Тайна миледи

Следы знаменитой интриганки потерялись в Крыму

История Жанны де Ла Мотт и поныне будоражит умы. Мастерски провернув свою знаменитую авантюру с ожерельем королевы, знаменитая авантюристка получила в наказание позорное клеймо, отсидела недолго в тюрьме и бежала в Лондон. Спустя некоторое время в книге Ломбердской церкви за 1791 год появилась запись о ее трагической гибели (в результате выпадения из окна второго этажа) и погребении. Великий Александр Дюма, конечно, знал эту историю и изложил ее в бестселлере «Ожерелье королевы». В знаменитом романе «Три мушкетера» писатель буквально списал с Жанны образ интриганки миледи Винтер. Только об одном не знал Дюма: настоящая миледи разыграла свою смерть и, прихватив то самое скандальное ожерелье, перебралась из Англии в Россию, а позднее объявилась в Крыму...


«Сиротка» Валуа

В 1756 году в небогатой, но весьма известной семье де Валуа, состоявшей в родстве с королевской династией, родилась девочка, которую назвали Жанна. Характерец у девчонки с малолетства был еще тот — наши глянцевые стервы и рядом не стояли. В семилетнем возрасте Жанна осиротела и стала заниматься попрошайничеством на улице. Причем делала это настолько вдохновенно, рассказывая прохожим о тяжелой судьбе «бедной сиротки из дома де Валуа», в жилах которой течет королевская кровь, что некая богатая маркиза Буленвилье, проникшись страданиями ребенка, взяла сиротку в свой дом. Здесь Жанна де Валуа твердо усвоила одну истину: есть два способа выпрашивать милостыню — сидя на паперти или разъезжая в карете. Разъезжать в карете, конечно, было намного приятнее.

В двадцать четыре года будущая знаменитая аферистка обвенчалась с жандармским офицером графом Николя де Ла Моттом. Но после переезда в Париж бросила мужа и пустилась во все тяжкие. Именно здесь началась ее авантюрная судьба с бесконечной чередой интриг и скандалов, от которых Жанна стала получать настоящее удовольствие.

В столице Жанна пользовалась большим успехом у мужчин, мастерски освоив умение красиво подать себя. Она знакомилась со множеством интересных и полезных людей, в числе которых оказался и кардинал Страсбургский Луи де Роган, познакомивший ее со знаменитым магом и волшебником графом Калиостро. Именно Калиостро подтолкнул Жанну к скандально известной афере с ожерельем королевы.


Знаменитая афера XVIII века

Графиня де Ла Мотт по большому секрету сообщила кардиналу де Рогану, что королева Мария Антуанетта не прочь приобрести у парижских ювелиров дорогое алмазное ожерелье, но хочет сделать это втайне от мужа. Потому королева и просит кардинала стать посредником в удовлетворении сего маленького женского каприза. В качестве доказательства Жанна предъявила фальшивое письмо от Марии Антуанетты и даже организовала для кардинала тайную ночную встречу с самой королевой, роль которой сыграла переодетая проститутка.

Кардинал, давно и безуспешно искавший способ восстановить свое пошатнувшееся положение при дворе, с радостью согласился и приобрел ожерелье у ювелиров, дав обязательство внести плату по частям. Мошенничество было разоблачено, когда настало время первого взноса. Денег у кардинала не было, и ювелиры обратились непосредственно к королеве, которая впервые узнала о своем тайном желании. Но это была не просто авантюра высшего разряда. Скандальная кража вкупе с компрометирующими речами Жанны де Ла Мотт в суде и опубликованными позднее мемуарами показали всю гнилость бурбонской монархии, и современники назвали это событие прологом к Великой французской революции. Для графини же скандал обернулся публичной поркой, позорным клеймением (в виде лилии) и пожизненным тюремным заключением.

Однако Жанна не растерялась даже в тюрьме: соблазнив охрану, она через год с помощью друзей бежала в Лондон, где официально «умерла и была похоронена»...


На крымских просторах

В начале XIX века в Петербурге вместе с другими многочисленными французскими эмигрантами, бежавшими от революции, появилась некая графиня де Гаше, которая приняла российское подданство. Никто и не подозревал, какова ее настоящая фамилия. Таким образом, растворившись в толпе эмигрантов, Жанна де Ла Мотт (теперь уже де Гаше) относительно спокойно проживала в Петербурге вплоть до того дня, когда ее покровительница, англичанка, придворная дама госпожа Бирх случайно не выдала ее императору Александру I.

Император выслушал графиню и пообещал хранить ее тайну. Однако посоветовал ей все же убраться из столицы подальше — в Крым. Туда направлялась целая экспедиция ясновидящих, прорицательниц и прочих мистиков. Возглавляли эту огромную (более ста человек) группу баронесса Юлия Крюденер и княгиня Анна Голицына. Это было путешествие российских мистиков и новых миссионеров, желавших обратить в христианскую веру крымских татар. К ним и присоединилась графиня.

Конец 1824 — начало 1825 года Жанна провела в обществе княгини Голицыной. Поселилась в Артеке графиня де Гаше в небольшом, одиноко стоявшем старом доме, получившем позже название «чертов домик». Артековцы же прозвали его «домик миледи». Вожатые до сих пор пугают детей рассказами о самом известном артековском привидении — Белой леди, якобы неприкаянной душе известной авантюристки, живущей в этом проклятом доме и стерегущей свои сокровища.

На новом месте графиня не успокоилась. Она взяла под свой контроль всю контрабанду на побережье. Организованная ею тропа, ведущая через мыс Аю-Даг вглубь Крыма и далее, успешно действовала вплоть до конца двадцатых годов прошлого века — пока советские пограничники не закрыли границу намертво.

Мифы всегда преследовали графиню. И часто ей самой это было на руку. Таинственность, которой окружала себя Жанна, возбуждала любопытство и различные толки. Есть, например, предание о том, что знаменитое бриллиантовое ожерелье Марии Антуанетты зарыто где-то недалеко от костровой площадки лагеря «Морской» в Артеке. В 1918 году офицеры-австрияки, пришедшие в Крым с германскими оккупационными войсками, пытались отыскать могилу Жанны де Ла Мотт, предполагая, что в ней найдут и ожерелье. Иные источники свидетельствуют о том, что драгоценность была по камушкам распродана еще в Англии.

Однако Южный берег вскоре надоел мистикам: татары в новую веру переходить не спешили, а над «безумными» женщинами уже открыто смеялись местные обыватели. В 1825 году Жанна появляется в Старом Крыму. Здесь она завела довольно близкие отношения с директором училища виноградарства и виноделия в Судаке бароном Александром Боде, тоже французом по происхождению. Она собиралась купить его сад, и Боде часто бывал у графини и подолгу беседовал с ней, очаровываясь ее рассказами, занимательными и не лишенными таинственности.

В светских кругах судачили по поводу странностей графини де Гаше и намекали на тайну ее жизни. Она это знала, но хранила свой секрет, не отвергая и не подтверждая домыслы, которые часто сама и провоцировала. Более того, любила навязывать разного рода предположения с помощью загадочных намеков. Рассказывала о графе Калиостро и о других представителях двора Людовика XVI так, будто эти люди входили в круг ее личных знакомых. И еще долго из уст в уста передавалось содержание этих разговоров, служа темой для сплетен.

Желая иметь интересного собеседника и наставника для дочери, барон Боде предложил графине жить в домике, который он собирался построить в Судаке. Но переехать в него графине не довелось. 23 апреля 1826 года ее не стало.


Смерть и завеса тайны

Сведения об обстоятельствах кончины графини де Гаше очень противоречивы. Из одних источников известно, что умерла она, упав с лошади недалеко от поселка Эски-Крым. В других источниках говорится о целом предсмертном ритуале, разыгранном графиней в домике в Старом Крыму. В начале 90-х годов прошлого века французское историческое общество обратилось к крымским краеведам с просьбой установить, где находится могила Жанны Валуа, супруги графа де Ла Мотт. Но пока точное место захоронения до сих пор не установлено.

Подробно о смерти Жанны де Ла Мотт де Валуа де Гаше дочь барона Боде рассказала в своих мемуарах, из которых следует, что без тайн и интриг знаменитая авантюристка не могла обойтись, даже покинув этот мир.

...Вечером перед смертью Жанна вызвала служанку-армянку, потребовала растопить печь и оставить ее до утра. Служанка, жившая неподалеку, видела, как несколько часов подряд графиня перебирала и жгла какие-то бумаги. Потом вышла из дому и потерялась в темноте. Что было дальше — только предположения и догадки. Вроде бы ночь перед смертью Жанна де Ла Мотт провела на вершине горы Агармыш, где (по очередному мистическому преданию) бросила знаменитое ожерелье в Бездонный Колодец — самую глубокую шахту.

Утром служанка вернулась и застала графиню мертвенно-бледной, лежащей с закрытыми глазами. Молодая армянка испугалась и всхлипнула. Жанна открыла глаза и твердо сказала: «Еще рано». Потом распорядилась похоронить себя в том, в чем была, и запретила прикасаться к ее телу после смерти. Однако последнее желание умиравшей графини не было исполнено. Тело покойницы все же решили обмыть, так как не знали вероисповедания госпожи де Гаше, а отпевали ее и русский православный, и армянский священники. На теле графини обнаружили два выжженных пятна, что навело на мысль о клеймении.

Согласно описи, после графини осталось большое количество мебели красного дерева, серебряных, золотых и фарфоровых вещей, а также сотни книг на французском языке. Деньги, вырученные от продажи вещей, в соответствии с завещанием, были отправлены во Францию в город Тур некоему Лафонтену. Занимался этими вопросами барон Боде, которого графиня де Гаше назначила своим душеприказчиком. Боде завязал переписку с Лафонтеном, но тот своими уклончивыми ответами так и не дал понять, знает ли он настоящую фамилию графини, которую называл просто «моя почтенная родственница».

Но наиболее таинственные события развернулись вокруг шкатулки графини, заинтересовавшей самого императора. Едва правительство узнало о смерти таинственной француженки, как от губернатора Тавриды прибыл курьер, потребовавший закрытую шкатулку, которая незамедлительно была доставлена в Санкт-Петербург. Тогда же губернатор признался барону Боде, что ему было поручено наблюдать за этой женщиной и что она действительно была графиней де Ла Мотт де Валуа. Что касается фамилии де Гаше, то она взяла ее, вроде бы выйдя замуж за одного эмигранта где-то в Англии или в Италии, и эта фамилия должна была служить ей прикрытием. А тайна той загадочной шкатулки осталась нераскрытой до сих пор.

Знаменитая графиня-авантюристка была похоронена на армянском кладбище в Старом Крыму, и впоследствии ее могила затерялась окончательно, так же как исчезло и само кладбище. Бездонный Колодец, куда, по легенде, Жанна бросила перед смертью ожерелье королевы, исследовали несколько раз, но в труднодоступной пещере ничего не нашли. След потерялся...

Анна Кокорина, «Крымское Время»