20 августа 2014 г.

Почему симферопольский кинотеатр «Баян» стал «Звездой»

Август 1919-го. На полуострове ещё шла гражданская война, а в Петрограде Владимир Ленин уже подписывал декрет «О переходе фотографической и кинематографической промышленности в ведение Народного комиссариата просвещения». Одним из первых в 1920 году, после установления в Крыму Советской власти, перешёл «Баян», ставший «Звездой революции».

Кинотеатр им. Шевченко в Симферополе

110 лет в кино


Именно столько исполняется в этом году самому первому кинотеатру крымской столицы — «Баяну», «Звезде революции», «Большевику», «Палласу», имени Шевченко.

— Иллюзион, электротеатр, синематограф «Баян». В 1904 году предприниматель Леонид Сухомлинов открыл в здании на улице Дворянской первый на полуострове зал, где показывали «движущиеся фотографии, — рассказывает историк Игорь Павленко. — Правда, для богатых симферопольцев это не было новинкой — в 1899 году они уже смотрели на чудо, придуманное французскими братьями Люмьер всего четырьмя годами ранее: российский император и его свита двигались на большом полотне, натянутом в зале Дворянского театра (ныне Крымский академический театр имени Горького). В иллюзионе в 1904-м транслировали уже двойное чудо — не документальные кадры, а целый исторический спектакль о Стеньке Разине «Понизовая вольница». Публика побогаче смотрела, естественно, из партера, сидя в креслах, а народ победнее стоя теснился на балконе синематографа — 800 человек единовременно вмещал «Баян». Иллюзион «с хорошей вентиляцией, центральным отоплением и двумя фойе» никогда не пустовал, народ шёл смотреть и зарубежные картины, набранные по тематике, и отечественные — особенно запомнилась зрителям в 1911 году «Оборона Севастополя». Два часа смотрели, затаив дыхание, ещё слишком свежи были воспоминания о Крымской войне, кто-то вскрикивал, узнавая на экране своих близких.

Кинотеатр Баян в Симферополе

Исторический фильм показывали уже не в сухомлиновском «Баяне», а в шнейдеровском — в 1910 году полным хозяином комплекса с иллюзионом (раньше ему принадлежала лишь часть здания) стал симферопольский предприниматель и меценат Франц Шнейдер. Но синематограф и название «Баян» сохранил. Кстати, первое название иллюзион получил благодаря другу Леонида Сухомлинова симферопольскому поэту-футуристу Владимиру Сидорову, писавшему под псевдонимом Вадим Баян. Создатель иллюзиона был почитателем литературного таланта земляка. Того самого, что дружил с Владимиром Маяковским и Игорем Северяниным и даже уговорил их сто лет назад начать «Олимпиаду российского футуризма» — серию поэтических вечеров именно с Симферополя, посетив гостей в родительском доме на улице Долгоруковской (Карла Либкнехта), а потом оплачивал их счета в гостинице «Европейской» (после Великой Отечественной на месте её развалин устроили сквер имени Дыбенко, 200-летия Симферополя). Правда, дальше Симферополя, Севастополя и Керчи «олимпиада» не продвинулась — участники переругались, а зрители негативно принимали их «стихоплётство». Зато киношный «тёзка» футуриста процветал: в 1915 году вход во двор оформили шикарной аркой по проекту самого «крымского императорского архитектора» Николая Краснова. И всё чаще здесь показывали не только фильмы, но и устраивали концерты в фойе, «занимали публику политикой», выступали как руководители Временного правительства, к примеру, министр иностранных дел Павел Милюков, так и революционеры.

От «Большевика» до «Палласа»


— Мой дед Иван Степанов рассказывал, что после гражданской войны в кинотеатре выступал Михаил Фрунзе, призвавший поскорее покончить с наследием царизма, — рассказывает старожил Симферополя Елизавета Коржикова. — Вроде даже название «Звезда революции» он предложил. Во всяком случае кинотеатр вскоре переименовали, как и улицу, на которой он находится, она стала называться Советская. Потом до войны было ещё одно переименование — кинотеатр «Большевик», а улица — Горького. В кино в те годы ходили семьями — оно стало доступно для самых бедных людей. Смотрели «Союзкиножурнал» о происходящем в стране, ведь телевизоров-то ещё не было, а радио картинку не показывало. Из всех фильмов моим родным в «Большевике» запомнились «Беспризорные» — о детях, вынужденных после гражданской войны бродяжничать. Помню, бабушка Нина всю жизнь потом боялась, чтобы мы с братом не стали беспризорниками, маленьких не отпускала далеко со двора и заставила выучить свои адрес, фамилию и имена всех родных, даже живущих за пределами Крыма. А после фильма был концерт, и все деньги отправили на развитие колоний для детей — так тогда называли детские дома. Запомнились и фильмы «Красные дьяволята» и «Весёлые ребята» — премьеры показывали в нашем кинотеатре. Это были самые востребованные фильмы, казалось, весь город их посмотрел.

Кинотеатр Большевик в Симферополе

Киносеансы 22 июня 1941 года отменили — вместо них был митинг, началась Великая Отечественная. Потом фильмы показывали, но уже не комедии, а иностранную военную хронику, отечественные фильмы о борьбе с врагом.

— Словно предчувствуя грядущую оборону Севастополя, приблизительно в начале августа показали дореволюционный фильм о первой обороне города, — вспоминает Елизавета Коржикова. — Мы ходили на него с мамой — отец уже ушёл на фронт, добровольцем ушёл и 17-летний брат Миша. Папа погиб весной 1942-го, защищая Севастополь, а Миша стал артиллеристом, победу встретил в Берлине. А нам удалось эвакуироваться вместе с маминым заводом. О том, что в нашем любимом кинотеатре фашисты крутили свои фильмы и назвали его «Паллас», узнали уже после возвращения. А ещё о том, что во дворе его оккупанты жгли книги, свезённые из всех библиотек города, жгли портреты Ленина и карты СССР.

Более 10 миллионов


Именно столько зрителей посетили главный симферопольский кинотеатр за 110 лет его существования. Послевоенное возрождение «Большевика» началось в апреле 1944-го, после освобождения города. На первые сеансы горожан пригласили уже в начале мая. Перед фильмом обязательно «Фронтовой спецвыпуск».

— Если честно, то в основном на них и ходили, — говорит ещё один старожил города Анна Мамонтова. — Понимали, что фильмы о войне, которые транслировали, «Два бойца», к примеру, это всё же актёры, а в хронике спецвыпуска можно было увидеть настоящих солдат. Как же мечтал каждый из зрителей увидеть своего. Кому-то везло. До сих пор помню крик соседки Варвары: «Вася!». В кинохронике боёв за Сталинград она увидела мужа, на которого два дня назад получила похоронку. Крупным планом он смотрел в кадр, в недолгую минуту отдыха, привалившись к стене полуразрушенного дома, держа на коленях пулемётную ленту. После сеанса Варя уговорила женщину-киномеханика ещё раз показать ей те кадры. И беззвучно плакала, стоя на коленях у экрана... А у входа в зал, чтобы не мешать ей, плакали другие зрительницы — никто не ушёл после того сеанса, каждый вспоминал своих солдат.

Такие эмоциональные кинопоказы были ещё несколько лет после войны, со слезами на глазах люди смотрели документальные кадры суда над фашистскими преступниками в Нюрнберге, перемежающиеся документальными кадрами казнённых ими людях, о сожжённых городах и деревнях. Потом кинотеатр, получивший имя Тараса Шевченко, вновь стал просто кинотеатром. В фойе перед сеансами вновь играл оркестр, выступала певица. Здесь организовывали встречи с актёрами, представлявшими свои фильмы — в кинотеатре всегда показывали премьеры. Сейчас здесь три зала — «Рубин», «Антрацит», «Аквамарин», модное 3D и стерео­системы, позволяющие зрителю полностью погрузиться в атмосферу кино, оказаться «внутри». Перед сеансами уже не продают пирожные и ситро, и эмоций у зрителей, привыкших ко всему, стало меньше.

Кинотеатр им. Шевченко в Симферополе

— Однажды внук привёл меня в кинотеатр на какой-то боевик, уговорил окунуться в юность, — говорит Анна Мамонтова. — Я не смогла досидеть до конца, ушла. Нет, всё было прекрасно: и зал гораздо лучше, чем наш послевоенный, в котором вместо кресел были скамьи, и фильм вроде бы неплохой, с хорошими актёрами, чёткой картинкой, и сотрудники кинотеатра очень вежливые... Но всё же кинотеатр моей юности, тогда ещё «Большевик», остался в прошлом. Смотрела я на зрителей, абсолютно без эмоций взирающих на экран, жующих воздушную кукурузу, и вспоминала тот сеанс с фронтовым спецвыпуском и крик соседки Вари...

Всё-таки у каждого поколения свои воспоминания о «Баяне» «Звезде революции», «Большевике», «Шевченко». И только здание, построенное 110 лет назад, объединяет поколения симферопольских кинозрителей.

Наталья Пупкова, «Крымская правда»

Читайте также: