16 августа 2010 г.

Село Весёлая Долина — «мёртвая душа» Кировского района

Перед выборами в украинский парламент много говорили о «мёртвых душах» в списках избирателей, неучтённых домах и улицах не только в провинциях, но и в Киеве. Мне тоже пришлось побывать в селе, которого нет даже на самой подробной карте...

Это тоже было перед выборами. Председатель одной из избирательных комиссий сказал мне: «Понимаешь, у одного кандидата адрес какой-то странный — Кировский район, Весёлая Долина... Я в районе уже лет тридцать живу, а о таком населённом пункте не слышал...

А ты?». Я действительно знаю все сёла в районе, в каждом побывал, но Весёлой Долины тоже в своих странствиях не встречал. Перерыл справочнники — нет такого. Людей сведущих поспрашивал, но никто точно не ответил, но вроде бы, по их словам, было такое где-то у Ореховки... Я раздобыл старый-старый справочник по административному делению и нашёл это название, но не дополненное никакими учётными данными. Но ведь кандидат в депутаты в этом селе живёт... И журналистское нетерпение быстренько собрало меня в путь.

И вот битый час стою на дороге, которая ведёт в село Ореховое. Так оно официально называется, а в районе все его Ореховкой кличут. До войны оно называлось Киличи, а после было переименовано — в честь огромного орехового сада, существовавшего тогда в его окрестностях.

До села добрый десяток километров. Попутки не останавливаются — переполнены.

КамАЗ в конце концов всё же притормозил, водитель открыл дверцу: залезай, мол. Дорога оказалась недолгой, поскольку шофер Усман был человеком разговорчивым. Но места расположения Весёлой Долины он тоже не знал.

Походил я по Ореховке, порасспрашивал старожилов. Семья Химич, Анатолий Никифорович и Мария Ивановна, живут тут с пятидесятых годов прошлого века. Они-то и вспомнили, что было такое село, которое слилось с Ореховкой, в память о чём одна из улиц на южной стороне вроде называется сейчас Весёлой.

Фёдор Петрович Гончаров тоже с послевоенных лет в Ореховом, восемнадцать лет проработал комбайнером, все поля знает как свои пять пальцев. Он указал мне на небольшой хуторок за речкой. Вдоль этого водоёма, известного как Сухой Индол, я пошагал в сторону от Ореховки.

... Четырнадцать домиков, одна улица. В крайнем подворье полно сельхозтехники.

И крепкие парни веют зерно. «Привет! Весело у вас тут...» — обратился я к парням. «Так ведь и деревня-то — Весёлая Долина», — степенно ответствовали мне, с интересом разглядывая чужака... В ней уже давненько живут братья Ивковы, Андрей и Сергей. Развал колхозного строя сначала их напугал, но потом заставил подумать, как быть дальше. Взяли в аренду землю, основали своё предприятие. Сейчас и односельчане к работящим ребятам идут со своими бумагами на право собственности, без опаски свои земельные паи им в аренду отдают. С Ивковыми сотрудничают фермеры и из других районов. Но братьям не позавидуешь, подумал я, приглядевшись, каким трудом достаётся им хлебушек. Да и дома у местных «латифундистов» отнюдь не виллы...

Речка Индол в КрымуМолодёжи в Весёлой Долине немного, потому что работы нет. Кто попроворнее, уехал работать на «берег». Но южнобережные «остарбайтеры» уже начали возвращаться: сезон прошёл. Теперь пойдут долгие дни, наполненные присивашскими ветрами и туманами. А по весне ещё и Индол разольётся, отрежет Весёлую Долину от дороги, а значит, и от мира. Даже не верится, что речка, сейчас еле журчащая среди травы, может подтопить все дома.

«Подтапливает так, что люди, хотевшие тут поселиться, уезжают», — рассказывает Валентина Петровна Второва. Уроженка Костромской области, она в 1953 году приехала в Крым повидать брата-моряка, да так и осталась. Вышла замуж за Николая Второва, вместе прожили в Весёлой Долине почти пятьдесят лет. Много работала — на огороде, в винограднике, в колхозном саду. Увы, в прошлом году ушёл из жизни муж, знаменитый в Крыму бригадир садоводческой бригады, награждённый тремя орденами Трудовой Славы. В его саду, который рос на окраине села, были и черешни, и персики, и абрикосы. Но славились яблоки из Весёлой Долины — по триста граммов каждое. Нет сейчас сада, подтопил его несколько лет назад коварный Индол. На дрова растащили погубленные им яблони, и то дело, ведь уголь тут — семьсот гривен тонна.

Много рассказала мне Валентина Петровна о прежней жизни в Весёлой Долине. Давненько она уже стала улочкой под сенью тополей над Индолом — одной из улиц Ореховки и срослась с нею. Хотя до самого села около километра, всех жителей его здешний народ знает. Жили в советское время тут весело. В Ореховке были и начальная школа, и детсад, и столовая с общежитием. Сейчас остался только клуб, но в нём не больно весело: молодёжь-то вся на заработках.

С Индолом прежде справлялись — чистили русло, регулировали сброс воды. «Был колхоз „Украина“, люди за всем успевали следить», — вспоминает с грустью пенсионерка. Теперь одно название — Весёлая Долина — о былом напоминает...

Добирался я из тех мест назад тоже долго — редки машины на дороге. Подвёз милиционер, с которым мы разговорились. «Да знаю я Весёлую Долину, — сказал он, — там правонарушителей нет, — и уточнил, — потому что людей там нет».

Неточные у него сведения. Люди в селении с весёлым названием живут. И хотят они совсем немного: был бы урожай на местных полях, да автобус бы в Кировское и в Советское ходил, да не было бы наводнений. И чтобы дети их не забывали, внуков привозили. Вот и весело было бы. Как в добрые времена, когда Весёлая Долина была селом, дружным сельским миром.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: