24 января 2008 г.

Крымский врач Игорь Похвалин покорил шесть высочайших вершин планеты

Новый, 2008 год по московскому времени симферополец Игорь Похвалин встретил в Париже, в компании обворожительной француженки. Он пил шардоне, закусывал салатом «Цезарь», а прекрасная дама молчала. Конечно, молчаливая женщина — это просто находка. Но только при условии, что она живая, а не нарисованная. Увы, дамочка томно глядела на Похвалина с рекламного щита известной фирмы. Что же касается французского вина и салата, то они, в отличие от рекламной красотки, были настоящими. Только вот сидел наш земляк не за столиком ресторана на вершине Эйфелевой башни, а в пустом аэропорту имени Шарля де Голля, в полном одиночестве.

«И что же делал господин Похвалин за тридевять земель от дома в праздничную ночь, когда все хорошие мальчики и девочки предаются новогодним утехам в компании друзей и близких?» — вправе спросить читатель.

Куда понесло господина Похвалина в эту замечательную, единственную в своем роде ночь?

Куда, куда… На гору. Только не на Кудыкину, а на гору Костюшко, которая, находясь в Австралии, является высшей точкой Зеленого континента. Высота этой горы — 2228 метров. Вот ее-то и отправился покорять симферопольский хирург-онколог и, по совместительству, известный крымский альпинист Игорь Похвалин. Кстати, сам Похвалин вместо слова «альпинист» предпочитает употреблять другое, непривычное для слуха обывателя слово — «восходитель».

Из Симферополя в Киев крымский восходитель выехал 30 декабря. На следующий день он прилетел в Париж, где ему пришлось восемь часов ожидать самолета в Сингапур. Поэтому Новый год по московскому и киевскому времени Похвалин встретил в аэропорту, а по парижскому — в воздухе, на борту самолета.

Из Сингапура симферопольский альпинист вылетел в Сидней. Уже 2 января он ждал группу коллег-восходителей в сиднейском аэропорту, возле огромной каменной жабы, украшающей аэровокзал (жаба считается в Австралии символом достатка).

Надо сказать, что до своего новогоднего путешествия в страну кенгуру, коал и аборигенов наш земляк покорил пять высочайших вершин пяти континентов.

В девяностых годах прошлого века Похвалин взошел на Эльбрус. В мае 2005 года Игорь Васильевич участвовал в восхождении на Эверест в составе международной группы, в которую, кроме украинцев, входили россияне, американцы, англичане, голландцы и словенцы. Кстати, он стал первым крымчанином, покорившим высочайшую вершину планеты.

В 2006 году неугомонный симферополец взобрался на высшие точки еще двух континентов: Южной Америки (гора Аконкагуа, высота 6959 метров) и Антарктиды (Массив Винсон, высота 4897 метров).

Летом прошлого года 50-летний альпинист совершил одиночное восхождение на вершину горы Килиманджаро, где находится высшая точка Африканского континента — пик Ухуру, то есть пик Свободы (высота 5895 метров).

Гора Костюшко стала шестой вершиной Игоря Похвалина. И теперь, чтобы полностью выполнить известную среди фанатов альпинизма программу «Семь вершин», которая предусматривает восхождение на самые высокие точки планеты, ему осталось покорить только гору Мак-Кинли на Аляске.

Программу «Семь вершин» придумал американский миллионер Дик Бесс. И, честно говоря, корыстный корреспондент «КВ» полагал, что людям, выполнившим эту программу до конца, положено материальное вознаграждение в твердой валюте — что-то вроде Нобелевской премии по альпинизму. Как говорится, получите и распишитесь.

На самом деле мистер Бесс ничего такого не предусмотрел. Только моральное удовлетворение. Покрывать расходы на экспедиции (а они исчисляются тысячами долларов) Похвалину помогают состоятельные друзья.

Впрочем, несмотря на такой вот нерыночный подход, программа «Семь вершин» считается одной из самых престижных. Игорь Похвалин — единственный гражданин Украины, покоривший шесть высочайших пиков. Ну а людей, которые покорили все семь вершин, на планете меньше, чем космонавтов.

Однако вернемся к нашему герою, которого мы оставили в аэропорту Сиднея наедине с каменной жабой.

— Наша группа состояла из граждан России и Казахстана, среди которых были очень известные восходители, — рассказывает Игорь Васильевич. — Хотя восхождение на гору Костюшко нельзя назвать альпинизмом, это, скорее, туристическая прогулка по удобной, довольно пологой тропе.

А впрочем, не зря опытные восходители говорят, что простых гор не бывает. Вот и у австралийской вершины есть свое небольшое кладбище. В двадцатые годы прошлого века на склоне горы убило молнией американского альпиниста. А зимой 1999 года пятеро сноубордистов вырыли в снегу у гребня пещеру, но вход в нее завалило, и молодые люди, которым не было и тридцати лет, погибли.

Но довольно о грустном. Ведь, в конце концов, наш герой прибыл из промозглой крымской зимы в прекрасное австралийское лето.

— Особенной жары не было, — рассказывает Похвалин. — К тому же мы привезли с собой дожди, что вообще-то редкость для этого времени года. Из Сиднея наша группа на автобусе отправилась в столицу страны Канберру, где мы закупили продукты. В Снежные горы, или, как их еще называют, австралийские Альпы, приехали вечером. По дороге видели кенгуру. Поначалу это умиляло, мы их даже кормили с рук. Но после того, как эти любопытные и довольно-таки наглые создания разворошили мусор, который мы складывали в пластиковые мешки и нам пришлось его собирать, наш энтузиазм иссяк.

Заметим, что в Австралии очень жесткие рекреационные законы и за разбросанный мусор запросто можно было заплатить серьезный штраф. Австралийцы вообще очень бережно относятся к природе. Даже горные тропинки у них обустроены, присыпаны гравием и покрыты специальной полиэтиленовой сеткой. Польза от этого тройная: во-первых, тропинки не размываются, во-вторых, туристам удобно, в-третьих, путешественники не вытаптывают траву и не распугивают разную мелкую живность, обитающую в этой самой траве.

— Трудно поверить, но на высоте двух тысяч метров, мы увидели… туалет, — смеется Похвалин. — Это было капитальное, оснащенное по последнему слову техники сооружение, системы которого работали от солнечных батарей. Само собой, внутри была стерильная чистота!

Путешественники форсировали речку Снежную, известную нескольким поколениям сначала русских, а потом и советских читателей по роману Жюля Верна «Дети капитана Гранта», и вышли к перевалу Шарлотты, откуда и начинаются маршруты восхождения на пик Костюшко.

К слову, поляк Тадеуш Костюшко, который в эпоху первого раздела Польши возглавил восстание против русских войск (это теперь модно вспоминать, даже если герой был бит), никакого отношения к Австралии не имеет. После поражения восстания Костюшко пару лет просидел в Петропавловской крепости, потом его освободили, и он уехал в Северную Америку, где принял участие в войне за независимость. Умер пан Тадеуш в 1817 году в Швейцарии. А в феврале 1840 года его соотечественник, авантюрист и искатель приключений Поль Эдмонд Стржелецкий, выдававший себя за виконта, поднялся на тогда еще безымянную вершину и назвал ее именем польского национального героя. Это название закрепилось и было принято Австралийским географическим обществом.

По словам Похвалина, пейзажи в окрестностях горы Костюшко напоминают крымские. Очень много эвкалиптовых деревьев — в Австралии произрастает 600 видов эвкалипта. Это основной продукт питания медведей коала.

— Весь путь к высочайшей вершине Австралии занял семь часов, — продолжает Игорь Васильевич. — Наверное, это было самое короткое в моей жизни восхождение.

Поднявшись на вершину, восходители, по местной традиции, выпили по рюмочке рома Баккарди. Теперь у Похвалина осталась одна непокоренная вершина — уже упомянутая гора Мак-Кинли — суровый гигант высотой 6194 метра, расположившийся за полярным кругом.

На вопрос о том, что же будет после покорения последней, седьмой вершины, Похвалин отвечает: будут другие вершины. В ближайших планах — экспедиция в Тибет и восхождение на шестую вершину мира, соседку Эвереста с романтическим названием Чо Ойю, что в переводе означает Богиня Утренней Бирюзы.

Еще одна красавица — молчаливая и неприступная. Еще одна точка, пусть и не высшая, но все же очень высокая. Так что точку в карьере крымского восходителя ставить рано. Скорее многоточие...

Олег Маркелов, «Крымское Время»