19 сентября 2011 г.

Кирилл Щёлкин — «крёстный» атомной бомбы

Кирилл ЩелкинОн не был коренным крымчанином — полуостров принял его семью 87 лет назад. Но его имя навеки осталось на карте Крыма — в названии города на побережье Азовского моря. И школа № 1 в Белогорске носит его имя — он закончил её в 1928-м. Одному из создателей советской атомной бомбы, трижды Герою Социалистического Труда Кириллу Щёлкину исполнилось бы сто лет.

Уроженцам Смоленской и Курской губерний, топографу по поземельному устройству Ивану Ефимовичу и учительнице младших классов Вере Алексеевне Щёлкиным довелось помотаться по Российской Империи. В центре одной из её губерний, Тифлисской, и родился 17 мая 1911 года их сын, наречённый старинным именем Кирилл. Спустя тринадцать лет семья перебралась в Карасубазар (ныне Белогорск). Увы, даже крымский климат не помог Ивану Ефимовичу победить туберкулёз. В четырнадцать лет комсомолец Кирилл вынужден был подрабатывать в кузнице, совхозе, чтобы помогать маме поднимать младшую сестрёнку Ирину. Но школу парень не бросил, учился ровно, особенно давались точные науки. Их он выбрал и поступая в Крымский государственный педагогический институт имени Фрунзе — на физико-технический факультет. Кстати, пятью годами ранее Крымский университет имени Фрунзе (такое название носило тогда учебное заведение, ныне — Таврический национальный университет имени Вернадского) окончил Игорь Курчатов, будущий научный руководитель атомного проекта СССР, «отец атомной бомбы». Выпускникам симферопольской гимназии № 1 Игорю Курчатову и белогорской школы № 1 Кириллу Щёлкину позже придётся работать вместе, создавая ядерный щит Родины, и отношения между ними будут самыми дружескими.

Курчатов, Харитон и Щелкин

Сын Кирилла Ивановича Феликс, написавший в память об отце и его товарищах книгу «Апостолы атомного века», вспоминал, что в последние годы учёбы студент Щёлкин «работал на метеорологической, оптической и сейсмической станциях института», а при выпуске за успехи в учёбе «премирован брюками». А вот от работы директором школы в Ялте выпускник отказался — выбрал науку и уехал в Ленинград, в Институт химической физики. Уехал не один — с однокурсницей Любовью Михайловной Хмельницкой, ставшей его женой.

В городе на Неве Кирилл Щёлкин стал лаборантом Института химической физики, Любовь Михайловна — школьной учительницей. За три года до Великой Отечественной Кирилл Иванович защитил кандидатскую «Экспериментальные исследования условий возникновения детонации в газовых смесях». Наработки учёного нашли применение в промышленности. Подготовку же докторской диссертации прервала Великая Отечественная. Примечательно, что имевший бронь Кирилл Щёлкин добился отправки на фронт. Он, внук кавалера двух Георгиевских крестов, не мог заниматься наукой, когда с оружием в руках надо было решать судьбу страны.

Коммунистический батальон добровольцев Ленинграда, в котором начал воевать Кирилл Щёлкин, влился в 64-ю стрелковую дивизию, наш земляк стал красноармейцем взвода разведки начальника артиллерии дивизии. Первый бой — под Смоленском, затем оборона Курска. Феликс Щёлкин вспоминал, что отцу «судьба дала шанс сражаться за малые родины предков». Дивизия переименована в 7-ю гвардейскую. Гвардии рядовой Щёлкин оборонял Москву, участвовал в декабрьском наступлении, отбросившем фашистов от столицы. Как и любой фронтовик, не раз смотрел смерти в лицо. Феликс Щёлкин вспоминает об одном эпизоде, известном со слов однополчанина отца Ф. Свичевского. Поздравляя семью фронтового товарища с 40-летием Великой Победы, ветеран написал им о бое у деревни Большие Ржавки, откуда позже к Кремлёвской стене перенесены останки неизвестного солдата: «А ведь это могли быть и мы: я и Кирилл Иванович. Вспоминая о своём отце, вам следует об этом помнить», — писал фронтовик. «В районе 41-го километра Ленинградского шоссе шли тяжёлые бои. Части отступили из деревни, при этом орудийный расчёт оставил на окраине села пушку и прибыл в расположение без неё. Командир орудия был расстрелян, а разведвзводу было приказано доставить пушку в часть. Шесть человек, включая рядовых Ф. С. Свичевского и К. И. Щёлкина, выехали на выполнение задания на полуторке. Подъехав к орудию, разведчики увидели, что одновременно по шоссе с другой стороны к деревне движется колонна из шести немецких танков. За ней шла пехота. Командир приказал приготовиться к бою, увезти орудие уже не успевали. Все попрощались друг с другом. И тут раздались выстрелы. Загорелись передний и задний немецкие танки. Чуть позже ещё один. Три оставшихся танка, так и не поняв, откуда ведётся огонь, развернулись и отступили вместе с пехотой. Из-за груды брёвен, наваленных на месте разрушенной избы, выехал танк „Т-34“. Подъехав к артиллеристам, танкисты попросили закурить. Они рассказали, что были оставлены в засаде».

Фашистов погнали от Москвы, а уже в начале января 42-го Кирилла Щёлкина отозвали с фронта «для продолжения научной работы при Институте химической физики Академии наук СССР». Без специалиста по теории горения и детонации нельзя было обойтись при разработке реактивных двигателей для авиации. В ноябре 1946 года Кирилл Щёлкин защищает докторскую диссертацию «Быстрое горение и спиновая детонация газов», а уже через полгода его, знающего «всё о внутренних механизмах взрыва», приглашают в «Атомный проект» на должность заместителя главного конструктора созданного КБ-11 («Арзамас-16», ныне Саров Нижегородской области). О колоссальной работе, проделанной Кириллом Щёлкиным и его коллегами, можно говорить много, но главный итог: 29 августа 1949 года Кирилл Иванович заложил первый капсюль-детонатор в первую советскую атомную бомбу. Её создатели не хотели войны, они делали всё, чтобы создать ядерный щит Родины, объявившей, что никогда не применит атомное оружие первой. Вручая награды сотрудникам «Атомного проекта», в том числе Кириллу Щёлкину Звезду «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда, Иосиф Сталин сказал:
Если бы мы опоздали на один-полтора года с атомной бомбой, то, наверное, попробовали бы её на себе.

Потом были новые испытания, новые бомбы. За термоядерную (12 августа 1953 года) Кирилл Щёлкин стал трижды Героем Социалистического Труда.
А вскоре возглавил созданный по его инициативе второй ядерный центр «Челябинск-70» (Снежинск Челябинской области, Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт технической физики).

Шесть лет трижды Герой Социалистического Труда, лауреат трёх Сталинских, Ленинской премии, орденов Ленина, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды проработал на Урале. И вдруг ушёл со всех постов, был отлучён от работы по созданию ядерного оружия, уехал в Москву и стал преподавателем, завкафедрой в Московском физико-техническом институте. Кирилл Щёлкин, Игорь Курчатов (он умер в феврале 1960-го), другие создатели первой атомной бомбы страны выступили против создания мегатонных бомб с мощнейшими зарядами, «ядерного безумства», когда СССР, руководимый Никитой Хрущёвым, вовсю стремился доказать своё превосходство перед США и мир оказался на грани третьей мировой — ядерной войны. Утверждавшего, что необходимо иметь лишь небольшие ядерные заряды, Кирилла Щёлкина власть не простила, уже после смерти у родных забрали все его награды, сказали: не положено хранить в семье. Он умер в 1968 году, верная спутница жизни Любовь Михайловна пережила его на десять лет. А на карте Крыма в 1982 году появился город Щёлкино.

Человек слова и дела, Кирилл Щёлкин очень любил цирк и оперу, в быту был скромен, непритязателен. Феликс Щёлкин вспоминал, что «отец внешне — в одежде, в поведении — выглядел весьма просто». Все свои награды он не надевал ни разу, считал: не нужно выделяться. Но есть фотография, на которой на пиджаке Кирилла Щёлкина три Звезды Героя Соцтруда, медаль лауреата Ленинской премии и три медали лауреата Сталинской (Государственной) премии (не хватает орденов и остальных медалей. — Ред.). Снимок родился благодаря розыгрышу друзей. Феликс Щёлкин в книге «Апостолы атомного века» вспоминает:
Научный руководитель и главный конструктор Челябинска-70 Кирилл Щёлкин был делегатом съезда КПСС от Челябинской области.

В первый день съезда Борис Ванников (начальник Первого Главного управления при Совнаркоме (Совете министров) СССР, которое осуществляло организацию всех исследований и работ по созданию атомной бомбы, а затем и производства ядерного оружия. — Ред.), и Игорь Курчатов надели Звёзды Героев и знаки лауреатов, а отец, как всегда, пришёл без наград.

В перерыве Ванников и Курчатов стали „строго“ ему выговаривать: мол, тебя наградили, выбрали для такого торжественного события, как съезд, а ты пришёл без наград, всеми пренебрёг, мы этого от тебя не ожидали. Отец принял эти упрёки за чистую монету, на следующий день пришёл с наградами, а Ванников и Курчатов, договорившись, награды сняли. Увидев отца, оба стали его отчитывать: тебя на съезд выбрали работать, чего ты хвастаешься Звёздами, не ожидали, что ты такой нескромный. В этот же день в зале заседаний отца снял фотокорреспондент.
Щелкин, Курчатов и Ванников

В тему

В августе 1969 года было принято решение о строительстве на Керченском полуострове Крымской АЭС. Вскоре стал зарождаться и городок атомостроителей, ставший республиканской комсомольской, а потом и Всесоюзной ударной стройкой. В апреле 1982 года он получил имя — Щёлкино. В наши дни Щёлкинским городским Советом выпущена юбилейная медаль «В ознаменование 100-летия со дня рождения Кирилла Ивановича Щёлкина».

На памятном знаке у белогорской средней школы № 1 имени Щёлкина начертаны слова учёного: «Я счастлив, что смог принести пользу своей Родине, своему народу».

Наталья Пупкова, «Крымская Правда»


Ядерные Бермуды СССР



Ссылки по теме: