22 июня 2011 г.

Героические крепости Севастополя

В последнее время во многих СМИ только и слышно о 35 батарее на мысе Херсонес. В то же время героических крепостей в Севастополе было очень много, и даже сами гитлеровцы из сильнейшей армии мира преклонялись перед мужеством защитников Севастополя. Почти год они не могли взять штурмом город славы.

35 батарея на Херсонесе

Мне в руки попалось редкое издание — в 1943 году, через год после захвата Севастополя, немцы «для служебного использования» издали отчет о штурмах города-героя и устройстве его батарей и бастионов.

В отличие от советской систематики названий (30 или 35 батареи) немцы дали русские имена каждому из укреплений. Здесь, кроме обычных «Ленин», «Сталин» встречаются «Максим Горький», «Молотов», «Сибирь», «Урал» и «Волга».

30 и 35 батареи в Севастополе

В отчете видна растерянность немцев — какой прекрасный план они разработали для молниеносного захвата Севастополя с ходу — еще 30 октября 1941 года, но увы! Первую неудачу они объяснили «возникшими перебоями с питанием и боеприпасами».

Второй штурм был назначен на середину декабря. В это время к северу от Северной бухты был организован крепостной сектор. Наиболее известной крепостью здесь была 30 батарея, или «Максим Горький» (упомянутая выше 35 батарея на мысе Херсонес носила имя «Максим Горький-2»).

30 батарея Максим Горький в Севастополе

Когда мы посетили этот мемориал, мы поразились — какое идеальное место создала природа для батареи! Представьте себе — над Каламитским заливом, между Бельбеком и другой балкой в остром холме встроен гигантский комплекс. Здесь и трансформаторная подстанция, и блок с двумя бронебашнями, командный пункт, соединенный с башнями подземным ходом в 600 метров. Два орудия калибром 305 мм, хоть и уступали по размеру знаменитой «Доре», но могли обстреливать сектор около 40 км диаметром, поражая цели, как в море, так и вокруг Севастополя (башни могли вращаться на 360 градусов). Батарею поддерживали зенитные батареи «Ленин» и «Сталин» (366 и 365), а также и опорные пункты «Урал», «Волга» и «Сибирь». К «Максиму Горькому» подходила узкоколейка, по которой со стороны Мекензиевых гор подвозили снаряды. Под землей были расположены душевые, кухни, медпункт и даже... клуб.

17 декабря немцы начали второй штурм, несколько дней шли атаки, немцам удалось захватить мамашайскую батарею на севере от Севастополя, но пришло сообщение о том, что 26-го советские войска начали керченско-феодосийскую операцию. Войска стали перебрасывать на восток Крыма и даже в Евпаторию, где также были высажены десантники. Штурм Севастополя был прекращен 31 декабря и отодвинут на неопределенное время.

Почти полгода пришлось немецким войскам изучать ландшафт, планировать захват города-героя. Они отмечали, что местность вокруг города как нельзя лучше подходит для его защиты: с восточной стороны и со стороны Балаклавы она была пересеченная, кроме крупных батарей, здесь почти в каждой щели, в каждой пещере могла находиться огневая точка. Немцы писали в отчете:
Дубовый кустарник и колючие заросли... совершенно не просматриваемы. Обороняющиеся могут с коротких дистанций поражать нападающих. Точки обороны противника обнаружить очень трудно...

Третья атака Севастополя началась 7 июня 1941 года, а план атаки подписал лично Гитлер и даже сам выбрал дату. Одной из первых немцам пришлось штурмовать «Гору-трапецию», рядом с Камышловской балкой (с. Дальнее). Только через несколько дней, с большими потерями им удалось захватить пушки на ее вершине. Но немцы отмечают, что когда они уже захватили ее и стали переоборудовать для нападения, неожиданно выяснилось, что «огневые точки в соседней Гюбнеровской балке, оставшиеся в тылу, к вечеру снова ожили» и затруднили дальнейшее продвижение.

Немцы подбираются к 35-й батарее в Севастополе

На уже упоминавшуюся 30 батарею, или «Максим Горький», немцам тоже пришлось положить много людских ресурсов. Мощные пушки обстреливали все вокруг, не давая близко подойти. С большим трудом немцам удалось продвинуться поближе к батарее — они прорвали проволочные заграждения и засыпали минные поля. Но только прямое попадание в западную бронированную башню вывело одно орудие полностью, а второе частично. Это дало немцам возможность для атаки, но все равно они отмечают большие потери (защитникам крепости помогал и мощный обстрел из бельбекской долины).

Разрушенная 35-ая батарея в Севастополе

Даже взяв западный склон, атакующие ничего не добились. «Гарнизон второй установки яростно отстреливался сквозь отверстия, пробитые снарядами в броне башни», писали немцы в отчете.
Несколько дней советские войска, запертые в блоках, пускали в ход подрывные заряды, бензин и горючие масла.

Нашлись, правда, перебежчики, выдавшие противнику устройство башни. Ударная группа только 26 июня сумела ворваться внутрь и захватить пленных. То, что они увидели, поразило их. Большая часть гарнизона погибла от взрывов или задохнулась в дыму, но не сдавшись в плен.

Мощное «Северное укрепление» было построено еще в 1831 году, с каменными стенами шириной в пять метров и глубиной свыше трех. Известно, что, когда объединенная армада в 1854 г. подошла к Севастопольской бухте (Крымская война), то они решили проверить свою мощь именно на Константиновской батарее. Несколько часов союзники стреляли в ее направлении, ничего уже не видя из-за дыма, а когда он рассеялся, то выяснилось, что все было напрасно — стены выдержали мощный штурм.

Похожая ситуация была и при попытке штурма немцами ее в июне 1942 года. Артиллерия ничего не могла сделать с мощными стенами, фашисты понимали, что только рукопашный штурм может помочь им взять древнюю постройку; теряли много солдат; выходили из строя пулеметы и противотанковые орудия. Немцы только через несколько дней сумели пробиться в крепость. Интересна фраза из немецкого отчета:
В ночь с 21 на 30 июня (?!) все комиссары и офицеры покончили с собой.

И сколько было еще таких крепостей, матросов и солдат, до смерти дравшихся с наступающими... Только 30 июня немцы захватили позиции на Сапун-горе, и 1 июля пал Севастополь. Что касается 35 батареи (Максим Горький-2), то это была последняя точка сопротивления, героическая, тем более, что руководство не могло вывести солдат из этого каменного мешка. Только некоторые сумели пробраться через Балаклаву в крымские леса, многие раненые ползли в сторону 35 батареи, и, узнав там о безнадежности обстановки, часто кончали с собой.

Немцы издали книгу, рассчитывая, что легендарная крепость Севастополь теперь их, и их навсегда. Кто из них мог предполагать, что через год буквально за несколько недель советские войска выбьют их из своих крепостей, и гитлеровцев будет ожидать такой же конец — по сведениям очевидцев много их скопилось в районе той же 35 батареи, и море вокруг мыса Херсонес было красным от их крови...

Олег Широков, «Крымское Эхо»

Ссылки по теме: