29 января 2014 г.

Петр Завьялов восстанавливал после войны промышленность Крыма

Севастопольская ГРЭС, заводы «Сельхоздеталь», «СЭЛМА» и ещё множество артелей, превращённых в крупнейшие предприятия. Восстановление крымской промышленности после Великой Отечественной. Всё это связано с именем Петра Завьялова, начальника Крымского областного управления местной промышленности. А ещё благодаря мужеству Петра Михайловича крымчане могут увидеть уникальный снимок первого секретаря Крымского обкома ВКП(б) Николая Соловьёва, приехавшего на полуостров в 1946-м, а спустя 4 года погибшего в ходе расследования «Ленинградского дела».

Николай Соловьев и Петр Завьялов на мотокроссе в Симферополе
Первый секретарь Крымского обкома ВКП(б) Николай Соловьёв (сидит слева) на мотокроссе в Симферополе, рядом — секретарь горкома ВКП(б) Пётр Завьялов (сидит в центре)


Из директоров — в горком


В Крым Пётр Завьялов попал по распределению в 1940-м, после окончания с отличием Московского института электрификации и механизации сельского хозяйства, стал старшим технологом Симферопольского мотороремонтного завода. Через год, во время Великой Отечественной, был одним из тех, кто эвакуировал завод в Кировабад. Предприятие стало производить снаряды, а старшего технолога назначили директором.

— Моему отцу 31 декабря минувшего года исполнилось бы 100 лет, — рассказывает Владимир Завьялов, доктор биологических наук, 15 лет руководивший созданным им подмосковным Институтом инженерной иммунологии. — Вся его трудовая жизнь связана с Крымом. Вернувшись из эвакуации, отец с коллегами восстанавливал корпуса завода, налаживал мирную жизнь. Завод, получивший название «Сельхоздеталь», стал главным производителем режущих частей к сельхозтехнике в СССР.

Кстати, в Симферополе до сих пор сохранились старые корпуса — в здании на улице Пушкинской, 35, теперь царит рыночная торговля. Сохранился и сам завод, правда, теперь он «Симферопольсельмаш» и находится на улице Узловой, но зато поставляет продукцию в страны СНГ, Балтии, в Турцию, США, Болгарию. И в наступившем году отметит 88-летие.

В 1946-м Пётр Завьялов принял предложение первого секретаря Крымского обкома ВКП(б) Николая Соловьёва и стал секретарём Симферопольского горкома партии, курирующим промышленность города.

В память о первом


— Отец очень хорошо относился к Николаю Соловьёву, — продолжает Владимир Завьялов. — И в семье чудом, благодаря порядочности, мужеству моих отца и мамы, сохранилась фотография Николая Соловьёва. 1948 год, зрители на мотокроссе, устроенном моим отцом, увлекавшимся мотоспортом. Я сижу на руках у Николая Васильевича, рядом — мои папа и мама. Это уникальное фото. Увы, в Крыму многие не знают, каким героем был Николай Соловьёв, даже как выглядел. До сих пор ему не поставлен памятник в Симферополе. Николай Васильевич приехал в Крым через год после Победы. Из Ленинграда.

Кстати, именно Николай Соловьёв был одним из тех, благодаря кому 70 лет назад победный салют в честь полного снятия блокады Ленинграда впервые в истории прозвучал не в столице СССР — Москве, а в городе на Неве. 9 марта этого года исполнится 111 лет со дня рождения Николая Соловьёва. Во время обороны города он был председателем Ленинградского облисполкома, отвечал за «Дорогу жизни» — переправу через Ладожское озеро, позволившую избежать ещё больших жертв. Под артобстрелами и бомбёжками организовывал строительство нефтепровода по дну Ладоги. Член Военного совета Ленинградского фронта, генерал-лейтенант, награждён двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Кутузова, Отечественной войны.

— А в августе 1949-го Николая Васильевича арестовали по так называемому «Ленинградскому делу», — продолжает Владимир Завьялов. — Спустя год за участие в «контрреволюционной антипартийной группе врагов народа» в Ленинграде приговорили к смертной казни. Его, заявившего, что никогда не признает себя виновным и на суде заявит о незаконных методах допроса, растоптали в присутствии Маленкова и Берии. Берия сказал: «Но ты, мерзавец, не доживёшь до суда» и отдал приказ бить. Его жене Вере Андреевне и семнадцатилетней дочери Ирине дали по десять лет лагерей в Воркуте за то, что не донесли о «вражеской» работе. Моего отца, Петра Завьялова, тогда сняли с должности секретаря горкома «за политическую близорукость» — не распознал «врага народа». Но отец, несмотря на смертельную опасность, сохранил фото человека, которого глубоко уважал. И лишь 14 мая 1954 года Николая Соловьёва посмертно реабилитировали.

Напугав охрану


В 1950-м Пётр Завьялов стал заместителем начальника «Крымэнерго». Наш читатель вспоминает, что управление организации находилось в здании, где сейчас размещается музыкальная школа имени Юрия Богатикова на улице Горького.

— Папа часто брал меня в командировки в закрытый тогда для свободного посещения Севастополь, — вспоминает Владимир Завьялов. — Он руководил реконструкцией Севастопольской ГРЭС, которая в те времена снабжала электроэнергией практически весь полуостров. Но, как только появилась возможность, отец ушёл на производство — в 1959 году на базе мастерских по ремонту электробытовой техники создавался Симферопольский электромашиностроительный завод. Отец стал его директором. Вначале завод производил электродвигатели и занимал территорию в районе улиц Набережной и Шмидта, на которой сейчас находятся Республиканская библиотека имени Франко и Симферопольское музыкальное училище. Позже завод переехал на улицу Генерала Васильева и стал производить электросварочную технику. Сейчас продукция фирмы «СЭЛМА» поступает во многие страны мира.

В 1964 году Петра Завьялова назначили начальником облуправления местной промышленности, ныне должность министра автономии.

— На этой должности отец проработал почти 15 лет, — рассказывает читатель. — Мотался по командировкам, при нём многие артели превратились в крупнейшие заводы и фабрики. Потом ещё 10 лет проработал начальником отдела кадров в Крымском облсовете по туризму. А ещё отец был замечательным семьянином, всегда поддерживал жену, нас с сестрой. Она ныне доцент Крымского мединститута. Наши успехи — его заслуга. А ещё был хорошим другом. Однажды к нам в гости, мы жили недалеко от Дома Советов (ныне здание Совмина АРК), пешком от этого здания, изрядно поволновав охрану, пришёл секретарь Верховного Совета СССР Михаил Порфирьевич Георгадзе, курировавший строительство пансионата Верховного Совета страны в Партените.
Оказывается, они с отцом вместе учились в институте — не навестить хорошего друга этот не последний человек в СССР просто не мог.

Петра Завьялова нет уже много лет, но остались на полуострове созданные при его участии предприятия, осталась память.

Наталья Пупкова, «Крымская Правда»

Читайте также: