4 ноября 2007 г.

История Георгиевского монастыря. Генерал Раевский и Александр Пушкин

После присоединения Крыма к России начинает строиться российский город Севастополь – главная база Черноморского флота. В 1806 году Святейший Синод обращается к императору с предложением сделать Георгиевский монастырь базовым для флотских иеромонахов. Традиция присутствия на корабле священнослужителей появилась во время царствования Петра I, когда собственно и был создан военный флот. Вначале для службы на военных судах выбирались священники из числа белого духовенства. Но затем эта обязанность перешла к монахам, поскольку их не привязывали к берегу семейные заботы, наоборот, связанные обетом, они должны были покорно нести любое послушание. В промежутках между плаваниями иеромонахи жили в монастыре. Георгиевский монастырь стал называться флотским.

В 1820 году в столичных кругах Москвы и Петербурга ходило много восхищенных рассказов о военной крепости русского флота Севастополе, знали там и о Георгиевском монастыре в его окрестностях. Будучи в Крыму Александр Сергеевич Пушкин не мог упустить возможности посетить поэтический мыс Фиолент и помолиться у икон древней обители. В то далекое время Севастополь был закрытым городом, где базировался военный флот России и без специального пропуска попасть в него было нельзя, наверное поэтому поэт не попал в Севастополь и не оставил нам своих произведений о нем.

Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв,
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв.


Это строчки стихов великого русского поэта – имея такое настроение, посетил он мыс Фиолент. В 1820 году после опубликования некоторых пушкинских произведений – оды «Вольность», стихотворения «Деревня» и ряда острых эпиграмм на царя терпению Александра-I пришел конец, и он отправил вольнодумного поэта в ссылку на Кавказ. По дороге Александр Сергеевич неосторожно выкупавшись в Днепре, свалился в жестокой горячке. Настроение у него было – хуже некуда, пришлось, отлеживается в Екатеринославле, куда по счастливому стечению обстоятельствам прибыл генерал Н.Н.Раевский.

1820 год – Александру Сергеевичу всего 21 год, оторванный от привычной обстановки, от всех близких и любимых людей, в лихорадке, на дощатом диване, лежал он в чужом доме. И вдруг для юного поэта подарок судьбы – встреча с генералом Раевским и его сыном Николаем.

Встреча в Екатеринославле с семьей генерала Раевского состоялась из-за того, что семья генерала ехала на Кавказ в Минеральные воды проведать старшего сына Александра, где он лечил свою старую рану в ноге.

Тогда еще дружба Александра Раевского и Александра Пушкина не была отравлена ревностью, и юный поэт с радостью соглашается на путешествие в компании Раевских. Это потом в Одессе, 1822 году, когда они оба будут скрывать от окружающих свою тайную любовь к Елизавете Воронцовой, когда Раевский Александр почувствует в Пушкине реального соперника, поэту придется пережить одно из самых тяжелых разочарований в жизни, столкнувшись с изощренной хитростью, нежданным коварством и даже прямым предательством Александра.

На Минеральные воды с отцом генералом Н.Н. Раевским старшим, кроме сына Николая, ездили младшие дочери, Мария и Софья. Жена Софья Алексеевна с двумя старшими дочерьми Екатериной и Еленой ожидала их в Крыму, в Гурзуфе, куда и прибыла вся компания после Кавказа.

Дружная семья Раевских, в которой царили любовь и счастье, как своего приняла юного поэта, он же отвечал им привязанностью и искренность. Большую часть времени молодежь купалась в море, ходила на прогулки, осматривая окрестности. Крепкая дружба связывала поэта с младшим сыном генерала – Николаем – открытым, преданным, способным на верную и бескорыстную дружбу, в отличие от своего старшего брата. Пушкин был бесконечно благодарен за услуги, оказанные ему Н.Н. Раевским. Отголосками благодарности Пушкина Раевскому можно найти в посвящении ему «Кавказского пленника». Незабываемые страницы для истории и их дружбы вписало их южное путешествие.

Николай Раевский (младший) в тринадцать лет стал подпоручиком и ветераном Отечественной войны 1812 года, его отец героический генерал держал сыновей своих при себе в воюющей армии. Он обладал глубокими историческими познаниями, прекрасным литературным вкусом. В Крыму друзья не расставались.

В начале сентября Пушкин с генералом и Николаем Раевским решили навестить Георгиевский монастырь. Мы уже знаем, что опальный поэт, даже такой молодой, двадцати однолетний юноша - не мог иметь пропуска в военный город Севастополь. Грибоедов А.С. в 1825 году посетил и Севастополь и Георгиевский монастырь – у него был дипломатический пропуск. А у Раевского с Пушкиным такового не было, поэтому они довольствовались только посещением Георгиевского монастыря и осмотром окрестностей Севастополя. Проехали они по южному берегу Крыма, по древней римской дороге, которая соединяла древний Херсонес с крепостью римских легионеров Харакс на мысе Ай-Тодор, через перевал Шайтан-Мердвень (Чертовой лестнице). Для молодых людей переход через перевал не составил особого труда. В своем письме к другу в Петербург Александр Пушкин написал: «По Чертовой лестнице взобрались мы пешком, держа за хвост татарских лошадей наших. Это забавляло меня чрезвычайно и казалось каким-то таинственным, восточным обрядом». Вечером 6 сентября ( по новому стилю 18 сентября) друзья прибыли в Георгиевский монастырь. Сухая хроника жизнеописания поэта так описывает его пребывание в монастыре: «Георгиевский монастырь. Ночевка. Осмотр развалин около Георгиевского монастыря, по преданию древнего храма Артемиды и памятника дружбы, храма Орестеонов. Заезжают на мыс Фиолент (вблизи Георгиевского монастыря)».

Настоятелем в монастыре в то время был митрополит Хрисанф. Встречали путников еще два священника, четыре иеромонаха и старец-послушник. Метрополит Хрисанф был в преклонном возрасте – 88 ми годах от роду, 83 летний послушник Чернинский – не могли сопровождать приезжих в прогулке по мысу, историки предполагают, что экскурсоводам у Пушкина мог быть иеромонах Платон. Это был образованный монах, он обучался в Киевской духовной академии классическим языкам, риторике, грамматике, поэзии, истории, философии и арифметике. Платон – старожил монастыря, он в нем жил с 1810 года. Путешественники переночевали в одной из гостиниц монастыря, трапезничали они вместе с монашеской братией. 5 и 6 сентября, судя по отчетам казначея Платона, в монастыре подавали, свежую рыбу, закупленную у балаклавских греков рыбаков, возможно, угощали монастырским виноградом.

7 сентября Раевские и Пушкин, екатерининским путем, мимо величественных утесов Мангупа, отправились в Бахчисарай.

Крымские воспоминания, мечта о Крыме останутся в душе поэта на всю жизнь. «Среди моих мрачных сожалений меня прельщает и оживляет одна мысль о том, что когда-нибудь у меня будет клочок земли в Крыму»,- писал поэт в 1830 году Каролине Собаньской.

Ныне живущим петербуржцам посчастливилось больше великого поэта, многие из них стали владельцами фиолентовских дач, могут ли они сегодня оценить сокровище, которым владеют, смогут ли сберечь и преумножить его красоту, захотят ли помочь подняться из руин монастырю, хозяева которого сегодня молодые монахи.