Крымская дача Януковича. Фото

«Как сообщил «Делу» источник в Совмине, постановлением правительства полуострова «Межрегиональному промышленному союзу» выделяется 0,85 гектара земли в поселке Массандра для постройки противооползневых и противоэрозийных сооружений. О необходимости строительства таковых в Совмин заявило руководство местного пансионата семейного типа для приема VIP-персон. «Руководители пансионата, который местные жители называют «дачей Януковича», обратились в Совет министров с просьбой о землеотводе для строительства подпорных стен», — отметил источник».

Крымская дача Януковича

Григорий Распутин любил пить симферопольскую Мадеру

Открытия и будни старейшего винзавода

Несколько недель назад в Крыму состоялось событие, которое, к сожалению, смог оценить лишь узкий круг специалистов, — в Ялте проходила закрытая дегустация корпорации «Укрвинпром». На суд центральной дегустационной комиссии была представлена продукция практически всех винодельческих предприятий Украины. Комиссия провела всестороннюю оценку виноматериалов, учитывая в том числе физико-химические характеристики и органолептические свойства (букет, аромат, цвет и др.). Всего для работы ЦДК корпорации «Укрвинпром» было представлено 88 образцов тихих вин, 27 образцов игристых вин и 28 — коньяков.

Несмотря на серьезных конкурентов, пять вин симферопольского завода «Дионис» были признаны лучшими, а херес 1965 года, производства этого же завода, получил отметку как эталон хереса.

Симферопольский херес как эталон

Из большого винного «репертуара» «Диониса» остановимся только на хересе, вине, которое появилось здесь на три года раньше, чем в знаменитой «Массандре». Кстати, родиной советского хереса является Крым, и впервые в Крыму херес родился на симферопольском винзаводе.

Для приготовления этого вина используются лучшие сорта виноматериалов, такие как токайские, мускатель, совиньон, шардоне, небольшой процент ркацители. В аромате присутствуют смолисто-хвойные и ореховые тона, горький миндаль, ржаная корочка и особая, присущая хересам солоноватость. Впрочем, виноделам важен не только вкус вина, не менее важно послевкусие. Если оно оставляет «память» 10—15 секунд, то у виноделов праздник — значит, достигнуто совершенство в приготовлении вина

Еще Гиппократ ценил необычайные свойства хереса. Херес пили герои Шекспира, а Диккенс уверял, что в горячем виде это вино с лимонной цедрой и мускатным орехом согреет и успокоит. О целебных свойствах этого древнего напитка знает все и Инна Васильева, которая многие годы возглавляет хересное производство на «Дионисе».

— Если работники нашего завода чувствуют симптомы простуды, они заходят в отделение тепловой обработки, вдыхают пары — и болезнь отступает, — признается Инна Аркадьевна. — К слову, раньше в России херес продавали в аптеках как лечебное средство, повышающее аппетит, содержащее много витаминов. И только в конце XIX века об этом эликсире здоровья стали говорить как о вине. В 1905 году в Париже русский купец греческого происхождения Георгий Николаевич Христофоров получил гран-при за херес крепкий столовый. В те времена, судя по хорошо сохранившимся этикеткам, украшенным дюжиной золотых медалей, оно поступало в продажу под названием «Южнобережное крымское вино № 37 херес. Товарищество Г.Н. Христофоров, г. Симферополь».

Христофоров — почетный симферополец

Имя Христофорова нет-нет да и промелькнет в случайных газетных публикациях. Однако этот человек заслуживает того, чтобы потомки вспоминали о нем чаще. История виноторгового товарищества Христофорова началась во время Крымской войны, когда «тыльный» Симферополь готовился стать не только госпиталем или продовольственной базой, но и арсеналом. В 1853 году на месте нынешнего завода начали обустраивать склады-подвалы для хранения пороха. Однако из-за высокой влажности от этой идеи пришлось отказаться. Предприимчивый Христофоров подвалы выкупил. И вместо пороха бочки наполнились вином. Вскоре виноторговое товарищество Христофорова стало известно не только в России, но и за ее пределами. Показателем высокого качества христофоровских вин являлись 200 золотых медалей, гран-при в Париже, бельгийский орден, гран-премио в Италии, присужденные им в 1904—1911 годах.

Устав «Товарищества виноторговли Г.Н. Христофорова» с основным капиталом 500 тысяч рублей, имевшего целью «продолжение и развитие торговли русскими и иностранными винами», был утвержден собственноручно государем императором Николаем II в Ливадии 20 ноября 1898 г., что свидетельствует о солидности христофоровских капиталов, весомости его дел и дальнейших замыслов.

В своей статье, посвященной Христофорову, симферополец Юрий Семенов приводит любопытный факт: по мнению автора, небезызвестная дорогостоящая «мадерца», которой пробавлялся при дворе Григорий Распутин, была христофоровской реализации. В пользу этого предположения свидетельствуют и сохранившиеся этикетки христофоровской мадеры того времени — единственные в своем роде, они выполнены латинским шрифтом.

Христофоров был известен и своей благотворительностью. На его деньги построена церковь при Симферопольской казенной гимназии, возведен первый каменный мост через Салгир, поддерживалась городская больница, женская гимназия.

Ныне неблагодарные потомки практически забыли купца первой гильдии, гласного Городской думы, кавалера ордена Святого Владимира Георгия Христофорова, так много сделавшего для славы Отечества и любимого Симферополя. В крымской столице нет улицы, названной в честь этого выдающегося человека, нет и памятника виноторговцу. К слову, Георгий Николаевич был также почетным гражданином Симферополя. Но не ищите его имя в фойе горисполкома, где на мраморной стене увековечены почетные граждане крымской столицы. Имен тех, кто созидал наш город до большевистского переворота, там по-прежнему нет.

Жизнь после смерти

После смерти купца в 1902 году семейное дело продолжили три сына Христофорова — Глеб, Георгий и Ксенофонт. Товарищество просуществовало до начала двадцатых, когда сыновьям пришлось спасаться бегством от большевиков. Не застав на месте винодельческую «контру», мудрые руководители реввоенсовета распорядились уничтожить все запасы вин, хранившиеся в бочках на заводском дворе. Однако вскоре большевики опомнились. И приказом Крымревкома купеческое «Товарищество виноторговли» национализировали, включив его в состав Южсовхоза, а затем — Крымвинтреста, других управленческих хозструктур, в системе которых оно работало как государственное винодельческое предприятие вплоть до 1941 г.

Во время пожара, вспыхнувшего в годы оккупации, практически все наземные сооружения завода были уничтожены. В апреле сорок четвертого вино из разрушенных хранилищ рекой лилось по тротуару. Румынские оккупанты и страждущие симферопольцы с особым вожделением купались в хмельном потоке…

А в 1945 году часть сохранившихся вин Симферпольского экспериментального винодельческого завода № 1 по распоряжению советского правительства была отправлена в Ливадию на Ялтинскую конференцию, к столу участников исторической встречи.

На 1975 год приходится пик производства — в то время завод выпускал до полутора миллионов декалитров спиртного. В перестроечные годы предприятие переживало не лучшие времена, серьезную подножку подставил и антиалкогольный 1985-й год…

Лицо Симферополя

Стойко пережив антиалкогольную пору, в начале-середине девяностых Симферопольский экспериментальный завод №1 одним из первых в стране активно ассимилировался в рыночную среду, перейдя в 1990 году на арендную форму хозяйствования под новым названием DIONIS. При этом были сохранены производственные мощности, сложившийся коллектив, традиции изготовления высококачественных вин, в том числе хереса. Однако экономического чуда не произошло: в 1995 году завод оказался на грани банкротства. Поразительно, но в Крыму не нашлось никого, кто бы решился возродить предприятие. В 1999 году это сделали днепропетровцы. А не так давно на заводе появился новый директор — Сергей Маликов.

Сергей Михайлович не только сохраняет добрые традиции «Диониса», но и продолжает недавно начатый выпуск ликеро-водочной продукции. В связи с этим хотелось бы пожелать директору не зацикливаться на водке, а полученные от продажи «беленькой» деньги вкладывать в развитие винного производства.

И еще. Не пора ли отказаться от безликого названия «Дионис», придуманного во времена, когда еще нельзя было поминать вслух «царских приспешников»? Ведь «Дионисом» на полном основании может называться любое винодельческое предприятие мира! Настало время вернуть предприятию славное имя купца Христофорова. И с этим именем второй раз покорить мир.

Есть и пожелание к городским властям поддержать «Товарищество Христофорова» и задуматься о том, что это предприятие может и должно стать одним из фирменных знаков, символов крымской столицы — каким оно и было сто лет назад.

Алексей Васильев, «Крымское Время»