1 сентября 2010 г.

Забытая дорога на юг

— Да там такая дорога! Скорее, её отсутствие! — морщится Дима Береснев, водитель со стажем, в ответ на мою просьбу проехать напрямик от Льговки на симферопольскую трассу через Долинное и Курское. Даже карта не убеждает, слова о сокращении пути вдвое и экономии бензина — тоже. Лучше — вокруг, через Золотое Поле, Приветное, Старый Крым, Грушевку. Неблизкий путь, но хоть по более или менее удовлетворительной дороге. А по разбитой щебёнке мимо известной горы Бор-Кая пришлось путешествовать не раз — только пешком.

Индольская долина
Идём по живописной Индольской долине, направляясь в сторону Долинного, села Льговского сельсовета, бывшем когда-то Ак-Чорой. На сельском кладбище похоронен талантливый крымскотатарский поэт, переводчик и литературовед Эшреф Шемьи-заде (1908–1978), ставший одним из известных национальных поэтов советского периода литературы. Жаль, не в моде сейчас стихи о Ленине и партии на крымскотатарском языке.

Старое название села довольно интересно. Пленники татар родом с Украины и из России именовались «ак чора» — в переводе «белый раб». Известный тюрколог Александр Самойлович был удивлен, увидев в начале двадцатого века такого человека — «потомка рабов-невольников, которые поныне живут отдельно от татар. Одетый совершенно по-татарски, говорящий на чистейшем татарском наречии, по вере — благочестивый мусульманин, старик лицом своим совершенно определённо обнаруживал нетатарское своё происхождение. Передо мной стоял в татарском обличье рязанский мужичок... Это был „чора“, как назывались в Крыму в ханские времена невольники и как поныне зовутся в степи их потомки, сохранившие особый физический тип (в данном случае русский) и особое социальное положение». В довоенное время в Крыму были известны селения с названием Ак-Чора: ныне село Гвардейское Первомайского района, две не существующие уже деревни на территории Джанкойского и Кировского районов и село, в котором мы находимся. На юге от него хорошо просматривается гора, круто обрывающаяся скалой. Конечно, Бор-Кая в этих местах — главная достопримечательность, и на всём пути по ухабистой дороге из Долинного в Курское взор неизбежно упирается в её беловатые известняковые кручи. Но не менее интересны пейзажи и объекты вокруг.

Бор-Кая

На юге — вид лесистых гор Главной гряды, среди которых особенно выделяется массив Сугут-Обы (или Буруса) в 954 метра высотой. Это известный партизанский край времён Великой Отечественной. Над Индольским прогибом вонзается в небо острый клык Кокташа. Западнее — самая высокая гора Внутренней гряды Кубалач, почти 740 метров. Правее идёт и сама гряда из похожих друг на друга гор — Бурундукский хребет. Под горой Бор-Кая в обрамлении тополей змеится Индол, только что ставший Мокрым: здесь сливаются собственно Индол и Сала. Левый приток Мокрого Индола — Индол — берёт начало на северном склоне Главной гряды, у горы Караколь. Труднопроходимые верховья реки были местом дислокации крымских партизан, поэтому в верхнем течении река и носит название Партизанка. Принимая воды из ближних балок и ручьёв, Индол становится всё многоводнее, долина его расширяется. Перед Тополёвкой он течёт в межгрядовом понижении между горами Главной и Внутренней гряд. Основные притоки Индола — Орталанка и Куртинская — впадают в него с правого берега. Левобережные притоки Сазых-Дере и Баймурза начинаются на северо-западных склонах красивой горы Кокташ.

Кокташ

Правый приток Сала берёт начало на северных склонах горы Арпалы, на высоте в полкилометра. От Грушевки река течёт в северном направлении до Холодовки (бывший Османчик), затем делает крутой поворот к западу, следуя этому направлению до устья. Перед слиянием с Индолом очертания русла становятся нечёткими, русло разбивается на ряд мелких проток, блуждающих по пойме. Их можно увидеть с Бор-Каи.

Вид на Долинное и дорогу с горы Бор-Кая

По пути — село Курское Белогорского района. Селение Кишлав возникло в начале XIX века после переселения сюда из-под Пловдива группы болгар, спасавшихся от преследования турок.

Курское
© Кирилл Новгородцев

В долине реки в конце позапрошлого столетия был край крымского огородничества. Поэтому реке как основному источнику воды уделяли много внимания. По поручению Таврического земства профессор Н. Головкинский в 1886 году проводил гидрогеологические изыскания в долине реки по выходу из гор на равнину, а в 1912-м партия одного из отделов Министерства земледелия под руководством инженера Рухлова вела гидрогеологические изыскания в долине реки на всём её протяжении.

Но к чему эта история вместе с природоведением? По дороге не ездят автобусы с туристами, нет здесь и плановых пешеходных маршрутов, мало известны эти просторы отдыхающим. Только ведущие крымские краеведы Василий, Александр и Андрей Ена внесли в свой проект Большой эколого-этнографической тропы Крыма эти места. Как и написали в прекрасной своей книге «Куэсты Крымского предгорья» о местных достопримечательностях, отметив, что «научные подвиги и открытия совершаются не для себя любимого, а для всего человечества; открыватели — это те, кто зажигает факел посреди темноты и ведёт за собой всех остальных».

Поэтому и приоткроем сугубо практическую сторону этой щебенистой, в рытвинах, дороги. Много раз, бывая в Советском районе, в сёлах Кировского района — Льговском, Золотом Поле, слышал мнение местных: «Эх, если бы была прямая дорога на Судак, на моря!». То, что есть — не в счёт, и гружённые дарами местных садов и огородов автомашины идут в объезд. Если быть точным, путь от Льговки до Грушевки, вернее, до судакского поворота вокруг Агармышского массива, насчитывает тридцать пять километров. А по прямой, мимо Бор-Каи, — ровно пятнадцать. Из них всего около пяти километров асфальтированной дороги — возле Курского и по самому селу.

Интересно, что в конце пятидесятых по этой тогда улучшенной дороге проехал Никита Хрущёв. Как вспоминает Владимир Михайлович Осипов, работавший в те годы в Старокрымском райкоме партии, первый секретарь ЦК КПСС и председатель Совета министров СССР приехал почти без всякой охраны и помпезности в Грушевку, где его встретили партийные работники Старокрымского района. Чем-то недовольный, он выпил стакан воды — и машины развернулись в сторону Курского. Затем Хрущёв посетил Льговское, которое тогда только начинало строиться, пожурив, глядя на неказистые хатки, тамошних переселенцев: «Узнаю земляков-курян!». Чуть «оттаяв» среди народа, «дорогой Никита Сергеевич» отправился дальше. Дорога в те времена, видимо, была намного лучше современной, и глава партии не обратил на неё никакого внимания. Вот если бы машина с Хрущёвым в яму влетела да мост подломила! Может, и хорошая дорога тогда была бы — торговый путь из богатых предгорных степей в заманчивый Судак.

А пока полноценной дороги нет. Говоря о необходимом росте благосостояния крымчан, особенно из предгорных районов, может, надо вспомнить о бывших путях сообщения этого региона с морским побережьем — поближе, попрямее? Да и о туризме говоря, неплохо бы подумать о хорошем покрытии уже существующей дороги мимо интереснейших мест Крымских гор и новых маршрутах. Но пока забыт тот старинный караванный путь — от моря в степь и обратно.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: