18 июня 2010 г.

Коктебельское небо Королёва

Исполнился ровно век со дня рождения великого конструктора ракетных систем и космических кораблей. По всем каналам телевидения прошли передачи о его жизни и деятельности. В некоторых из них обязательными были кадры: планёр, обступившие его люди в одежде по моде семидесятилетней давности что-то обсуждают, и вот летательный аппарат без мотора уже скользит со склона горы в долину, мелькает в стороне гористый черно-белый пейзаж. Стоп, стоп... Что-то знакомое... Точно: гора Коклюк на заднем плане. И непроницаемое лицо молодого Королёва...

Сергей Королев

И вот Коклюк передо мной. Скалы и обрывы горы точно такие же, как в кадрах кинохроники, только расцвеченные скудными красками крымской зимы. Я нахожусь на знаменитом Узун-Сырте, или горе Клементьева, или Крылатой горе, или просто Горе. Резкий западный ветер треплет одежду. На Горе всегда ветер, что и создаёт условия для парящих безмоторных полётов. Сейчас такие полёты тут совершают курсанты Центра планёрного спорта «Коктебель».

Гора Коклюк
А в 1927 году здесь собрались энтузиасты. На четвёртый слёт планеристов Советского Союза. Испытательный по своей сути. Сухая осень того года принесла хорошую погоду и несколько настоящих побед, открывших полосу рекордов на дальность. В сентябре прибыл сюда и двадцатилетний студент МВТУ Сергей Королёв. Тут ему довелось пережить и знаменитое крымское землетрясение и познать радость от полётов.

Коктебельским небом Королёв заболел сильно. В марте 1928-го студент окончил ещё и планёрную школу Мосавиахима, попав вместе с коктебельскими друзьями в её первый выпуск. Осенью — опять в Крым, жил у Максимилиана Волошина и снова летал, летал... В 1929 году.

С. Королёв привёз на шестой слёт свой первый воплощённый в дереве и перкали планёр «Коктебель»... А какое ещё может быть название у аппарата такого человека?! Планёр был разработан с тёзкой, Сергеем Люшиным. Этот трёхсоткилограммовый аппарат с 17-метровым крылом относился к классу рекордных и отличался оригинальной конструкцией, позволившей пилоту Константину Арцеулову совершить на нём полёт по маршруту, ранее не доступному для других планёров. Именно такого типа планёры с оптимальным сочетанием весовых и аэродинамических характеристик получили дальнейшее развитие и позволили перенести их испытания в равнинные районы. Планёр «Коктебель» был отмечен в прессе как большое достижение конструкторов.

Седьмой слёт в 1930 году носил выраженный учебный характер. Но снова королёвская машина, СК-3, или более известная как «Красная звезда», в центре внимания. Планёр был предназначен для фигур высшего пилотажа. Его конструктивная схема была такой же, как у «Коктебеля», — свободнонесущий моноплан. Такой же осталась и схема крыла — центроплан, жёстко связанный с фюзеляжем. Широкая удобная кабина была рассчитана под парашют и установку необходимых приборов. Предусматривалась посадка прямо на фюзеляж.

Сергей Королев и планер Красная Звезда
Первые натурные испытания общей продолжительностью двадцать минут при четырёх стартах провёл сам Королёв. День 28 октября 1930 года стал для советского планеризма историческим. На планёре «Красная звезда» пилот Василий Степанченок без помощи буксировщика впервые в мире выполнил «мёртвую петлю». Потом ещё три...

Сконструированный Королёвым новый планёр оказал влияние на дальнейшее развитие планеризма. Была подтверждена реальность фигурных полётов на планёре, что позволяло уверенно браться за разработку подобных конструкций. Этот планёр С. П. Королёва стал неким образцом, с которым могли сверять свои идеи другие конструкторы, брать этот планёр как бы за основу, внося затем различные усовершенствования. У Сергея Королёва нашлись последователи, и через несколько лет возможность осуществлять фигурные полёты предписывалась уже учебным, а не рекордным парителям. В той же организованной в 1929 году на Узун-Сырте Высшей лётно-планёрной школе...

А вот другой аппарат Королёва, самолёт СК-4, оказался менее удачным. Его мотор отказал, и самолёт разрушился при вынужденной посадке. Хорошо, что лётчик и друг Дмитрий Кошиц пилотировал его один. Никто не пострадал, только отделался синяками сам пилот. Самолёт СК-4 был разработан в рамках дипломного проекта в МВТУ под руководством самого Туполева. Королёв поставил перед собой задачу создать лёгкий самолёт дальнего действия и превзойти результаты, достигнутые Александром Яковлевым на самолёте АИР-3. Смелость замысла и тщательность проработки инженерных решений послужили основанием для практической реализации проекта СК-4. Этот достаточно редкий и красноречивый факт — практическая реализация студенческого проекта — служит убедительным свидетельством оригинальности и прогрессивности решений, принятых С. П. Королёвым в дипломном проекте.

Сергей Королев и планер СК-4
Видел Узун-Сырт и ещё более совершенный планёр Королёва — СК-9.

Сергей Королев и планер СК-9
В 1933 году были проведены успешные эксперименты по буксировке планёров, что создало благоприятные условия для развития этого направления в планеризме. В результате планёры, заявленные на 11-е планёрные состязания в 1935 году, прибыли в Крым по воздуху, в том числе и планёр Королёва СК-9. Королёв так сформулировал назначение своего аппарата: «Двухместный планёр для дальних буксировочных перелётов и полётов на дальность вдоль грозового фронта». Двухместный, необычно лёгкий в управлении, он предназначался для длительных перелётов. Планёр для этого имел несколько вместительных багажников и новшество тех лет — бортовую приёмопередающую радиостанцию.

Возможность полётов вдоль грозового фронта была заявкой на рекордные достижения. Именно с использованием условий грозовой обстановки связывалась возможность новых рекордов дальности. Но конструкция планёра, предназначенного для эксплуатации в трудных условиях, должна была обладать повышенной прочностью и обеспечить высокую манёвренность. Лётные испытания подтвердили эффективность и отличные качества планёра СК-9, который был высоко оценен. Но была и интрига. Техком высказал серьёзные замечания по конструкции планёра: чрезмерные габариты, небрежное исполнение кабины пассажира, массивность профиля крыла... Но всё проясняется, если знать, что Королёв проектировал планёр с расчётом на установку жидкостного реактивного двигателя! Вот так ещё в те годы проснулся гений «главного ракетного конструктора». Через несколько лет планёр СК-9 был переоборудован, как и рассчитывал С. П. Королёв, в ракетоплан, который известен в литературе под индексом РП-318-1. Потом будут и самолёты, и знаменитые «секретные» ракеты...

Ракетоплан РП-318-1
И навсегда в сердце останутся выгоревшие коктебельские холмы, вот эти же старокрымские горы, тающие в дымке... Этот самый каменный сфинкс Коклюка...


С.П.Королев (третий слева) на IV Всесоюзных планерных состязаниях.
Коктебель, сентябрь 1927 года

Фотография молодых ребят-планеристов у яковлевского планёра АВФ-20 в 60-х годах висела на стене в домашнем кабинете Сергея Павловича. Иногда он подходил и подолгу всматривался в весёлые молодые лица. Десять молодых ребят, не ведающих о дорогах, по которым им предстояло пройти, улыбались Главному конструктору со старой фотографии 1929 года... А позади них лежала степь Горы и глядел в карадагскую даль Коклюк. Всё — как и сейчас, многие годы спустя.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Видео:

Сергей Королев. Судьба




Сергей Королев — Вернер фон Браун: дуэль титанов




Ссылки по теме: