16 марта 2011 г.

Лесная прогулка по Сазых-Дере

— Во всём виноваты мы сами! — ворчал себе под нос Саня, сгибаясь под тяжестью рюкзака. — Вот верим картам, а ведь забываем про гладкость на бумаге да про овраги. Действительно, очень доверяться картам лесной части Крыма, даже подробным, наверное, не всегда нужно. Рельеф уж больно непростой в наших лесистых краях. А составители всё предусмотреть не могли, да и позже 1988 года карты не обновлялись. Так и в этом случае: небольшая наша компания оказалась не только в плену своих мечтаний от просмотра карты-километровки, но и в реальной глубине лесов и теснине балок вдоль речки Сазых-Дере.

Речка Сазых-Дере в Крыму

Уж и не помню, кто из Александров — их в группе аж трое — месяц назад принёс карту полукилометрового масштаба и показал на интересное, судя по условному изображению, место в крымском лесу. Там были отмечены не то овраг, не то теснина — длиной километра три, высотой за полкилометра — и тоненькая синяя змейка — речка Сазых-Дере, левый приток Индола. Судя по этой наглядной информации, что-то похожее на каньон. Воображение уже рисовало уходящие ввысь сумрачные скалы, где-то там вверху — кусок весеннего неба, а под ногами — поток воды, который за миллионы лет проточил это самое ущелье. Надо ли говорить, что об этих местах нигде нет упоминаний — ни в путеводителях, ни в специальной литературе, да и в интернете тоже ничего не нашлось. Вот все и загорелись: открыть новый каньон Крыма!

Готовились недолго, а погоды нормальной всё не было — планировали ночёвку в весеннем лесу, но очень уж ночи были... бр-р-р! Наконец вроде потеплело, ночью у костра не замёрзнем. Добрались до околицы Синекаменки — раньше это селение называлось Кок-Таш, конечно, по названию самой приметной местной скалы. Через бывшее поле вышли на дорогу, грязную-грязную, и вдоль неё углубились в лес.

Синекаменка в Крыму

Почти не замочив ног, переходим первый встреченный поток — речку Баймурза. Она рождается из родников в глубине леса на склоне великолепного Кок-Таша. Скала — известняковая, и, возможно, в ней есть карст, хотя специально это явление растворения известняков водой и образования пустот здесь вряд ли кто-то изучал. Кок-Таш красив и таинствен. А именно карстовые полости частенько несут нам влагу из тверди земной. Не рождается ли так и Баймурза, и Сазых-Дере? В популярной гидрологической литературе о крымских водах эти названия рек не встречаются.

Далее — подъём, какой-то отрог и спуск к Сазых-Дере. В тюркских языках второе слово в названии читается дословно: «дере» — «ущелье, овраг», а вот «сазых»... Саз — камыш. Но тростникового растения не видать: дубы да вязы. Лес, сумрачный в лиственную пору, сейчас играет солнечными бликами и весенними красками. От яркого солнца стволы дубов кажутся тёплыми, и тянет прислониться щекой к шершавой коре. Вдыхаешь и чувствуешь какой-то ещё зимний запах от коры.

И тут — окрик спутников: пора, мол, шагать — ещё не один километр до цели, да и вечер скоро.

Группа Сань и Серёг спускается в русло реки. По краю косогора идти трудно, а по руслу, хотя и сложнее — нужно перепрыгивать с камня на камень, перелезать через древесные завалы, зато интереснее. А поток ещё совсем не весенний, слабенький.

И тут, по пути вдоль ленивой Сазых-Дере, нас и постигло разочарование. Склоны, сбегающие к руслу, хотя и были весьма круты и высоки, всё же не образовали теснины. Скал, этих «дизайнеров ущелий», не было совсем. Зато берега Сазых-Дере хорошо поросли лесом, из-за бурь и зимних вьюг многие деревья свалились в реку. Хаос, конечно, живописный. Но на каньон нисколько не похоже. Прошли километр, второй, а склоны так и не думали сходиться, зато тянули нас вперёд, на головокружительную высоту. Судя по картам — хотя этому топографическому документу уже почти никто не верил, — она уходила за отметку шестьсот метров.

Однако солнце, так приветливо светившее нам в начале путешествия, глядело уже за далёкий горизонт, и пора было подумать о ночлеге. Но в русле останавливаться нельзя. Это правило втемяшили нам ещё в пору детских турслётов опытные тренеры. Мало ли что, речки у нас капризные, и в верховьях всякое бывает: весна всё-таки, дождь может превратить любой журчащий ручеёк в бурлящего зверя. Лезть по крутым склонам уж очень не хотелось, но пришлось.

Вскоре нашлась и подходящая поляна, заросшая кизиловыми кустами. В одном месте кусты так склонили ветки, что, забравшись внутрь природного шатра, мы почувствовали себя в убежище. Только вот запах какой-то звериный... Ладно, разместимся, поставим палатку, отведаем кулеша по рецепту «чёрт те что», посмотрим на огонь и в звёздную бездну, расскажем в который раз анекдот «из жизни», запивая смех душистым чаем. Но только самые усталые туристы сумеют уснуть в такую ночь.

Разбудил нас странный лай где-то под боком, а эхо от противоположного склона Сазых-Дере усилило и исказило тревожный звук. Стало как-то не по себе. На душе заскреблись кошки. Все стали высовываться из палаток и настороженно прислушиваться к ночи. И тут лай повторился, совсем рядом, откуда-то сверху, с косогора этой самой «дере». Уже не сквозь дремоту, а слышимый наяву, это был вполне узнаваемый голос косули. «Это он с 8 Марта поздравляет», — сострил Серёга, намекая на наступающий праздник. «Разговоры» косуль в лесной чащобе Крымских гор нам и раньше доводилось слышать. Ничего опасного, просто вожаку не понравилось наше соседство. Скорее всего на месте нашего бивуака было лежбище дикого козла или целой семьи. А мы, пропахшие всеми благами и невзгодами цивилизации, притащились сюда, в «косулин дом». Вот и получили порцию адреналина.

До утра уже никто не уснул: Серёги сидели у зажжённого вновь костра, Сани ворочались в палатке. Вскипел чай в котелке, и под вкус обжигающей влаги мы встретили просветление звёздного неба, затем где-то за лесом и зарю, а вот солнца так и не увидели. Похолодало, с гор поползли плотные полосы тумана. В туманном мареве выходим в путь и шагаем крымским лесом дальше. Может, попадём на Кок-Таш, встретим лешего в образе знакомого лесника или отметим мартовские праздники на берегу моря у Судака. Походная весна началась!

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: