгу. А он, пораженный, застыл, так и не дойдя до побережья. Внизу - амфитеатр в густой сетке морщин балок и оврагов, а дальше - безбрежная синь моря, на горизонте сливающаяся с небом. Пенная полоса прибоя подчеркивает извилистость берега; острые мысы сменяются округлыми бухтами. В одной из них лежит Алушта.

Плоская наковальня Демерджи с огромной осыпью обвала и причудливыми изваяниями Долины привидений подступает к Чатыр-Дагу слева. Ее величие подчеркивают крохотные домики села Лучистого, прилепившегося у подножия. За Демерджи к северо-востоку, напоминая дельфинью спину, выглядывает лоснящийся на солнце вытянутый хребет Тырке. Еще дальше черный пик Кара-Тау заслонил горизонт.

Справа - массив Бабуган, северный склон которого изборожден глубокими ущельями. Где-то в одном из них шумит водопад Головкинского, названный так в честь известного русского ученого-гидрогеолога. У подножия - чаша Центральной котловины заповедника. Девственный лес смягчает очертания, делает округлыми хребет Конек, горы Черную, Большую и Малую Чучель, замыкающие котловину с севера.

Прежде чем покинуть вершину, можете записать свои впечатления в "Книгу туриста", "учрежденную" здесь контрольно-спасательной службой Крыма. Смелее открывайте ящик. Книгу берите двумя руками - вес ее шесть килограммов. Можно и полистать эту своеобразную энциклопедию высказываний туристов и экскурсантов. Вот некоторые записи:

"Не торчите в море, поднимитесь в горы, сбросьте пять кило".

"Как ни прекрасна донецкая степь, но Крымские горы лучше".

"Незабываемые впечатления привезем к себе в Литву и Латвию... Никогда не забудем прекрасной панорамы с Чатыр-Дага на весь Крымский полуостров".

"Кто побывал здесь хоть раз, тот не забудет никогда, тот вернется сюда непременно. Звездный городок".


Подобных записей в книге тысячи...

С вершины Эклизи-Бурун тропа вдоль всего верхнего плато ведет к турбазе "Ангарский перевал", откуда троллейбус увезет вас в Симферополь или Алушту. Пройдя по этой же тропе метров пятьсот и свернув вправо, можно спуститься к поляне Узун-Алан и далее - к селу Изобильному и в Алушту.

Желающие могут спуститься на нижнее плато и пройти к пещерам Холодной и Тысячеголовой.

"Чатыр-Даг" (путеводитель)
В.П. Душевский, П.В. Чиннов, Ю.И. Шутов