15 января 2012 г.

Константин Богаевский — крымский художник-фантаст

12 января 1872 года, 140 лет назад, в Феодосии родился художник Константин Богаевский. Всю свою жизнь он прожил в Крыму, и всю жизнь Крым вдохновлял его. «Сколько бы ни писал картин о крымском небе, горах, море, крымская природа давала мне еще и еще новые темы для моих полотен», — говорил Богаевский.

Константин Богаевский

Видимо, из-за того, что Богаевский всю жизнь прожил в Феодосии и был современником Айвазовского, его нет-нет да и норовят записать в ученики к великому маринисту. Но это не соответствует действительности. Хотя первым учителем Богаевского был Адольф Фесслер, преданный копиист Айвазовского, у самого мэтра Богаевский отказался заниматься наотрез: морские виды были художнику неинтересны, его влекла история древней киммерийской земли. В 1891 году Богаевский поступил в петербургскую Академию художеств. Правда, учился он средне, его даже отчисляли «за неспособность», в частности, не давалось ему изображение человеческих фигур. К счастью, «бездарного» юношу вовремя заметил профессор академии, знаменитый пейзажист Куинджи. Он как раз составлял свой класс и, увидев летние этюды Богаевского, включил его в число учеников. Говорят, что Куинджи освобождал Богаевского от неинтересного тому изображения натурщиц и натурщиков и позволял во время этих занятий... играть на гитаре.

Благодаря Куинджи Богаевский после окончания академии, в 1897-м, отправился в путешествие по Европе. Начинающий художник побывал в Италии, Франции, Германии, Австрии. Но после этого еще больше утвердился в своем мнении: нет на земле места прекраснее, чем Крым и Феодосия. «Как я счастлив был, когда опять увидел свой родной Крым, берега Судака, Коктебеля и пустынные горы Феодосии!» — вспоминал Богаевский.

Богаевский. Корабли. Вечернее солнце. 1912 г.
Константин Богаевский. «Корабли. Вечернее солнце». 1912 г.

Богаевский. Старая Феодосия. 1926 г.
Константин Богаевский. «Старая Феодосия». 1926 г.

В советские времена Богаевского считали художником этнографическим, передавшим в работах особенности крымского пейзажа. Однако его виды Крыма не столько документ, сколько фантазия, современные искусствоведы называют Богаевского мастером «фантастического пейзажа». Эту особенность творчества художника четко обозначил еще Волошин, по сути, открывший глаза современникам на живопись Богаевского. По словам Волошина, Богаевский смог увидеть то, что снится древней крымской земле, и изобразить это на своих полотнах:
Земля, как и человек, способна видеть сны. Не растревоженная суетой современности, она неторопливо грезит о минувшем, о несбывшемся и о возможном, и сновидения ее достигают зрительной реальности миража... Неточно выражаются, когда говорят, что художник отражает и преображает пейзаж: не он изображает землю, а земля себя сознает в нем — его творчеством...

Киммерия — страна, опустошенная и печальная, каждый камень которой насыщен огромным безымянным прошлым, грезит свои фата-моргана в творчестве Богаевского.
Волошин и Богаевский в мастерской писателя. Коктебель. 1930 г.
Волошин и Богаевский в мастерской писателя. Коктебель. 1930 г.

Волошин:
Маленького роста, пропорционально сложенный, стройный, мускулистый и ловкий, он одет тщательно, с изысканностью. Лоб обнаженный. Волосы — соль и перец. Любит движение, ручную работу, и всякое ремесло спорится у него под руками. Молчалив. Замкнут. В мастерской безукоризненная чистота и порядок. Ни в обстановке, ни во внешности никаких внешних признаков художника. Только глаза, усталые и грустные, говорят о бесконечных ночах, которые он проводит без сна, лежа на спине с открытыми глазами, и перед его мысленным оком без конца и без начала развертываются панорамы Киммерии. Не в переносном смысле, а в буквальном — древняя земля грезит в нем свои сновидения и целыми месяцами в требовательной своей неотступности не позволяет ему сомкнуть глаз.
Равнодушный к человеческой натуре Богаевский стал портретистом Крыма. И опять-таки, вряд ли кто-то сможет сказать об этом лучше, чем Волошин:
Богаевский первый стал писать Лицо Земли... Лицо Земли складывается геологически, так же, как человеческое лицо — анатомически, и точно так же определяется морщинами, шрамами и ранами, оставленными на нем стихиями и людьми: знаками мгновений.
Гостиная с панно Богаевского в особняке Рябушинского в Москве
Гостиная с панно Богаевского в особняке Рябушинского в Москве

Декоративное панно — явление новое для начала XX века, возникшее как возрождение традиции XVIII века. Большие картины Богаевского тяготели к форме панно, поэтому современники не удивились, когда меценат Михаил Рябушинский заказал художнику три панно в своем московском особняке. Работу над панно Богаевский закончил в 1912 году

Богаевский остался в родном городе во время оккупации. И погиб при бомбардировке Феодосии советской авиацией 17 февраля 1943 года. Вот как описал эти ужасные события в своем дневнике феодосийский школьник Владимир Борисенко (ему тогда было 15):
17 февраля 1943 года. Среда.

Сегодня день особенный, траурный день...

Дома читал газету „Голос Крыма“ за 13 число... Чтение было прервано сильной зенитной стрельбой. Дети подняли сильный крик.

Всего было сброшено три бомбы. Одна на базар, другая около тюрьмы, а третья на Войковой. На базаре результаты оказались особенно ужасными. Было убито около сорока человек. Вокруг разбитого балагана стояли целые лужи крови, валялись пальцы и кишки...

19 февраля 1943 года. Пятница.

Мы видели, как хоронили Богаевского... которому 17-го оторвало голову на базаре.
Феодосийский школьник не преувеличивал, художник действительно погиб такой ужасной смертью (говорят, что его голову даже найти не смогли). Константину Богаевскому было 72 года. Он не дожил до освобождения Феодосии всего два месяца...

Татьяна Шевченко, «События»

Читайте также: