14 января 2011 г.

О судьбе архитектора симферопольского вокзала Алексея Душкина

Как-то в начале восьмидесятых годов в Крым приехала делегация художников из Рима. Больше всего в обшарпанном и унылом Симферополе тех лет итальянцев поразил железнодорожный вокзал. Как рассказал переводчик Вадим Кухарук, сопровождавший группу, они восхищались зданием вокзала, уверяя, что он выглядит «совершенно по-итальянски» и что они чувствуют здесь себя «как дома».

Железнодорожный вокзал в Симферополе

Построенное в конце позапрошлого века здание симферопольского вокзала, пе-риодически подлатываемое властями, простояло до Второй мировой войны, когда в результате многочисленных бомбежек от него не осталось камня на камне. Последним, что взорвали немецкие войска, отступая в 1944 году, была труба котельной вокзала.

Старое фото симферопольского вокзала

Два года спустя началось строительство нового здания. Автор проекта — архитектор Алексей Душкин — представлял «ворота Крыма» в виде воздушного итальянского палаццо. Строительство велось пять лет. В 1951 году вокзал был сдан в эксплуатацию. Его итальянский дворик очень напоминает итальянский дворик в Ливадийском дворце — тот же фонтан, те же клумбы и колонны.

Фонтан в итальянском дворике симферопольского вокзала
Автор фото — Александр Джулай
На фонтане в итальянском дворике не хватает двух голубей — они были убраны сразу же после обнаружения того факта, что статуэтки голубей фонтана образуют свастику.
Особое внимание было уделено Сталину. На вокзале, кроме барельефа в здании, ему установили сразу два памятника: на перроне — средних размеров, на привокзальной площади — побольше. Вождь «встречал» всех пассажиров и «провожал» их на привокзальной площади. Позже в начале бульвара, который начинается сразу возле вокзала, был установлен еще один монумент — Ленину и Сталину, они сидели на скамейке и беседовали. Уже в хрущевские времена все три памятника Сталину были снесены, от Ленина его просто отпилили, барельеф в главном вестибюле тоже сняли.
Вокзал был единственным в СССР на территории которого было два памятника Сталину.
Архитектор Алексей Душкин
Во времена возведения вокзала в Симферополе Алексей Душкин (на фото) уже считался мэтром отечественной архитектуры. Он родился в селе Александровка, Харьковской губернии, в декабре 1903-го в семье агронома. С семнадцати лет работал грузчиком и техником-строителем в Харькове, затем поступил на химический факультет технологического института, откуда перешел на архитектурный факультет строительного института, который окончил в 1930 году.

Приняв участие в конкурсе на архитектурный проект московского Дворца радио, молодой провинциальный архитектор переехал в столицу. За проект станции метро «Дворец Советов» (сейчас «Кропоткинская») Душкин в 1937 году получил «Гран-при» на Международной выставке в Париже.

Станция Дворец Советов. Архитектор - Душкин

Спустя два года в Нью-Йорке западные коллеги признали шедевром станцию «Маяковская». В московском архиве Союза архитекторов сохранились фотографии, на которых Душкин показывает макет «Маяковской» в Нью-Йорке: построил одну секцию станции в натуральную величину, а с двух сторон поместил зеркала. В результате — бесконечно разбегающиеся арки, нью-йоркцы в восторге, Душкину — первый приз.

Станция Маяковская. Архитектор - Душкин

По собственному признанию автора, «стальной» образ станции возник у него под впечатлением стихов Маяковского и музыки Баха и Прокофьева. «Алексей Николаевич всегда объединял архитектуру с музыкой, считал их родственными искусствами», — напишет позже его жена Тамара Душкина в своей «Книге воспоминаний».

Подземная архитектура этих станций метро принадлежит к знаковым образцам «сталинской неоклассики», которая сближается благодаря гармоничному сочетанию авангардных конструкций, в частности стальных опор на «Маяковской», с международным стилем ар-деко.

Однако признание мировых специалистов и множество Сталинских премий не уберегли архитектора от политических гонений. В 1955-м Алексей Душкин больше всех пострадал от хрущевского указа «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Поводом стал его вокзал в Сочи, построенный в духе палаццо раннего Ренессанса.

Вокзал в Сочи. Архитектор - Душкин

Московские генералы от архитектуры Чечулин, Власов, Мордвинов и другие, явно не чуждые излишеств, в отличие от Душкина, отделались легким испугом. При этом в ходе борьбы с излишествами в пример ставились душкинские же «Кропоткинская» и «Маяковская» 30-х годов как соответствующие новой эстетике, но уже без упоминания фамилии автора. Доносы и клевета менее удачливых коллег сопровождали архитектора всю жизнь. Так, его обвиняли еще и в космополитизме — за то, что публично употреблял слова «капите́ль», «ренесса́нс», «архитра́в», «баро́кко». Обруганный и гонимый, Душкин достроил-таки огромный магазин «Детский мир» в Москве (тоже палаццо, но уже без излишеств), и все — больше ему ничего не дали сделать. Кстати, потом благодаря масштабным аркам, фасадам из стекла, алюминиевым конструкциям и большим площадям «Детский мир» признали первым отечественным универмагом европейского уровня. А Душкин вплоть до своей смерти в 1977 году был вынужден заниматься только преподаванием.

Детский мир в Москве. Архитектор - Душкин

Детский мир в Москве. Архитектор - Душкин

Одновременно с крахом профессиональной карьеры жизнь Алексея Николаевича омрачила личная трагедия — невозможность увидеться с любимым старшим братом, которого он считал погибшим. Брат архитектора, Владимир Николаевич Душкин, покинул Россию с Белой армией восемнадцатилетним юношей. На его долю выпал типично русский эмигрантский путь — из Крыма в турецкий порт Галлиполи. Дальше — русский лицей в Софии, тяжелая работа на угольных шахтах, затем разгрузка вагонов в Париже. Во Франции он и осел, а в 1931 году начал заниматься там росписью миниатюрных фигурок.

Спустя двадцать лет Владимира Душкина признали основателем неповторимого стиля миниатюрной пластики, которую расхватывали коллекционеры всего мира. Он много писал, оставив после себя философскую прозу, книгу «Забытые» и несколько рассказов. О том, что его старший брат жив, Алексей Душкин узнал только в середине 50-х, но страх перед советской карательной системой был настолько силен, что никаких связей он так и не наладил, хотя очень хотел увидеться с ним. Лишь после смерти Алексея Владимир и вдова архитектора Тамара начали переписываться.

Короче говоря


— Башня с часами — один из самых узнаваемых видов Симферополя. Диаметр каждого из четырех циферблатов, повернутых во все стороны света, более 3 м, длина минутных стрелок — 2 м, часовых — 1,5 м. Механизм часов приводится в движение гирями весом по 250 килограммов. Их подтягивают раз в десять дней. Обслуживают хронометр механики службы связи.

— Существует версия, что в 1912 году именно на перроне симферопольского вокзала впервые был исполнен знаменитый марш Василия Агапкина «Прощание славянки». Так началась традиция, продолжающаяся долгие годы: поезда в Москву и Киев и сегодня уходят под звуки этой музыки:


Екатерина Бородкина, «События»

Читайте также: