1 сентября 2010 г.

Врач «Артека» Генрих Рат лечил знаменитостей

Генрих РатВрачи вечно торопятся, поэтому логично предположить, что транспорт они предпочитают пешим прогулкам. Но только не Генрих Эдуардович Рат, который много лет работает не где-нибудь, а в «Артеке» — знаменитой «детской республике».

Территория огромная, но он с удовольствием каждый день отмахивает на своих двоих расстояние, которое обычному человеку и представить трудно: 55 километров! Между прочим, это документально подтверждено — однажды в «Артеке» работала группа американских врачей, и они, пораженные неуемностью Генриха Эдуардовича, решили выяснить, в скольких километрах она выражается. Вот доктор и пробегал один день в датчиках, а потом с удовольствием разглядывал удивленные лица американцев. Впрочем, чего-чего, а воспоминаний о людях, которые приезжали в «Артек», о событиях, которые здесь происходили, хватит не на один том мемуаров. Генриха Эдуардовича и самого называют «живой книгой» — он охотно и увлеченно рассказывает обо всем, что видел.

Вряд ли в советское время нашелся бы хоть один школьник, который не мечтал попасть в «Артек». Генрих Рат исключением не был: когда в школу маленького сибирского села пришла путевка, он был уверен, что поедет туда как лучший ученик. Но в Крым отправилась дочь крупного, по сельским меркам, человека — директора местной МТС. А после того как Генрих Рат окончил школу, возможность когда-нибудь увидеть это крымское чудо стала совсем призрачной.

Трудовую карьеру он начал с должности... водовоза, руководя старой клячей, возившей деревянную бочку. Однажды молодой человек возвращался на своей водовозке с фермы и встретил директора школы, который пожаловался на трудности с кадрами и предложил Генриху направление на краткосрочные курсы педагогов. Свежеиспеченный учитель, которому еще и 18 лет не стукнуло, вернулся в родную школу и получил... старший класс, в котором учились немало его друзей. Можете представить, каково было завоевывать среди них авторитет? А еще на Генриха Рата как самого молодого возложили обязанности пионервожатого. Но и тут он оказался на своем месте да так себя проявил, что его пригласили обучаться на специальных курсах... в «Артеке». Так что довелось все-таки увидеть и Медведь-гору, и ребят в артековской форме. Правда, тогда он еще не думал, что с этим местом позже будет связана вся его жизнь. Перед этим была учеба в Рижском политехническом институте, надорванное из-за непомерных спортивных нагрузок здоровье, возвращение в Крым и должность паркового рабочего в «Артеке», поступление в Крымский мединститут и распределение на Сахалин. И снова возвращение, и снова место работы — «Артек», уже в должности врача. Сейчас Генрих Рат — заместитель главврача по лечебной части международного детского центра.

Артековский врач может рассказать увлекательные истории практически обо всем, что построено или произрастает на более чем двухстах гектарах лагеря. Был, правда, случай, когда дети приняли одно такое повествование слишком близко к сердцу: Генрих Эдуардович показал им растущие в парке кактусы-опунции — эдакие зеленые колючие лепешки с фиолетовыми плодами. Упомянул, что на родине кактусов аборигены эти плоды собирают и едят. И когда к нему в медпункт пожаловал мальчишка с колючкой в руке, он еще не осознал, какое впечатление произвел на ребят рассказ. И когда появилась вторая «жертва кактусов» — тоже. Прозрел только, когда поступил пациент с колючкой в языке...

Или вот лестница — на первый взгляд, самые обычные бетонные ступеньки, ведущие к пляжу в лагере «Морской». «Эту лестницу в начале 70-х строили три года, и всегда что-то мешало ее закончить. Но вот однажды стало известно, что „Артек“ собирается посетить американский президент Ричард Никсон, который был с визитом в СССР, — вспоминает Генрих Рат. — Сюда направили стройбатовцев, которые в три дня закончили лестницу. Правда, земля вокруг напоминала поле сражения, и, чтобы замаскировать земляные проплешины, накосили зеленой травы и присыпали голую землю. А трава к полудню уже пожелтела на солнце — тогда в пульверизаторы налили зеленую краску и тщательно обработали это место. Очень красиво получилось, только Никсон не приехал. Прибыла его жена — и то долго по лагерю ходить не стала. Но получается, польза от ее визита была!»

В том же «Морском» Генрих Рат дежурил во время последнего визита Леонида Брежнева: доктора назначили ответственным за медицинское состояние генсека в «Артеке». Конечно, у Брежнева были свои врачи, а недалеко стояла реанимационная машина, но Генрих Эдуардович был обязан находиться рядом в белом халате со своим чемоданчиком и не делать резких движений (это посоветовали охранники Бреженева). «Когда он шел мимо, мне стало по-человечески искренне жаль этого старого и очень больного человека, — признается врач. — Его фактически вели под руки, видно было, что руки и ноги ему не очень хорошо повинуются».

В 1977 году на международный фестиваль в «Артек» приехало много иностранных знаменитостей, многие со своими детьми. И вдруг заболела девочка из американской делегации, причем недомогание почему-то сопровождалось легкой формой энуреза. Генрих Рат назначил ей лечение, убедился, что процесс выздоровления идет хорошо. Вдруг звонят: срочно зайдите к американке, ее отец пришел. «Захожу, смотрю — вокруг койки целая толпа стоит, — рассказывает врач. — И вдруг поворачивается ко мне высокий статный мужчина, протягивает руку, представляется: Бенджамин Спок

Имя великого американского педиатра знакомо всем, у кого есть дети, а его книги о воспитании детей до сих пор издаются огромными тиражами. А тогда знакомство со знаменитостью для артековского врача было приятной неожиданностью. Оказывается, Спок приехал на фестиваль вместе с падчерицей, дочерью жены, и, узнав о недомогании девочки, тут же поспешил к ней. Поинтересовался назначениями и признал, что доволен эффектом.

Но были и пациенты, которые нуждались вовсе не в лекарствах. «Как-то приезжала сюда дочь председателя компартии Ирака Саляма Адиля. Он сам на родине угодил в тюрьму, а дочку, тогда совсем малышку, тайно вывезли за границу в корзине, — рассказывает Генрих Рат. — Росла она где-то в Европе, потом училась в Москве. И лет в 15 Шиза Адиль попала в „Артек“. Девочка очень любила наряжаться, о том, чтобы надеть на нее форму, речь даже не шла, да и против остальных заведенных в лагере порядков бунтовала. В общем, восточная красавица настолько явно не вписывалась в артековские реалии, что пришлось забрать ее к себе, в стационар». В лице врача девочка нашла благодарного слушателя: Генрих Эдуардович находил время, чтобы обсудить с ней моду, всегда был готов похвалить новый наряд и ее вкус. И соглашался, что не надо делать из нее образцовую пионерку, раз уж она такая выросла.

В 70-х годах одного мальчика, сына главного редактора крупной советской газеты, «лечить» пришлось от другого: заласканный многочисленными родственницами ребенок не был приучен к самостоятельности, даже поход в туалет превращался в испытание. Врач, конечно, делал что мог, но в конце концов вызвал дедушку-генерала и поговорил с ним. Тот пообещал настоять на поступлении внука в суворовское училище. Через много лет Генрих Эдуардович встретил в газете репортаж из «горячей точки», подписанный этим самым мальчиком.

Лечить Генриху Рату приходилось не только детей, но и взрослых.

Например, однажды срочно вызвали в гостевой корпус к известному детскому композитору Юрию Чичкову. Несколько поколений детей выросли на его песнях, вспомните хотя бы «Детство — это я и ты», «Из чего же, из чего же...», «Наташка-первоклашка».







«А он расстроен страшно: „Доктор, я не слышу! Помогите, как же мне теперь музыку писать?“ — вспоминает Генрих Рат. — А я еще пошутил: а как Бетховен, тот вообще глухой был, а какую музыку писал! Он и улыбнулся. Оказалось, что во время купания вода попала в уши, серные пробки разбухли и полностью закупорили слуховой проход. Пробки вынули — слух вернулся».

Часто приезжала в «Артек» Валентина Толкунова. Однажды за три дня до фестиваля «Красная гвоздика» у нее сел голос, и артековский доктор лечил ее своими сборами горных трав. Уехала певица «в голосе».

Травы, свежий воздух и долгие пешие прогулки — это любимый рецепт Генриха Рата, он и сам регулярно принимает эти лекарства, и другим прописывает. «Очень помогает артистам, — уверен он. — Народ это болезненный, потому что живет в постоянном стрессе. Как-то к нам приезжала народная артистка Украины Раиса Недашковская, я ее пригласил парк осмотреть, вместо запланированных 15 минут мы около 40 гуляли. Ее обыскались — встреча какая-то должна была быть, а она уходить не хочет. Мне еще и попало, что артистку «загулял».

Наталья Якимова, «»

Ссылки по теме: