17 августа 2010 г.

История Ялты

Столицей крымских курортов по праву считается Ялта, которая родилась в эпоху буржуазных реформ. По её развитию можно проследить многие закономерности парадной стороны российского капиталистического прогресса.

Привет из Ялты

Начало курортного бума застало Ялту по существу деревней с территорией в шесть десятин земли, замкнутой между двумя горными речками. К концу 60-х годов XIX века общее количество приезжих оценивалось в двести семейств (т. е. около тысячи человек) в сезон. Первые «курортники», а это, следует сказать, была публика в основном аристократическая, должны были довольствоваться условиями первопроходцев. К услугам приезжающих были две гостиницы — лучшая С. П. Галахова и Hotel de Jalta, содержавшаяся французом Собес.

Гостиница в Ялте

К началу 70-х годов их число выросло до четырёх. Заведения, едва ли насчитывавшие вместе более трёх десятков «нумеров», вели отчаянную конкуренцию, не брезгуя подрывом репутации соперника. Так, близкие к «французскому» отелю извозчики, например, распространяли слухи, что в «галаховской» гостинице много тараканов. В зависимости от достатка можно было снять также дачу или «меблированные комнаты». Последние представляли собой преимущественно деревянные времянки, изнутри оклеенные обоями и обставленные мебелью «...И какой мебелью! — восклицает современник, — сосновые столы с дырявою клеёнкою или салфеткой, венский стул, кровать самого первобытного вида, деревянная кое-как сколоченная, с досками, прикрытыми тоненьким, как блин, мочальным тюфячком. А то так просто козлы, обтянутые парусиною, с гнездилищем врагов человеческого сна и спокойствия...».

Несмотря на скромность обстановки и элементарную антисанитарию, цены на размещение в подобных условиях были весьма немалыми. Объяснялись они тем, что спрос в первые годы существования Ялты курортной многократно превышал предложение.

Гавань Ялты

Таким образом, уже на заре истории Ялты как крупнейшего российского курорта обозначились две её главные проблемы, в разрешении которых в общем-то и состояла её жизнь на протяжении десятилетий, — это проблема благоустройства и цен.

В 1874 году был высочайше утверждён новый генеральный план города, расширивший границы сразу до пятисот десятин.

Старые фотографии Ялты

«С этого времени, — как пишет неизвестный биограф города, — Ялта начала расти с неимоверной быстротой. Дома и дачи, одна другой красивее и удобнее, вырастали как грибы. Народонаселение вскоре утроилось. Образовались улицы с тротуарами, с фонарями, устроился водопровод».

Вид на Ялту с мола

В это же время в Ялте образовалось «общество распространения удобств жизни», которое построило громадную 150-номерную гостиницу «Россия» — первое такого рода фешенебельное заведение европейского уровня. Поговаривали, что в действительности деньги на строительство были выделены лицами из ближайшего императорского окружения, заинтересованными в том, чтобы иметь соответствующее пристанище в городе во время августейших посещений Ливадии.

Гостиница Россия в Ялте

«Постройка такой первоклассной гостиницы, — вспоминал очевидец доктор Дмитриев, — сразу изменила весь налаженный строй жизни в Ялте... Теперь начала появляться столичная публика, она сразу подняла тон, потребовала большего комфорта и удобства. Появились умывальники, пружинные кровати и т. п., а вместе с ними щётки и тряпки, т. е. смерть насекомым и конец провинциальной неряшливости». Рекламные проспекты предлагали «все удобства европейских гостиниц».

Набережная Ялты

Впрочем, многообещающее утро Ялты не было совсем безоблачным. В 1872 году город посетила холера — заболели 144 человека, из которых 41 отправился в мир иной. Но гораздо более ощутимый удар только что начавшей подниматься Ялте нанесла Русско-турецкая война 1877-1878 годов. По объявлении войны город опустел в три дня и в течение двух сезонов не видел приезжих. Хотя военные действия и не коснулись курорта, большинство домовладельцев не смогло выдержать двухлетнего «неурожая» на приезжих, и многие дачи и дома переменили хозяев, не исключая и красавицу «Россию». Зато 1879 год с лихвой вознаградил оставшихся и новых владельцев. Цены на землю и недвижимость поднялись с неимоверной быстротой.

В 1888 году произошли два события, поставившие Ялту в число самых передовых городов империи: был пущен новый водопровод и устроена городская канализация. Канализация — предмет гордости местных властей — была устроена по «сплавной системе»: городские нечистоты попадали в главный коллектор, проходивший под набережной, а оттуда сбрасывались просто в море за корнем ялтинского мола.

Примерно так же, как и проблема нечистот, решалась и проблема ликвидации мусора, а именно: посредством его «вывоза в море за три версты от берега, на специально предназначавшемся для этой цели ассенизационном баркасе». Ещё одной проблемой был лёд, без которого невозможно было добиться сохранения продуктов в условиях жаркого климата. Заготовлением льда занимались местные татары, которые собирали снег в карстовых пещерах и затем продавали его ялтинским домохозяевам и владельцам ресторанов. Попытка открыть в 90-х годах льдоделательный завод не увенчалась успехом. Татары сбили цены на свои услуги вдвое, завод не смог с ними конкурировать и закрылся. После этого цены на «татарский» лёд взлетели в четыре раза.

По количеству приезжавших Ялта в 90-е годы превратилась в один из крупнейших по мировым масштабам курортов, меньшим, чем Ницца или Висбаден, но вполне сопоставимым с Карлсбадом.

В чем действительно Ялта переплюнула заграничные курорты, так это в ценах. Поскольку она складывалась первоначально как аристократический курорт, его посетители не испытывали недостатка в средствах и охотно тратили их, не сообразуясь с представлениями о реальных ценах. Это создало даже своеобразную традицию и соответствующим образом настроило местных предпринимателей. «Ялта как курорт, — свидетельствует один из его бытописателей, — возникла на месте мотовства и шальных денег». Все эти причины привели к чрезвычайной дороговизне отдыха здесь.

Набережная Ялты

Сезон начинался в пасхальные дни, когда в Ялту приезжала на короткое время богатая московская и петербургская публика вдохнуть южного тепла после длинной русской зимы, и постепенно разворачивался, достигая пика в конце августа — сентябре. Именно в это время приблизительно до середины октября сюда прибывали самые богатые курортники, создавая небывалый ценовой ажиотаж. Особенно это касалось квартир, извозчиков, услуг прачечных и... винограда, который потреблялся в неимоверном количестве. Курортный бытописатель советует: «Вообще появляться в эту пору на горизонте Ялты человеку небогатому или даже с ограниченными средствами очень неосторожно. Ограбят дочиста и приведут нервную систему в такое состояние, от которого придётся долго оправляться».

К концу 90-х годов, несмотря на очевидные успехи на ниве городского благоустройства, курорт впервые столкнулся с серьёзными экономическими трудностями. «Последние годы, — сообщает современник, — могут быть названы годами упадка Ялты, которая как бы вышла из моды. Приезд людей, бросающих без счёту деньги, из года в год становится все менее и менее численным, в Ялту усиливается приезд средней, трудовой публики, и ропот её на невероятную дороговизну жизни в Ялте делается всё громче...».

Вид на Ялту

Всероссийски известная Ялта далеко перешагнула границы своих возможностей как обычного уездного городка. В 1915 году в специальном докладе, подготовленном съезду по улучшению русских лечебных местностей, ялтинские думцы заявляли: «Ялту может спасти только признание ея законодательным путём не просто уездным городом, а всероссийским первостепенного значения курортом». Это в общем-то и произошло в следующем десятилетии, однако совершенно в других условиях и вовсе не так, как об этом мечтали почтенные ялтинские общественные деятели.

***

Чтобы понять цивилизацию, нужно знать не только то, как люди работали, но и то, как они отдыхали. Курорт как специфический культурный феномен возник сравнительно недавно. Европейское общество на переломе ХIХ века вдруг почувствовало, что одержимо недугами, коренящимися в самом способе его существования, порождёнными теснотой больших городов, вредными выбросами фабричной промышленности. Именно тогда возникла необходимость отправиться «назад к природе», к райским уголкам с чистым воздухом, лесом, горами и морем. Именно тогда и родился «курорт», от немецкого — лечебная местность, не просто «другой мир», но мир, приносящий исцеление.

Андрей Мальгин, «Крымская Правда»

Читайте также: