18 ноября 2010 г.

Атомный полигон в Багерово

В посёлке Багерово, что в четырнадцати километрах от Керчи, уже и не помнят военных авиаторов, базировавшихся тут в филиале Ворошиловградского высшего военного авиационного училища штурманов. А в войну тут был полевой аэродром. Советский, потом немецкий, потом снова советский.

Аэродром в Багерово

Более шестидесяти лет назад здесь был образован полигон по испытаниям авиационных компонентов ядерного щита, просуществовавший до начала семидесятых годов прошлого «атомного века».

Ряд его тайн сохранён и по сей день, но всё же многое открылось в последнее время. В частности, в редкой книге бывшего заместителя начальника полигона С. М. Куликова «Авиация и ядерные испытания», изданной в Москве несколько лет назад.

А ещё я записал воспоминания ветеранов, которых осталось совсем немного.

Решение о создании 71-го полигона ВВС для авиационного обеспечения ядерных испытаний было принято Центральным Комитетом КПСС и Советом министров СССР 21 августа 1947 года.

Долго выбирали место для полигона из соображений безопасности, окончательным определили посёлок Багерово, где во время войны был полевой аэродром. Здесь, по статистике, много солнечных дней, что существенно для обеспечения визуального наблюдения за испытываемыми объектами при траекторных измерениях. При этом учитывались безопасность испытаний и соблюдение режимных условий, а также возможность отчуждения для полигона значительной территории.

Восточная граница полигона от Багерово выходила к Азовскому морю в районе Чокракского озера, а западная — к Казантипскому заливу. На отведённой площади все бывшие аэродромные сооружения и взлётно-посадочная полоса были разрушены, жилой фонд отсутствовал. В месте дислокации будущего гарнизона не было дорог, источников водоснабжения, линии электропередачи.

Приказ главкома ВВС о формировании 71-го полигона как воинской части № 93851 с его штатной структурой был подписан 10 ноября 1947 года. Начальником полигона назначили энергичного, обладающего опытом руководства большими коллективами и ведения боевых операций генерал-майора авиации, Героя Советского Союза Георгия Осиповича Комарова.

На долю руководства полигона выпала необычайно сложная и ответственная задача по строительству производственно-служебных сооружений, созданию казарменного и жилого фонда для личного состава и других объектов. Необходимо было уже со следующего года приступить к лётным испытаниям разрабатываемых изделий.

Темпы работ, их организация с позиции нынешнего времени кажутся невероятными. Для выполнения строительных работ полигону вначале был придан строительный батальон, который был затем заменён строительной бригадой, оснащённой техникой и специалистами. Всё это позволило, как и планировалось, своевременно приступить к лётным испытаниям изделий. Вначале полёты выполнялись с взлётно-посадочной полосы, покрытой металлическими плитами. Строительство её было выполнено как внеочередное.

В последующем была уложена взлётно-посадочная полоса с железобетонным покрытием и созданы соответствующие аэродромные системы, обеспечивающие полёты в дневных и ночных условиях всех существовавших и проектировавшихся в то время самолётов. Вошли в строй лаборатории и измерительные пункты, оснащённые совершенным по тому времени оборудованием. За сравнительно короткое время казарменная и жилая зоны городка были благоустроены. Решены проблемы электроподачи, водо- и теплоснабжения, канализации. Построили жилые дома, солдатский клуб и гарнизонный Дом офицеров, две гостиницы, госпиталь и поликлинику, четыре магазина, образцовую среднюю школу, детский сад, пионерский лагерь. Городок радовал чистотой и порядком, благоустройством дорог и зелёными насаждениями.

На полигоне были штаб, лётно-испытательная часть в составе трёх авиационных полков и непосредственно связанная с нею инженерно-авиационная служба, научно-испытательная часть с лабораториями и отделами, службы тылового обеспечения.

В лётно-испытательную часть входили 35-й бомбардировочный полк, 513-й истребительный и 647-й смешанный авиационный специального обеспечения.

В составе 35-го бомбардировочного авиационного полка (БАП) были самолёты Ту-4, а затем Ту-16, Ту-95, ЗМ, Ил-28, Бе-12, Су-7Б. Поступавшие в полк самолёты, как правило, были оснащены дополнительным специальным и испытательным оборудованием. Они подвергались аттестованию и по его результатам в последующем использовались на ядерных испытаниях в качестве самолётов-носителей и самолётов-лабораторий.

Ту-16

На вооружении 513-го истребительного авиационного полка (ИАП) были самолёты-истребители Ла-9, МиГ-15, а затем МиГ-17. Они предназначались для выполнения задач по сопровождению и охране самолётов-носителей при полётах с изделиями на базе 71-го полигона ВВС, а также на Семипалатинском полигоне при полётах самолётов-носителей с испытываемыми образцами ядерного оружия.

Ядерная бомба

При выполнении полётов самолёты-истребители снаряжались полным боекомплектом стрелково-пушечного вооружения. Им предписывалось применять это оружие вплоть до поражения для предотвращения умышленных уходов самолётов-носителей за пределы оговоренных заданием зон.

В 647-й смешанный авиационный полк специального обеспечения (САПСО) входили самолёты и вертолёты различных типов (По-2, Як-12, Ли-2, Ил-14, Ил-28, Як-25, Ан-8, Ан-12, Ан-24, Ми-6). Они предназначались для отбора радиоактивных продуктов из облака ядерного взрыва, проведения воздушных фото- и киносъёмок различных этапов ядерных испытаний, отработки и испытания ядерных авиационных бомб, для связи и транспортирования грузов.

Инженерно-авиационной службе одновременно приходилось обслуживать более десятка типов самолётов; при этом, кроме самолётов истребительного авиаполка, практически все остальные являлись уникальными, не соответствовавшими по своему оснащению однотипным самолётам.

Структура научно-испытательной части с самого начала деятельности полигона была представлена тематическими подразделениями, лабораториями и отделами, определённым образом связанными с предстоящими направлениями научно-испытательных работ: отдел испытаний ядерных авиационных бомб, отдел испытаний специальных боевых частей авиационных ракет, отдел испытаний самолётов, отдел самолётных измерений, отдел испытаний средств эксплуатации, временного хранения и подготовки изделий к применению, отдел по средствам отбора радиоактивных продуктов из облака ядерного взрыва и дезактивации самолётов, лаборатория механических и климатических испытаний.

Полигон часто посещали заместитель министра обороны — главнокомандующий ВВС К. Вершинин, начальник Главного штаба ВВС С. Руденко, командующий дальней авиацией А. Новиков, представители Минсредмаша Б. Ванников, В. Малышев, В. Рябиков, Н. Павлов.

Весьма плодотворными были контакты с руководством конструкторских бюро, учёными и разработчиками ядерного оружия, часто посещавшими полигон, П. Зерновым, Ю. Харитоном, Н. Духовым, К. Щёлкиным, В. Алфёровым, А. Александровым и многими другими творцами советского ядерного щита.

С 1949-го по 1962 год 71-й полигон участвовал в ста семидесяти восьми ядерных испытаниях: в том числе на Семипалатинском полигоне — в девяноста четырёх, на Новоземельском — в восьмидесяти трёх и в одном на войсковых учениях в Оренбургской области. За проявленный героизм и мужество при проведении воздушных ядерных испытаний четырём лётчикам-испытателям присвоены звания Героя Советского Союза, а начальнику полигона генерал-лейтенанту Виктору Андреевичу Чернорезу «за умелое руководство работой по освоению боевой техники» присвоено звание Героя Социалистического Труда.

За проявленный героизм и мужество при выполнении испытательных полётов при испытаниях авиационного ракетного ядерного комплекса «Комета» лётчикам-испытателям С. Анохину и В. Павлову присвоены звания Героя Советского Союза, а лётчику-испытателю дважды Герою Советского Союза Амет-хану Султану за «Комету» в 1953 году присуждена Государственная премия СССР. За заслуги при выполнении заданий обеспечения ядерных испытаний 281 представитель 71-го полигона ВВС награждён орденами и медалями Советского Союза.

В 1962 году СССР подписал договор о прекращении испытаний ядерного оружия на земле, в море и воздухе. И в 1972 году 71-й полигон прекратил своё существование как самостоятельная организация и по директиве Генерального штаба был реорганизован в 10-е управление при 8-м государственном Научно-исследовательском институте ВВС с дислокацией в Ахтубинске Астраханской области.

Так закончилась история крымского «атомного полигона». Ядерные бомбы никогда на нём не испытывались, хотя легенд среди местных жителей ходило много: то об оторвавшейся атомной бомбе, то о сбросе в Азов «чего-то тайного»...

Проблема ядерного могильника в Караларской степи есть, ибо в нём ещё хранятся детали самолётов, принимавших участие в испытаниях ядерного оружия.

Увы, почти не осталось в Крыму свидетелей тех лет, мужественных лётчиков и умнейших инженеров. И вот один мой знакомый из Керчи, бывший офицер ВВС, вдруг сообщил, что в его доме в соседнем подъезде живёт бывший лётчик-атомщик. Я всё бросил и поехал в Керчь...

Продолжение

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»