2 ноября 2011 г.

Мыс Китень

Осень с её грибными дождями была в самом разгаре, когда вдруг в мрачном небе засияло солнце. Ползли по небу кудрявые облака и уходили за Азовское море. Приятно провести такой денёк на берегу — именно в бухтах малоизвестного мыса Китень, у села Семёновка, что на пути в казантипский угол, или по-местному кут.

Мыс Китень
Автор фото — Нина Савченко

Этих бухточек тут — около десятка, потому, наверное, и собственных названий у них нет. Называют просто по счёту — Первая, Вторая... Хотя каждая — неповторима.

Бухты Азовского моря
Автор фото — Андрей Алтухов

Мысы здесь тоже по счёту — от Первого до Шестого.

Мысы Азовского моря
Автор фото — Андрей Алтухов

Между тем известняки, складывающие весь мыс, одинаковы — сарматского и меотического яруса. Но вода, солнце и ветер превратили их выходы в замысловатые кружева из камня. Тут уж воображению есть где разгуляться: хоть собаку Баскервилей можно увидеть, хоть тапира или русалку.

Изображение волка на скале

Бакланы
Автор фото — Андрей Алтухов

Но видами не исчерпываются достопримечательности Китеня. Знаю по археологической литературе, что здесь находится несколько античных городищ.

В том числе недалеко — известное укреплённое Семёновское поселение, раскопанное и реконструированное археологами Ириной Кругликовой и Александром Масленниковым. Человека с седой древности влекло море, полное рыбы. Недаром в прошлом наш Азов назывался Меотидой (кормилица). Это сейчас тут деликатес — бычок, а ведь всего сто лет назад море кишело осетровыми. До революции в этих краях-кутах был один из центров рыбодобычи. Ежегодно отсюда вывозилось на продажу за пределы Крыма до 15 тысяч тонн рыбы ценных пород — белуги, осетра, севрюги, тонны чёрной икры. А сколько сами съедали да по месту расходилось? Действительно, море — кормилица.

Спросил об осетрах семёновского старика, одиноко сидевшего на солнышке у дырявой лодки. Поспешно потягивая гаснущую «Приму», бывший тракторист, а ныне рыбак поневоле, посмотрел на меня строго-строго и махнул рукой: «Нету уже у нас ни осетра, ни севрюги, ни чёрта с рогами, только один бычок!».

А потом угостил меня сушёным даром Азова — головастым ротаном.

А вот городища осмотреть не удалось. «Как расстроились тут дачники, так и к морю не пройти», — сетует приазовский знакомец. И действительно, такие дворцы отгроханы вокруг Семёновки! Под лай злых овчарок-кавказцев перелез через чей-то забор, чтобы пройти на самый край мыса Китень. Да и по той же улочке, названой в честь известной местной подпольщицы Лидии Шведченко, несколько домов выставлены на продажу. Место приморское, потому и цены соответствующие. Как рассказали местные дачники (не те, у кого хоромы, а те, что «пашут» на каменном лбе Китеня на завезённой земле в несколько соток), ещё несколько лет назад тут можно было купить дачный участок недорого, «зато сейчас от двух десятков тысяч долларов цена за подобие постройки».

Семёновка (Крым)
Автор фото — sandr

С водой сейчас на дачах проблем почти нет. Другое дело, что уже который год жаркое лето заставляет поливать чаще. «А если посчитать да прикинуть нынешние цены на овощи на базаре, то выращенные тут, на Китени, огурцы и капуста дороговато обходятся», — считает Виктор Комаров, житель райцентра. Чтобы вырастить нехитрый урожай, он в сезон почти каждый день ездит из Ленино. Поэтому ему, «пашущему» в полукилометре от моря, некогда даже искупаться. Хорошо, говорит, как-то приезжал родственник-москвич, так съездили на Казантип да в Азове поплавали в тех бухтах.

Азов
Автор фото — Dolya Sergey

Но вернёмся на мыс и в китеньские бухточки. В одном из великолепно написанных путеводителей по крымскому Приазовью им посвящён настоящий гимн:
О крепкие зубья-мысы этих гигантских каменных «шестерёнок» разбивались многочисленные атаки бушующего прибоя. В тех местах, где атаки были особенно яростными, известняковые гряды срезаны уступами-клифами с волноприбойными нишами и гротами в нижней части, или от них отделились скалы-останцы, выступающие из моря небольшими островками.

Поэтично, хотя и написано не поэтами, а учёными Александром Клюкиным и Владиславом Корженевским.

Азов
Автор фото — Андрей Алтухов

Но именно так образовался мелкоизрезанный зубчатый контур линии берега Азова. То же самое — у кромки прибоя на Казантипской, Белокаменской, Караларской возвышенностях. И кажется, что море, вечное и живое, всё же источит те известняки.

Мыс Китень в Крыму
Автор фото — sandr

А знаете ли, что относительно недавно Азовского моря вообще не было? В период последнего, валдайского, оледенения на севере Европы несколько десятков тысячелетий назад уровень всего Азово-Черноморского бассейна понизился почти на сто метров.

В результате этой, как говорят геологи, регрессии исчезло Азовское море, а бывшее дно превратилось в заболоченную низменность, по которой текла река, известная сейчас, как Дон. В этот пра-Дон несли свои воды и крымский пра-Салгир, и приазовская пра-Молочная, и множество других рек и водотоков. А пра-Дон по ложбине нынешнего Керченского пролива тёк южнее и там впадал в сравнительно небольшое озеро, каковым было тогда наше Чёрное море. (Днепр впадает в Керченский пролив?)

Бурное таяние последнего европейского материкового ледника стало причиной быстрого повышения уровня моря. Четыре-пять тысячелетий назад уровень Азова достиг максимума довольно быстро и даже был выше современного метра на два. И эти события остались на памяти человечества, которое уже оседлало коня, но пока не изобрело в наших местах письменности. Вот и миф о потопе, бытующий у множества народов Причерноморья, на поверку геологией оказался совсем не вымыслом. Затем море несколько отступило. Материальное свидетельство того — мелкое Акташское озеро, уныло блестящее солевыми отложениями на осеннем солнце. В века первобытной истории тут был морской залив, а Казантип — островом. Другая — древнеазовская — трансгрессия образовала песчанно-ракушечную террасу, на которой сейчас находятся сёла Нижнезаморское, Новоотрадное и Песочное. Но это уже — восточная сторона казантипского кута.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: