18 августа 2010 г.

Сквер имени Тренёва в Симферополе

Сквер расположен в центре крымской столицы и до сих пор считается одним из самых красивых в Симферополе. Хотя от былого великолепия, уюта и тенистости почти ничего не осталось, только по-прежнему задумчиво глядит на горожан «хозяин» сквера — Константин Тренёв.

Памятник Треневу в Симферополе
Автор фото — Александр Джулай

Сквер — не единственное в Симферополе место, которое носит имя писателя: за Куйбышевским рынком есть улица Тренёва, названная так пятьдесят пять лет назад, 23 августа 1955 года. Улочка эта старинная, известная ещё с начала прошлого века, когда именовалась Земской, после Октябрьской революции стала называться Крестьянской. И вполне символично, что именно ей присвоили имя писателя — крестьянского сына и автора, первые произведения которого были о нелёгкой жизни этого сословия.

На улице Тренёва, 17, находится и библиотека-филиал №5 Централизованной библиотечной системы для взрослых, второй год эта библиотека носит имя писателя. Изначально, правда, так называлась другая библиотека — Центральная городская, что в здании на пересечении улиц Пушкина и Александра Невского (Розы Люксембург). В мае 1960 года появившуюся двумя годами ранее библиотеку имени Пушкина решили переименовать в честь Тренёва, чья жизнь долгие годы была связана с Симферополем и Крымом.

Сейчас, правда, библиотека в центре столицы вновь носит имя Пушкина. Кстати, располагаться она могла совсем в ином месте — в сквере имени Тренёва, который тогда ещё носил название парк Цветов.

— Это была площадь главного городского базара, — вспоминает Елизавета Павловна, коренная жительница Симферополя, — старинного, ещё с конца XIX века сформировавшегося. Здесь хозяйничал неповторимый многонациональный дух, ни на что не похожий сложный запах — продуктов, сена, животных... Не отталкивающий, как может показаться, а наоборот, притягивающий. В 1957 году, когда вовсю велась реконструкция города, появился Центральный колхозный рынок, здесь решено было разбить парк Цветов.

Работали над его созданием комсомольцы. Какие только цветы не высаживали на разбитых клумбах — розы, флоксы, утреннюю зорьку, кроме того, кустарник, деревья! Аромат в парке был неописуемый, здесь ежегодно устраивали выставки цветов. К счастью, в наши дни эта традиция поддерживается в День города, хотя сам парк теперь не может похвастаться живыми цветами.

Кстати, и парком эту территорию уже не назвать — это сквер имени Константина Тренёва, хотя многие по старинке именуют.

В 1960 году здесь на центральной аллее открыли памятник известному писателю. Впрочем, цветов и зелени от этого тогда меньше не стало.

Интересно, что ещё до появления сквера имени писателя на этой территории могли «поселиться» многие его коллеги и друзья: здесь должна была открыться библиотека. Двухэтажное здание, стоящее в сквере до сих пор, когда-то занимали контора базара, потом промышленная артель.

Именно от неё по решению горисполкома в 1958 году помещение должно было перейти библиотеке имени Пушкина, читателем которой был и мой брат. Помню, он рассказывал, как радовались планам небольшой коллектив и заведующая, кажется, Зинаида Александровна (к сожалению, фамилию не вспомнить). Ведь библиотека ютилась в комнатушке техникума, и из-за этого не было открытого доступа читателей к книгам.

Планировалось сделать и абонемент, и несколько читальных залов, в том числе летний на террасе, чтобы можно было читать и вдыхать цветочные ароматы. Но не судьба. Кажется, даже судились за помещение, но так оно библиотеке и не досталось. Зато потом она получила имя Тренёва — в том же 60-м, когда отмечалось пятнадцатилетие со дня смерти писателя.

Симферополь недаром чтил память о Константине Андреевиче. Для нашего города он был не просто известным писателем, автором знаменитой «Любови Яровой», но и земляком. Хотя родился в Харьковской губернии, более двадцати лет жизни отдал крымской столице, здесь учился сам и учил других.

Будущий писатель родился в небогатой крестьянской семье на хуторе Ромашково Харьковской губернии, позже семья переехала на Дон. Паренёк тянулся к знаниям, был безусловно одарённым и трудолюбивым, иначе чем объяснить полученное в те годы такое достойное для крестьянского мальчишки образование? Церковно-приходская школа, окружное училище в станице Каменской, земледельческое училище под Харьковом, Донская духовная семинария в Новочеркасске, духовная академия в Петербурге, исторический факультет Петербургского университета.

Вернувшись на Дон, Тренёв преподаёт русский язык, редактирует газеты, пишет первые рассказы, но, очевидно, слишком вольнодумствует: с Дона переводят в Харьковскую губернию, оттуда — в Таврическую. В Симферополь Константин Тренёв приезжает с женой Ларисой Ивановной и годовалым сыном Виталием (он тоже станет писателем, автором исторических и приключенческих морских романов, спроектирует Ялтинский дом-дачу семьи; похоронен Виталий Константинович тоже в Ялте, на городском кладбище).

В губернском городе через пять лет у супругов родится и дочь — Наталья. Первоначально семья сняла комнатку в одном из домов на Красной горке (район нынешней улицы Кечкеметской). Константин Тренёв вновь стал учительствовать, правда, только в частных гимназиях. Сначала в женских гимназиях Станишевской (ныне улица Ленина, 17) и Оливер (проспект Кирова, 62), позже — в мужской гимназии Волошенко (улица Долгоруковская — К. Либкнехта, 42). Преподавал русский язык, литературу, педагогику, введение в философию. Кроме того, не один десяток острых фельетонов, статей о просвещении, литературе вышел из-под его пера в «Южных ведомостях».

Не забывал и о писательском труде. Первая пьеса «От чего порвались струны» опубликована уже в 1910 году. Спустя два года «на местном материале» появляется повесть «Владыка», с описанием состоявшейся в феврале 1911 года в симферопольском соборе литургии с преданием анафеме Льва Толстого.

Потом будет рассказ «Любовь Бориса Николаевича» — о Коктебеле, Максимилиане Волошине, «ласково обступивших бухту небольших горах и раскинувшемся у их подножия куске степи».

И ещё несколько произведений, и двухтомник, изданный в Москве, позволивший наконец приобрести на гонорар небольшой домик на бульваре Крым-Гирея (ныне бульвар Франко, 45), в котором Тренёвы прожили до 1931 года.

После Октябрьской революции и гражданской войны Константин Тренёв возглавил школьный отдел Народного комиссариата просвещения, и в газете «Красный Крым» (так раньше называлась «Крымская правда») появлялись его статьи о необходимости усилить борьбу с неграмотностью, о проблемах и необходимости открытия новых школ и проблемах уже действующих. Он вновь преподаёт, теперь уже на рабфаке, и учится сам.

В Российском государственном архиве литературы и искусства сохранилось свидетельство об окончании в 1922 году Константином Тренёвым агрономического факультета Крымского университета. Как писал он в автобиографии, «прошёл курс высшей агрономической школы для пользы литературы, придя к убеждению, что бытописатель крестьянства должен серьёзно знать агрономию». Но пишет не только о крестьянстве, в Крыму рождаются и идут с большим успехом на театральных сценах (в том числе и в нашем драмтеатре) пьесы «Грешница», «Пугачёвщина», «Любовь Яровая», «Жена».

В начале тридцатых семья перебралась в Москву, но Константин Андреевич часто приезжал на полуостров, работал на даче в Ялте. С нетерпением ждал освобождения Крыма от фашистов и уже в конце мая 44-го посетил полюбившийся Симферополь, на защиту которого, как и всей большой Родины, встали многие ученики Тренёва. Через год, 19 мая 1945-го, писателя не стало. Но бывший губернский город о нём не забыл.

У севастопольца Виктора Олеговича любимой книгой с детства остаётся «Путь к океану» писателя Виталия Тренёва, благодаря ей стал моряком и «тренёвцем».

— Когда читал о подвигах маленького защитника Петропавловской крепости Георгиевского кавалера Николки или о командире транспорта «Байкал» Невельском, исследователе устья Амура, представлял себя на их месте, мечтал о море, — вспоминает наш читатель. — Потом уже от мамы узнал, что автор любимой книги — сын писателя Константина Тренёва, «дяди из сквера, где гуляли в детстве». Заинтересовался его судьбой, побывал в местах, которые связаны с этой семьёй: в Ростовской области на хуторе Тренёвка, там, кстати, неподалёку ещё одно литературное «жильё» — станица Вешенская, откуда Михаил Шолохов; в Ялте, в Москве и, конечно, в родном Симферополе.

Нынешний сквер имени Тренёва ведь во времена писателя был базаром. Наверняка здесь совершала покупки и семья Константина Андреевича. Уверен, на месте своего будущего памятника он бывал много раз. А я гулял в этом сквере мальчишкой. Мы жили на улице Сергеева-Ценского, совсем рядом, и мама часто привозила меня в колясочке в этот сквер вдыхать аромат цветов, любоваться прекрасным.

Бегать я тоже учился по дорожкам сквера. Они тогда были вымощены не плитами, а какой-то мягкой смесью щебня и песка. Ещё помню, как перед поступлением в первый класс папа отвёл меня в парикмахерскую, специальную детскую, что была в доме за сквером (там сейчас фотостудия), и меня почти наголо остригли, оставив только чёлочку. Рёву было много, ведь до этого я был с пушистой светлой копной на голове. Сбежал от папы в сквер и наматывал с горя круги вокруг памятника.

А какой необыкновенный фонтан был в любимом сквере — цветомузыкальный, с прохладными струйками, так необходимыми в нынешнюю жару. Мы с друзьями вечерами ходили любоваться на переливы влажных огоньков и мечтали. Как жаль, что фонтан уничтожили. Как и любимое нашей семьёй кафе «Огонёк», где отмечались торжественные моменты, под неизменный фирменный тортик с лесным костерком из вишнёвого желе и чашечку ароматного чая.

Как грустно приезжать сегодня в город детства и видеть нынешний тренёвский сквер, постаревший, почти заброшенный, с ямой вместо фонтана, сорняками вместо роз и отсутствующими досками на бывших скамьях.

Но он всё равно продолжает жить даже такой. И, как когда-то, здесь снова базар — школьный, открывающийся каждый август.

И по-прежнему задумчиво глядит «хозяин» Константин Андреевич, быть может, как и старожилы города, вспоминает иные времена сквера.

Наталья Пупкова, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: