17 сентября 2010 г.

Михаил Кутузов в Крыму

Михаил КутузовТяжёлые чёрные ядра старинных пушек, мужественный профиль на барельефе — их видит каждый, кто спускается с Ангарского перевала, направляясь на Южный берег. В далёком восемнадцатом веке в этих местах получил тяжёлое ранение 28-летний командир гренадёрского батальона Московского легиона. В этих местах у деревни Шумы, вблизи нынешней Верхней Кутузовки, одержана одна из первых побед будущего героя Отечественной войны 1812 года. 16 сентября (по новому стилю), исполнилось 265 лет со дня рождения Михаила Кутузова.

Он появился на свет в семье военного инженера Иллариона Голенищева-Кутузова и Анны Бедринской. Когда мальчику едва исполнилось восемь, умерла его мама. Воспитанием внука некоторое время занималась бабушка, а через четыре года он поступил в соединённую артиллерийскую и инженерную дворянскую школу. В 1762 году Михаил Кутузов стал командовать ротой в Астраханском пехотном полку, во главе которого стоял Александр Суворов. Полк тогда содержал городские караулы в Петербурге во время московской коронации Екатерины II. А на поле боя знаменитые полководцы встретились четверть века спустя, во время русско-турецкой войны 1787–1792 годов, при штурме и взятии Измаила. И Суворов сказал о Кутузове:
Показывая собою личный пример храбрости и неустрашимости, он преодолел под сильным огнём неприятеля все встреченные им трудности. Генерал Кутузов шёл у меня на левом крыле; но был правою моей рукою.

«Но одна из первых побед одержана Кутузовым всё-таки в Крыму, — рассказывает жительница Симферопольского района Ольга Леонидовна. Для неё дорого всё, что связано с Михаилом Илларионовичем. Ведь в 1945 году 48-я Гвардейская Криворожская Краснознамённая, ордена Суворова стрелковая дивизия, в составе которой штурмовал Берлин её отец Леонид Смалов, была награждена орденом Кутузова II степени, а дядя Пётр Макарович, танкист 55-й Гвардейской танковой бригады, в феврале 1945 года освобождал город Бунцлау (Болеславец), в котором умер полководец. — И отец, и дядя до конца своих дней с глубоким уважением и любовью отзывались о великом полководце — победителе Наполеона. Отец гордился, что окончил войну в Суворовско-Кутузовской дивизии: потомки героев былых войн не опозорили славу подвигов наших воинов и в Великой Отечественной. Дяде же даже удалось побывать на месте, где, по легенде, захоронено сердце Кутузова. Правда, о том, что это лишь легенда, солдаты тогда ещё не знали. Перебравшись в Крым, мы стали каждый год приезжать и в те места, где в восемнадцатом веке сражался Михаил Кутузов, благо поселились неподалёку».

Он участвовал в трёх русско-турецких войнах (1768–1774, 1787–1792, 1806–1812 годов). Во время своей первой войны был сначала в первой армии Петра Румянцева, за участие в бою при Попештах даже стал подполковником. Однако позже кто-то донёс, что Кутузов, славящийся умением повторять походку и говор окружающих, стал копировать командующего. Румянцев сделал всё, чтобы избавиться от такого офицера, и Кутузова перевели во вторую Крымскую армию Василия Долгорукова. Того самого, под командованием которого в 1771 году полуостров был освобождён от турецких войск «к незабвенной славе России», в чью честь в центре Симферополя установлен обелиск. Однако вопреки заключённому Кючук-Кайнарджийскому мирному договору турки не спешили отдавать Крым. В сражении против турецкого десанта и отличился будущий победитель Наполеона.

«Среди многих крымских легенд есть и сказание о Кутузовском фонтане, основанное на вполне реальных событиях, — продолжает Ольга Леонидовна. — Оно гласит:
Однажды жители Алушты увидели множество кораблей — приближался турецкий флот под командованием сераскера Гаджи-Али-бея. Поднялся на защиту русский гарнизон — сто пятьдесят отважных егерей, но силы были неравными. К концу дня янычары захватили Алушту и двинулись к Чатыр-Дагу. А навстречу туркам уже спешили русские гренадёры Михаила Кутузова. „Не впервые нам, братцы, сражаться с неприятелем, не впервые побеждать его“, — молвил он. Разгорелся бой, вклинился Кутузов в гущу янычар и начал рубить врагов. Увидел это Гаджи-Али-бей, испугался: Кутузова не остановить, он всё войско побьёт. Взял тогда сераскер в руки мушкет, попала турецкая пуля в голову Кутузову. Упал русский полководец, обагряя кровью крымскую землю. Но гренадёры понесли его к источнику, который находился неподалёку от места сражения. Стали поить водой, промывать рану. Она затянулась, Кутузов пришёл в сознание, поднялся на ноги. Догадались русские богатыри, что нашли источник необыкновенный, напились воды, омыли раны и с новыми силами двинулись в бой. В страхе бежал Гаджи-Али-бей, а с ним его войско.

Это сражение произошло 5 августа (по новому стилю) 1774 года у деревни Шумы: отряд гренадёров обратил в бегство многочисленный турецкий десант. Командир Кутузов был тяжело ранен: пуля, попав в левый висок, вышла у правого глаза. Ему действительно промыли рану из находившегося неподалёку источника, правда, затянулась она не так быстро, и на ноги, как в легенде, командир сразу не встал, но облегчение пришло. Дальнейшее лечение продолжилось в госпитале. В двадцатых годах позапрошлого столетия строители дороги Симферополь — Алушта установили на этом месте небольшой памятный знак, а свой нынешний вид Кутузовский фонтан приобрёл в пятидесятых годах прошлого века. Правда, фонтан — одно название: родник, из которого промыли рану полководцу, ушёл в землю, во время одного из благоустройств шоссе.

Кутузовский фонтан в Крыму

За тот бой Михаил Илларионович награждён первым орденом — святого Георгия четвёртой степени (к моменту смерти он станет уже полным Георгиевским кавалером, получив все четыре степени ордена). Кстати, во время следующей русско-турецкой войны при осаде Очакова Кутузов снова будет ранен в голову: пуля пройдёт почти по старому «маршруту», и вновь полководец выживет. Как писал лечивший его хирург:
Должно полагать, что судьба назначает Кутузова к чему-нибудь великому, ибо он остался жив после двух ран, смертельных по всем правилам науки медицины.

Хирург оказался прав: «назначение» было великим — спасать Отечество и в первую очередь от казавшегося непобедимым Наполеона. До сражений 1812 года Михаил Кутузов успел поучаствовать в русско-польской войне, побыть дипломатом, руководителем сухопутного шляхетского кадетского корпуса и военным губернатором, завоевать крупные победы над врагом и испытать горечь поражения под Аустерлицем, заключить Бухарестский мирный договор и пережить опалу. В Отечественную войну он стал начальником Петербургского, а затем Московского ополчения, а в августе 1812-го светлейшего князя Кутузова назначили главнокомандующим всеми русскими армиями и ополчениями. Бородинское сражение, «сдача Москвы, чтобы приготовить гибель Наполеону», Тарутинский манёвр, смоленская дорога, сражение под Малоярославцем, контрнаступление русского войска и бегство казавшегося непобедимым императора. За эту победу Михаил Кутузов получил орден святого Георгия первой степени и титул князя Смоленского. Затем, как и в Великую Отечественную, было решено не только изгнать врага со своей земли, но и полностью уничтожить в его логове. Русские войска пересекли границу, достигли Одера, Эльбы и вошли в Париж в марте 1814 года. Только великого полководца Кутузова с ними уже не было.

Он, простудившись, умер 28 апреля (по новому стилю) 1813 года в прусском городке Бунцлау (сейчас город Болеславец, Польша). По приказу императора тело забальзамировали и отправили в Петербург, чтобы похоронить в Казанском соборе. Оставшиеся после бальзамирования внутренние органы захоронили на холме кладбища у деревни Тиллендорф, в трёх километрах от городка. Тогда же воздвигли и обелиск с надписью: «Князь Кутузов-Смоленский перешёл в лучший мир 16 апреля 1813 года. Автор надгробия — каменотёс Бем-младший. Гранит». Летом того же года наполеоновские солдаты, сумевшие овладеть Бунцлау, обелиск разрушили, вновь его полностью восстановили лишь воины Красной Армии в 1945 году при освобождении городка от фашистов.

«Дядя рассказывал, что после освобождения этого небольшого городка и его окрестностей товарищи из другого полка разыскали на кладбище остатки того обелиска, восстановили, и очень много воинов Красной Армии побывало на месте, где покоится сердце Кутузова, — продолжает Ольга Леонидовна. — Даже приказ вышел по их Первому Украинскому фронту: установить почётный пост у могилы фельдмаршала Кутузова. А у подножия обелиска установили памятную плиту:
Великому патриоту земли русской фельдмаршалу Михаилу Илларионовичу Голенищеву-Кутузову в день 132-й годовщины его смерти 28 апреля 1945 года.

Среди чужих равнин, ведя на подвиг правый
Суровый строй полков своих,
Ты памятник бессмертный русской славы
На сердце собственном воздвиг.
Но не умолкло сердце полководца,
И в грозный час оно зовёт на бой,
Оно живёт и мужественно бьётся
В сынах Отечества, спасённого тобой!
И ныне, проходя по боевому следу
Твоих знамён, пронёсшихся в дыму,
Знамёна собственной победы
Мы клоним к сердцу твоему.

От воинов Красной Армии, 12 февраля 1945 года вступивших в город Бунцлау.

Тогда в Советском Союзе каждый знал, что похоронен Кутузов в Ленинграде, а сердце его на чужбине. Якобы он сам завещал оставить его на земле, чтобы солдаты, стоявшие тогда в прусской провинции Силезия, знали, что сердцем он с ними. Даже песня об этом позже, в шестидесятых, появилась:
Солдатский любимец, фельдмаршал Кутузов,
В походе умирал...
Спаситель Москвы, победитель французов
Друзьям своим сказал:
„С сынами России хочу я быть вместе,
Победы делить и тревоги.
На родине прах мой заройте, а сердце -
У старой саксонской дороги!

И лишь несколько лет назад, будучи в Петербурге, узнала от экскурсоводов и краеведов, что история о сердце Кутузова, похороненном в Пруссии, — легенда. На самом деле в той могиле захоронены другие внутренние органы, изъятые при бальзамировании. Сердце покоится на Родине, в Казанском соборе. Ведь по традициям православия нельзя хоронить его отдельно от тела — в сердце сосредоточена душа, которая должна воскреснуть. Легенда же родилась ещё в 1814 году благодаря одному военному журналу. Как она появилась — теперь уже и не узнаешь. Может быть, на основании того, что сердце в Россию перевезли не в гробу вместе с телом, а отдельно в серебряном сосуде, наполненном специальным раствором. То, что в склепе Казанского собора хранится и сердце полководца, оказывается, по приказу первого секретаря Ленинградского областного комитета ВКП(б) Сергея Кирова специальная комиссия из чекистов и историков проверила ещё 4 сентября 1933 года. Был составлен акт: „Вскрыт склеп, в котором обнаружен сосновый гроб (обтянутый красным бархатом с золотым позументом), в котором оказался цинковый гроб, завинченный болтами, внутри которого обнаружен костяк с остатками сгнившей материи. Слева в головах обнаружена серебряная банка, в которой находится набальзамированное сердце“. Но в силу, наверное, ряда причин об этой проверке не стало известно гражданам СССР. Впрочем, может, это и неважно, ведь в польском городке всё равно есть могила, в которой покоятся останки Михаила Кутузова. Не знаю, гордятся ли этим фактом жители того городка, но я горжусь тем, что на моём любимом полуострове сражался, был ранен и чудом спасся великий полководец».

Впрочем, могила с частью праха Михаила Илларионовича не одинока в Болеславце. Она — центр Кутузовского мемориала, созданного здесь шестьдесят пять лет назад. Рядом с героем Отечественной войны похоронен 141 герой Великой Отечественной, а у входа на кладбище установлена скульптура российского гренадёра 1813 года и солдата Красной Армии 1945 года. Их разделяет столетие, но объединяют Отечество и подвиг.

Наталья Пупкова, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: