9 января 2014 г.

Легенды и мифы симферопольского водохранилища

В настоящее время большую важность представляет проблема рационального использования водных ресурсов. Именно они являются достоянием народа Крыма, одним из факторов решения социально-экономических проблем АРК и обеспечения устойчивого развития полуострова. Огромную роль в водоснабжении края играют искусственные водоёмы. Один из самых крупных среди них — Симферопольское водохранилище. Его история окружена множеством легенд и мифов, а также реальных историй, не менее увлекательных, чем самые причудливые легенды...

Симферопольское водохранилище
Автор фото — Водник

«Эффективный менеджер» оказался ни причём


Один из мифов приписывает инициативу в создании рукотворного озера бывшему советскому премьер-министру И. Сталину. Между тем, впервые вопрос о водоснабжении столицы Крыма был поставлен на повестку дня ещё 23 января 1914 г., когда состоялось заседание Симферопольской городской думы по вопросу об использовании для нужд города воды реки Салгир и строительстве в её долине водохранилища. Его проект предложила работавшая в Крыму с 1911 года «Специальная партия по водным изысканиям», которой руководил Карл Денисович Кельтсер, инженер-гидротехник Таврическо-Екатеринославского управления земледелия и государственных имуществ. Инициатором привлечения к проектным работам названой организации являлся городской голова Симферополя, кандидат физико-математических наук Василий Александрович Иванов, известный учёный-метеоролог. Инженер Кельтсер и его коллеги составили проект сооружения в Салгирской долине плотины, имевшей целью увеличение водного запаса для орошения и обеспечения крымской столицы питьевой водой. Высота её должна была составить 16 саженей, т. е. около 34,1 м, а глубина созданного водохранилища — от 9 до 16 саженей (19,2 — 34,1 м). Для защиты искусственного водоёма от загрязнения планировалось создание вокруг него охранной полосы большой площади и устройство на ней парка. Расходы на создание рукотворного озера брало на себя государство с постепенным их погашением общественными организациями Крыма. К строительству планировалось приступить в 1914 году и закончить к 1920-му. Однако начало 1-й мировой войны и последовавшие за нею революции, войны, репрессии привели к задержке сооружения водохранилища.

Так что стань «эффективный менеджер» во главе правительства или не стань, рукотворное море всё равно заплескалось бы...

Рукотворное море


Лишь в 1951 году власти смогли вернуться к проекту 1914 г. и — с незначительными коррективами — начать воплощать его в жизнь. В 1955-м строительство самой большой земляной плотины в Европе на реке Салгир высотой 40 м и длиной 554 м было завершено: на него ушло не 6 лет, как планировалось первоначально, а всего лишь 4 года, благодаря большому прогрессу техники по сравнению со вторым десятилетием ХХ века. Возникло водохранилище длиной в 7 км, шириной до 750, глубиной до 38 м (что более чем в три раза превышает максимальную глубину Азовского моря!) и ёмкостью 36 млн кубометров. Так в окрестностях крымской столицы возник большой водоём, названный жителями города «Симферопольским морем».

Плотина симферопольского водохранилища

В основании плотины водохранилища находится уникальное сооружение — подземный туннель длинной 220 м, уходящий под дном искусственного озера на глубину около 10 метров. В туннеле можно ходить в полный рост (получив предварительно соответствующее разрешение), весь он освещён и полностью безопасен, хотя фото- и видеосъёмки там запрещены и по сей день.

Туннель под плотиной симферопольского водохранилища
Фото philotnu.org

Землю, опоясывающую искусственное озеро, террасировали и засадили деревьями и кустарниками (сосны, айлант, скумпия и др.), как и замышлялось в начале столетия. Они быстро разрослись и через несколько лет надёжно скрыли поверхность «моря» от глаз едущих по Алуштинской трассе. В образовавшемся лесопарке первоначально предполагалось создать сеть пионерских лагерей.

На правом берегу водохранилища возник Симферопольский дендрарий — уникальная коллекция более 750 видов деревьев из Африки, Америки, Австралии, занимающая площадь в 30 га. Здесь растут такие породы, как мамонтово дерево (секвойя), псевдотсуга тисолистная, лиственница европейская, пихта одноцветная, испанская, алжирская, греческая, кавказская, 39 видов различных сосен, канадская ель, платан, чекалкин орех и т.д.

В воду, на радость рыбаков, запустили прежде не встречавшуюся в Салгире рыбу: карпа, карася, судака, тарань, ряпушку, чудского сига, щуку, леща, которые водятся до сих пор. Достоверно известно, что некоторые из экземпляров крупных пород рыб достигают здесь около 2 м в длину. Правда, новые обитатели вытеснили аборигенов: по воспоминаниям старожилов, раньше в салгирских заводях жили огромные, чуть ли не с полкилограмма весом, раки.

Толстолобик в симферопольском водохранилище
Фото serg-sim.rybalka.com

Эта территория стала дополнительными «лёгкими» Симферополя, а в первые годы существования искусственного озера — и местом отдыха его горожан.

Отметим, что Симферопольское водохранилище — место знаменательное в природном отношении. Оно лежит в пределах тектонического разлома, на его берегах встречаются редкие минералы и горные породы. Украшением водоёма является островок-глыба пермских известняков площадью 1 га под названием Джиен-Софу. Здесь представлены отложения наиболее древних в Крыму осадочных пород морского бассейна, существовавшего более 230 млн лет назад.

А на правом берегу водохранилища находится Ферсмановский карьер вулканических пород — старый, отработанный участок Лозовского диабазового карьера, где можно обнаружить более 30 видов минералов. Поэтому экскурсии в окрестностях водоёма не случайно входят в обязательную программу международных конференций по геологии и географии, проводимых в Симферополе.

(Читайте также: Александр Ферсман — «поэт камня»)

Первоначально на водохранилище возлагались большие надежды в плане рекреации жителей столицы Крыма. На левый берег водоёма был завезён золотистый ракушечный песок для пляжа, сооружены кабинки для переодевания, завезены лежаки, воздвигнуты противосолнечные «грибки». Здесь появились киоски по продаже пирожков и пива, и даже ресторан. «Пляжем» стала называться и остановка троллейбуса (теперь «улица генерала Родионова»), от которой ближе всего было идти к берегу. Отдельно располагался детский пляж, очень мелководный и с мягким песочком.

Пляж на симферопольском водохранилище
Рукотворный пляж.
Фото из личного архива Анатолия Николаевича Синицы

Больше того, на берегу соорудили пирс, а на фарватере поставили бакены. На специальном трейлере в Симферополь привезли два небольших рейсовых теплохода «Чайка» и «Волна», похожие на те, что курсировали по бухтам Севастополя. Конечно, у Симферопольского водохранилища такой разветвленной сети маршрутов, как у наших западных соседей, не было, а имелась одна линия: Марьино — Лозовое. Стоимость билета на ней составляла 30 копеек, что представляло, по тем временам, немалую сумму, на которую можно было совершить 10 трамвайных поездок. Однако отбоя от желающих покататься на теплоходах не было.

Это и не удивительно. Ведь речное судоходство на полуострове отсутствовало «как класс» с давних времён. В средневековых документах, например, в «Житии Иоанна Готского» содержатся упоминания о том, что и Салгир, и его приток Биюк-Карасу (Чёрная речка) некогда были судоходны. Конечно, колёсные пароходы, мифы о которых весьма популярны в Крыму, вряд ли ходили по нашим рекам, но баржи с товарами, буксируемые лошадьми, ещё каких-то 300 – 500 лет назад поднимались к Карасубазару (ныне Белогорск). Этот же путь проделывали и «чайки» запорожских казаков, воевавших против турок и Крымского ханства, а войско Александра Васильевича Суворова, стоявшее лагерем на месте современной гостиницы «Украина», снабжалось с помощью ладей и стругов. Однако в XIX веке всякое движение судов по внутренним водным путям полуострова прекратилось...

(Читайте также: Озеро Биюк-Карасу и речное судоходство в Крыму)

В рекреационный период истории водохранилища здесь работала лодочная станция, на которой осуществлялся прокат не только обычных вёсельных шлюпок, но и катамаранов, и даже водных мотоциклов. Общий парк маломерных плавсредств превышал 200 единиц. Проводились соревнования по гонкам на глиссерах, и, разумеется, работала спасательная станция. На озере имелась даже большая парусная яхта, которая в зимнее время хранилась на берегу, на месте нынешней АЗС.

Пляж на симферопольском водохранилище
Когда-то и в Симферополе «белел парус одинокий»…
Фото из личного архива Анатолия Николаевича Синицы

«Туда нельзя, сюда нельзя...»


Сворачивание рекреационной деятельности на рукотворном водоёме произошло внезапно и достаточно быстро. В ноябре 1968-го горсовет принял постановление «Об охране плотины гидроузла Симферопольского водохранилища», согласно которому искусственное озеро стало «режимным объектом»: проезд всех видов транспорта по дамбе воспрещался, а проход пешеходов разрешался только с 6:00 до 23:00 по особым пропускам, которые проверяли бойцы военизированной охраны. При этом на плотине нельзя было останавливаться, фотографировать и зарисовывать гидросооружения и даже просто ходить по её откосам. Запрещалось ловить рыбу (в определённые периоды небольшие послабления делались лишь для членов Общества охотников и рыболовов), купаться и пасти скот в санитарной зоне, а нарушение запретов влекло за собой административную ответственность.

Плотина симферопольского водохранилища
Фото bike-crimea.com

Песок пляжей смыло в воду осенними дождями. Глиссеры отправились на побережье моря настоящего. А что стало с теплоходами, достоверно не известно. В кругах крымских краеведов популярна версия, будто «Чайка» и «Волна» в первую же зиму после прекращения судоходства сгорели или были сознательно сожжены в одном из затонов водохранилища...

Между прочим, в Тернополе, на гораздо меньшем по площади и глубине водохранилище теплоходы — «Герой Танцоров» и «Капитан Т. Г. Парий» (бывший ПТ-50) — курсируют и по сей день, являясь визитной карточкой города. Причём принадлежат они... коммунальному предприятию «Тернопольэлектротранс», проще говоря, местному троллейбусному управлению!..

Однако, впрочем, из-за того, что в реальности берега бывшего «моря» почти не патрулируются, до сих пор на них можно встретить не только «неорганизованных» рыболовов, но и купальщиков.

Разумеется, эти запреты не относились к бойцам подводного спецназа Крымского территориального командования внутренних войск МВД Украины, облюбовавшим водохранилище для тренировок в пресной воде (в солёной тренировались в Балаклаве, что под Севастополем).

«Эх, Владимир Вольфович!..»


Но главным нарушителем санитарной зоны «водохранки» оказался скандально известный российский политик Владимир Жириновский...

Его эпохальный визит на берега «Симферопольского моря» имеет бурную предысторию и требует отдельного рассказа. Ведь изначально главный либерал собирался на берега другого моря, Чёрного, но непредвиденные обстоятельства заставили его изменить программу турне...

Впрочем, обо всём по порядку. Дело было так. Весной и в начале лета 1992 года полуостров лихорадило. 5 мая открылась сессия Верховного Совета Крыма. Выступая на ней, будущий президент Юрий Мешков и некоторые другие депутаты предлагали принять акт о независимости края и вынести его на референдум. Большинство, однако, не заходило столь далеко. В итоге дебатов ВС принял документ с более осторожной формулировкой — «Акт о государственной самостоятельности Республики Крым», а затем — её Конституцию. Третьим важным моментом стало решение провести референдум о статусе полуострова.

Вскоре, однако, Верховный Совет аннулировал «Акт о государственной самостоятельности...» и объявил бессрочный мораторий на референдум. Сторонники оппозиции разбили у стен крымского парламента палаточный городок и приступили к пикетированию. Там, кстати, началась политическая карьера многих депутатов последующих созывов, таких, к примеру, как Владимир Клычников и Владимир Трошин...

Для моральной поддержки голодающих активист пророссийского движения в Симферополе Анатолий Лось пригласил в столицу Крыма лидера ЛДПР. Он должен был провести пресс-конференцию в здании нынешнего Апелляционного суда на улице Павленко, 2, где тогда размещался городской Информационно-культурный центр. После этого планировался отъезд вождя либералов в Севастополь для выступления на митинге в поддержку Черноморского флота РФ, который проводила глава тамошней Российской общины Раиса Фёдоровна Телятникова по кличке «Россия Фёдоровна».

В субботу, 6 июня, утренним московским поездом в столицу автономии прибыла «передовая группа»: заместитель Владимира Вольфовича Станислав Жемло и охранник по имени Сергей, не пожелавший называть свою фамилию. Они привезли огромную пачку газет ЛДПР «Правда Жириновского», «Слово Жириновского» и «Сокол Жириновского». Издания временно складировали в комнате в культурном центре, отданной «Русскому обществу Крыма» (РОК), председателем которого состоял А. Лось. Телохранитель Серёжа сильно взопрел в душном вагоне и отправился принимать душ к одному из поклонников русского либерализма, жившему в симферопольском микрорайоне Заводское. Жемло же решил остаться немытым...

Нет, официально пресс-конференция «ВВ», как называли «фюрера» в его партии, не планировалась. У А. Лося не хватило денег на оплату конференц-зала. Был объявлен концерт русского народного ансамбля из Бахчисарая (!), помещение для которого были обязаны предоставить РОК как одному из национально-культурных обществ. По плану, в момент «Х» балалаечники должны были скромно отойти в сторону и уступить место Жириновскому...

Ясное дело, замысел Лося стал известен каждому крымчанину, и задолго до начала акции, на улице Павленко и примыкающих бульваре Ленина, улицах Розы Люксембург и Карла Маркса создались такие пробки, что гаишникам пришлось перекрывать движение, и к культурному центру фанаты «ВВ» шли пешком...

Думаю, нет нужды пояснять, что едва ли не каждый второй прибывший на мероприятие, являлся оперативным работником симферопольской милиции или СБУ.

А сам Жириновский планировал воспользоваться рекомендацией известной советской рекламы и отправиться в столицу автономии самолётом «Аэрофлота»...

Никогда не летайте самолётами «Аэрофлота»!


В самый разгар «концерта» к Лосю подбежал взволнованный директор центра и, перекрывая звон балалаек, выдохнул:

— Вас!.. Вольфович!...

(Напомним молодым читателям, что 20 лет назад мобильные телефоны отсутствовали «как класс»).

Глава РОК поспешил в кабинет директора...

— Я звоню из депутатской комнаты аэропорта «Домодедово»! — сбивчиво тараторил «ВВ» (кстати, депутатом он тогда ещё не был, но залом для «слуг народа» пользовался постоянно). — В милицию позвонили, сообщили, что в самолёте бомба!.. Вылет задерживается!.. Это провокация тех, кто нас предал!.. Возникла необходимость принять меры!.. Тяните, сколько можно!..

Балалаечники начали играть по второму кругу... третьему... четвёртому...

Позже Лося снова вызвали в кабинет директора.

— Осмотр самолёта затягивается... Начинайте без меня... — устало молвил глава ЛДПР...

Пришлось отдуваться Жемло и охраннику Серёже...

Разочарованные, фанаты (и соглядатаи от «органов») потянулись к выходу... И когда зал опустел на две трети, раздался ещё один звонок:

— Бомбу не нашли... Я вылетаю...

Встречающие ломанулись к выходу, оставив бахчисарайский фолк-ансамбль в полном недоумении. У подъезда ждал потрёпанный автобус ЛАЗ-697, арендованный мужем Раисы Телятниковой, который в те годы возглавлял севастопольское ОАО «Спектр»... В него загрузили предназначенную для Севастополя половину тиража «Слова», «Сокола» и «Правды Жириновского»...

«Мы едем за сенсацией!..»


По дороге в аэропорт Раиса Фёдоровна Телятникова бегала по салону и восхищённо восклицала:

— Мы едем за сенсацией!.. Мы едем за сенсацией!..

И вот советский аналог «аэробуса» «Ил-86» коснулся колёсами бетонки... Вскоре в череде спускающихся по трапу вырисовалась знакомая миллионам телезрителей фигура лидера ЛДПР, за которой тенью следовал мужик, напоминающий шкаф. Его, как потом, оказалось, тоже звали Владимиром, и в прошлом он охранял Брежнева...

Кстати, карьера у Владимира Борзюка впоследствии сложилась неплохо, и он даже успел побывать депутатом Госдумы одного из созывов...

Третьим в группе был руководитель Московской парторганизации ЛДПР полковник запаса Михаил Мусатов в чёрной форме береговых войск ВМФ, также ставший вскоре членом Госдумы.

Автора этих строк Лось представил Жириновскому как «первого секретаря Симферопольского горкома Либерально-демократической партии России (!!!)», но тот даже и ухом не повёл и дружелюбно протянул руку. Видимо, знанием о границах собственной страны «вождь» обременён не был...

К Жириновскому подбежал Сергей Шувайников, в те годы главный редактор газеты «Республика Крым», позже известный политик местного масштаба, депутат Советов разных уровней.

— Владимир Вольфович! — задал на бегу вопрос журналист. — Каким, по вашему мнению, должен быть статус Крыма?

— Крым — русский! Российский! Не украинский, не турецкий и не татарский! — зычно гаркнул главный либерал. — Он вообще должен быть губернией в составе России, единой и неделимой!..

Шувайников моментально скис. При таком раскладе существование его газеты полностью теряло всякий смысл:

— А как же тогда Республика Крым? Мы столько за неё боролись...

— Ну, ладно... — бросил подачку с барского плеча «ВВ». — Так и быть — создавайте свою республику... Но русскую, российскую!.. Не украинскую, не татарскую, не турецкую... Давайте создадим сто русских республик... А потом объединим их в одну российскую империю...

Автобус был припаркован далеко от лётного поля, и путь к нему пролегал через базарчик, на котором многие люди, как русские, так и не вполне, торговали черешней, клубникой и прочими дарами крымского лета. До Жириновского им не было никакого дела, ибо покупать у них фрукты он не собирался...

— Смотрите же! — не выдержал не то охранник Серёжа, не то сам Жемло. — Это же Жириновский!.. Эй, народ!.. Это же сам Жириновский!!!

Но «народ» безмолвствовал... и продолжал безмятежно торговать клубникой...

Делегация загрузилась в «ЛАЗ»...

Современным парням и девушкам трудно представить себе, что «звезда» российской политики «рассекает» не на «Мерседесе» с мигалкой, а на потрёпанном автобусе, но 20 лет назад дело обстояло именно так...

На углу улиц Карла Маркса и Желябова автор этих строк благоразумно вышел, а события далее развивались следующим образом...

Чтобы понять суть происходящего, напомним, что в 1992 году Севастополь считался «закрытым городом»...

«Человек, который закрыл город»


Расположенный в благоприятной климатической зоне, на берегу моря, Севастополь к началу 1980-х фактически превратился в курортный город. За год через него проходило до 1 миллиона «неорганизованных» отдыхающих. Сейчас об этом можно только мечтать! Но тогда действовала планово-административная экономика. Курортно-рекреационные функции не были заложены в программы развития городского хозяйства. В результате сезонные колебания численности населения «города-героя» серьезно дестабилизировали его повседневную жизнь: очереди, нехватка товаров в магазинах, давка в общественном транспорте... Осевшие в Севастополе высокопоставленные военные в отставке и запасе сохранили личные связи в «коридорах власти». Они-то и «нажали» на действующее руководство флота.

«Человеком, который закрыл город» (название популярного в 1983 году фильма о пожаре в сочинской гостинице), стал тогдашний командующий ЧФ адмирал Алексей Калинин. Он воспользовался тем, что по протоколу должен был встречать в аэропорту прибывающего на отдых в Крым председателя Президиума Верховного Совета СССР, генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Андропова. Искушенный аппаратчик, Андропов (кстати, эта поездка на полуостров оказалась последней в его жизни) прямо не ответил «да» на предложение адмирала, дабы избежать личной ответственности за непопулярное решение. Он сказал, что в принципе идея неплохая, но для ее реализации следует заручиться предварительным согласием, по крайней мере, двух членов политбюро. Энергичный комфлота вскоре нашел таковых: министра обороны Дмитрия Устинова и главу украинской парторганизации Владимира Щербицкого. Как говорится, «процесс пошел...».

15 июня следующего, 1984 года (уже после ухода из жизни и Андропова, и Устинова), на шоссе Симферополь — Севастополь появился блокпост «Верхнесадовое». Место для его дислокации выбирал лично главком ВМФ СССР Сергей Горшков (спустя год отправленный в отставку). Установка блокпоста и практика унизительных проверок документов в электричках крайне возмутила симферопольцев, да и остальных крымчан...

Время «Скорпиона»


Иван Ермаков, бывший в 1992 году мэром Севастополя и вице-спикером крымского парламента, как только его оповестили о приближении опасного гостя, распорядился принять все необходимые меры, чтобы Жириновский в «город-герой» не попал...

Штатный состав блокпоста был усилен дополнительным нарядом омоновцев с автоматами. А чтобы автобус не прорвался внаглую, поперёк дороги положили ленту «Скорпион»...

«ВВ» долго размахивал пропуском, выданным редакцией флотской газеты «Флаг Родины», но милиционеры были неумолимы и выразительно передёргивали затворы «АК». Наконец, Жириновский вроде бы сдался, благословил «Россию Фёдоровну» выступить от его имени на митинге, массовка которого терпеливо ждала на Приморском бульваре, и раздать севастопольцам «Слова», «Соколы» и «Правды» своего имени, а сам сказал, что вернётся в Симферополь электричкой...

Но это был всего лишь тактический ход гениального политика. Ибо, дойдя до станции «Верхнесадовое» в сопровождении Стаса Жемло, Мусатова и обоих телохранителей, лидер ЛДПР сел не в симферопольскую электричку, а в «почтово-багажный» поезд (фактически это был маневровый тепловоз с прицепленными к нему тремя или четырьмя вагонами с закрашенными окошками), следовавший в противоположном направлении...

Но и севастопольских правоохранителей тоже не следует недооценивать. Потому что коварный замысел Жириновского был ими разгадан (или, скорее, доложила дежурная по станции). Едва поезд тронулся, как послышался звук сирены, и на перрон вылетела милицейская «волга». Из неё выскочил майор, бросился за составом, запрыгнул в него на ходу, едва не сорвавшись, и дёрнул стоп-кран...

— Как тебя зовут? — устало спросил «ВВ».

— Можете называть меня «Сан Саныч»... — промямлил милиционер.

— У тебя, Сан Саныч, жена, дети есть?

— Есть, а что?

— Мне жаль их...

— Почему?

— Потому что через год я приду к власти, восстановлю СССР, и тебя расстреляют!..

Как бы там ни было, но Жириновскому, Мусатову, Жемло и охранникам пришлось в станционном буфете дожидаться последней электрички на Симферополь. Возвратившись в крымскую столицу, они остановились в гостинице «Москва», назвавшись командированными инженерами-электронщиками, приехавшими на телезавод «Фотон» (тогда ещё функционировавший)...

Несостоявшийся Ратко Младич


А завтра было утро. И День Города. Спозаранку к гостинице подкатил Анатолий Лось на весьма импозантном авто: «Волге» ГАЗ-24-02, «универсале». Она неоднократно попадала в ДТП, отчего основная часть кузова была одного цвета, крылья другого, а капот — третьего. В эту «составную» автомашину и погрузились, помимо самого лидера русского общества, Жириновский, Жемло, Мусатов, Борзюк и Серёжа... И проследовали к центру Симферополя, где полным ходом шли народные гуляния...

Но сначала «волга» подрулила к зданию по улице Менделеева, 2/58, Там жил Валерий Кузнецов, до весны 1992 года бывший командиром 32-го корпуса и на момент описываемых событий остававшийся депутатом Верховного Совета Крыма.

Обстоятельства его ухода с командного поста были достаточно скандальными. Кузнецов во время аттестации отказался дать утвердительный ответ представителю Минобороны на вопрос, готов ли он в случае необходимости воевать с Россией, после чего ему предложили подать в отставку...

Тогда генерал с небольшим числом сторонников забаррикадировался в здании штаба корпуса по адресу улица Карла Маркса, 62. Его «защищали» бабушки из «русского общества» А. Лося и люди, одетые наподобие казаков. На примыкающей к комплексу зданий корпуса улице Казанской 6 мая и случился первый инцидент, когда украинские военные вынуждены были, защищаясь, стрелять, правда, пока в воздух. Старушки напали на офицера, переносившего секретные документы, и чуть было не отняли у него опломбированный портфель...

Вскоре Кузнецов был выдворен из штаба работниками военной комендатуры, но продолжал жить в «элитном» доме на Менделеева и заседать в республиканском Совете.

Жириновский часа два говорил с опальным военачальником один на один. О чём именно, нам достоверно не известно. Известно только то, что впоследствии, после избрания первым и последним президентом Крыма Юрия Мешкова, Кузнецов стал числиться в новом кабинете министром внутренних дел (с 11 апреля 1994 г.) правда, реально крымской милицией не руководил, так как 12 мая вышел указ президента Украины Леонида Кравчука о переподчинении её Киеву...

После полного краха «мешковщины» (март 1995 г.) министр-неудачник отбыл в Москву, где преподавал в ряде вузов и пытался баллотироваться в Госдуму (в мае 1997 г. от 76-го округа, что в Воронежской области, вместо выбывшего депутата), правда, тоже безуспешно...

Сейчас он известен в России как «поэт-патриот», а самый популярный цикл его произведений называется «Стихи мятежного генерала» (в девяти выпусках!). В общем, литературная карьера Кузнецова сложилась вполне успешно, хотя такой скандальной славы, которую получили в те годы его сербский коллега Ратко Младич или хорватский Анте Готовина, он не приобрёл...

«Оштрафовать?.. Меня?..»


Побеседовав с военным, вождь ЛДПР отправился на площадь Ленина, где его ждало разочарование. Симферопольцы не обратили на политика ни малейшего внимания, занятые своими праздничными делами. Жириновский послал охранника Серёжу за мороженым (деньги дал Лось, так как украинских «купонов», бывших тогда в обращении, у москвичей не оказалось). Полизывая «пломбир», политики зашагали по улице Горького к Верховному Совету. Здесь «ВВ» взобрался на парапет фонтана и толкнул перед голодающими сторонниками референдума и болеющими за них бабушками зажигательную речь о «славянском единстве» и о том, что «Россия не оставит Крым».

После речи последовала раздача партийных газет (уполовиненных «Россией Фёдоровной») с автографами. Владимир Борзюк и Сергей едва сдерживали напор старушек. Когда пресса закончилась, «вождь» стал расписываться на протягиваемых ему «купонах»...

И вот, наконец, ажиотаж спал. Жириновский утёр потный лоб, расстегнул пиджак:

— Уф!.. Искупаться бы!.. Я-то на Севастополь рассчитывал, но, вот, не вышло... Где тут у вас ближайшее море?

— В Николаевке, — доложил Лось.

— А далеко ехать? — поинтересовался «ВВ».

— Минут сорок.

— Нет, — лидер либералов посмотрел на часы... недешёвые, кстати... — Через полтора часа самолёт. А ещё регистрацию проходить надо... Тут в городе нет какого-нибудь озера или ставка?

Мусатов как нельзя, кстати, вспомнил, что когда-то он служил в Симферополе в воинской части на улице Ялтинской, 24, обслуживавшей радиостанцию, и с сослуживцами часто купался в «водохранке»...

— Далеко? — спросил Владимир Вольфович.

— В десяти минутах езды.

— Успеем! Поехали!..

Лось осторожно заметил, что вообще-то там санитарная зона, и за несанкционированное купание могут оштрафовать, но Жириновский резко перебил его:

— Оштрафовать? Кого? Меня?.. Ха-ха!..

Все шестеро загрузились в «волгу» — трое на переднее сиденье, трое — на заднее. Машина изрядно просела и, натужно ревя изношенным мотором, тронулась...

Из прилегающих переулков выскочили несколько неприметных серых автомобилей с гражданскими номерами, затонированными стёклами и антеннами спецсвязи на крышах из легендарной «семёрки» — отдела наружного наблюдения — и устремились следом...

На остановке «Улица генерала Родионова» (бывшая «Пляж») «волга» свернула налево, на асфальтированную дорожку, ведущую к «Симферопольскому морю». Она проехала мимо знака «въезд запрещён», более известного, как «кирпич», и таблички, запрещающей купание и ловлю рыбы...

Машины местной милиции и СБУ сгрудились у остановки, оперативники выскочили, рассредоточились по кустам вокруг залива и принялись вытаскивать из сумок фото- и видеоаппаратуру...

Жириновский разделся до «семейских» трусов в вошёл в воду...

Владимир Жириновский купается

Сверкали вспышки фотоаппаратов, жужжали видеокамеры оперативной съёмки...

Немного подумав, полковник ВМФ Мусатов вспомнил молодость, скинул мундир и последовал примеру шефа...

Побултыхавшись немного, «ВВ» вылез на берег, пошлёпал к машине, где охранник Борзюк уже протягивал сменные трусы, оделся, вытер платком слегка намокшие волосы...

И вот уже «волга»-универсал неслась по объездной дороге в сторону Симферопольского аэропорта, а следом мчались машины с оперативниками...

Когда Жириновский прошёл регистрацию, до вылета оставалось 10 минут...

Потомки графа Дракулы и другие паранормальные явления


Распространённым в Симферополе мифом является и тот, согласно которому рукотворное озеро находится над бывшим кладбищем. Реальной его почвой стал факт массовых расправ большевиков над жителями Крыма после оккупации полуострова красной армией в 1920 году в заброшенных фруктовых садах симферопольского помещика Сулеймана Крымтаева на месте нынешнего водоёма. Точное количество жертв большевицких репрессий, проводившихся здесь, до сих пор неизвестно. Видный русский историк, политический деятель, публицист Сергей Петрович Мельгунов в книге «Красный террор в России» приводит цифру 5,5 тысяч человек, но многие исследователи считают её заниженной. Понятно, что уничтожение реальных и потенциальных противников режима санкционировалось с самого «верха» правительством Ульянова-Ленина, но непосредственными руководителями «акции» являлись председатель Крымского ревкома, уроженец Трансильвании Бела Кун и активистка революционного движения Розалия Самойловна Залкинд-Самойлова, больше известная под кличкой «Землячка». Известно, что новоявленный «граф Дракула» и его приспешники подвергали тех, кто попал им в руки, особо изуверским пыткам. Тела закапывались тут же, в огромных общих могилах. При сооружении котлована водохранилища кости этих несчастных были выкопаны и вывезены вместе с грунтом в неизвестном направлении.

Популярная легенда о мегалитических сооружениях на дне искусственного озера также имеет под собой определённые основания. На месте водохранилища находились кромлех с менгиром — древнейшее астрономическое приспособление, связанное с культом солнца, подобное знаменитому британскому Стоунхенджу, где также проводились человеческие жертвоприношения. Этот уникальный памятник, совершенно неисследованный учёными, был уничтожен при создании котлована «Симферопольского моря». Там же был найден и самый большой фаллический символ в Крыму (олицетворявший плодородие), который ныне хранится в запасниках петербургского Эрмитажа.

И даже ходившая одно время среди горожан байка о том, что в водохранилище, возле плотины, нашли бездыханного... инопланетянина, но тело его якобы тут же забрали и увезли в неизвестном направлении сотрудники спецслужб, не столь беспочвенна, как это может показаться на первый взгляд. Дело в том, что многие местные жители рассказывают: к этому месту и впрямь неравнодушны пришельцы из других цивилизаций. Не раз очевидцы сообщали о зависающих над водоёмом неопознанных летающих объектах, а некоторые утверждают, что даже видели в лесах на правом берегу странных человекоподобных существ. Наиболее известные случаи появления НЛО над «водохранкой» датируются 1979, 1994 и 2008 годами. История этой достопримечательности Симферополя окутана тайнами и загадками, как и история всех мест, связанных с паранормальной активностью. Учёные объясняют повышенный интерес пришельцев к искусственному озеру особенностями его геологического строения, связанными с уникальными древними ископаемыми объектами в акватории водохранилища.

Вот лишь некоторые из множества былей и небылей, тайн, мифов и легенд «Симферопольского моря». А другие его загадки ещё ждут своих исследователей...

Дмитрий Синица (ante95@mail.ru)

Читайте также: