17 марта 2011 г.

История керченских пристаней

В конце XIX века с развитием судоходства и рыболовства на берегу Керченской бухты появилось более полутора десятков пристаней. В числе первых известны Адмиралтейская, Царская и Соляная. К началу прошлого столетия на планах города зафиксированы названия уже девяти подобных объектов.

Старое фото Керчи

Угольная пристань Русского общества пароходства и торговли находилась в районе современного «Ковша», напротив Городка водников. Рядом располагалась Пароходная. Путешествуя на пароходе вдоль побережья Черного моря, в Керчи побывали проездом в конце XIX века писатели А. Чехов и В. Короленко.

Пристань Русского общества в Керчи

Далее вдоль берега стояли Грузовая и Пассажирская пристани Российского общества транспортных кладей, затем Таможенная (на этом месте находится ныне городская водная станция).

Ротонда на набережной Керчи

Ротонда на набережной служит ориентиром для местонахождения Адмиралтейской пристани, к которой 15 (27) августа 1820 г. причаливал корабль, доставивший из Тамани в Керчь А. Пушкина и семейство генерала Н. Раевского. В последующем здесь была сооружена Грузовая городская пристань, известная также как Графская. Последнее название, надо полагать, связано с именем графа М. Воронцова, генерал-губернатора Новороссийского края, неоднократно посещавшего Керчь и проявлявшего о ней подлинную заботу. А возможно, название это было дано в подражание Севастополю.

На открытках начала ХХ века пристань именуют Бульварной, а в довоенное советское время ее почему-то называли Царской. На ней первое время после революции продолжали устраивать «Иордан», когда на Крещение молодые греки по традиции прыгали в воду за деревянным крестом. Так продолжалось до 1931 года. Уже с конца 20-х гг. на этой пристани была построена вышка для прыжков в воду, а через несколько лет появилась одна из лучших в Крыму водных станций. Место это в подростковой среде отчего-то именовалось «Мост». Возможной причиной тому были расположенные по периметру пристани деревянные перила. Стоявший у берега рядом ресторан, возникший в начале XIX в. в качестве буфета, именовали «Поплавком» (по некоторым сведениям, это было и его официальное название). Любопытно, что свои «Поплавки» (подобного рода заведения) существовали еще с более раннего времени в Ялте и Алуште.

Царская пристань в Керчи

Кроме «самозванной», была и настоящая Царская пристань. Находилась она на улице Дворянской (ныне Театральной), служила началом парадного въезда в город и хранила в своем названии память о приезде в Керчь императора Николая I (сентябрь 1837 года).

Таманская пристань, известная с середины XIX века, примыкала к находившейся у берега моря на оси Большой Митридатской лестницы ныне не существующей Таманской площади, которой она и дала в конце позапрошлого века свое имя. Рядом стояла Баркасная пристань, служившая для небольших судов, доставлявших в город грузы, в том числе свежий улов на рыбный базар.

В начале ХХ века со строительством Керченского морского порта ряд пристаней уступает свое место защитным сооружениям, имевшим соответствующие причалы. В 1908 г. появились Широкий и Защитный молы. Последний еще называли Малым, а в обиходе в послевоенные годы он был известен как «Скатик» (по названию резиновых покрышек, применяемых для амортизации на причале?). Между ними образовалась Малая бухта (в простонародье — «Бухточка»).

Бухта в Керчи

Был сооружен также не ранее 1915 года Генуэзский мол. Он появился на остатках существовавшего здесь издревле мола, который П. Дюбрюкс называл «Древняя молла» и определял его длину в 100 саженей. По сведениям «Лоции Азовского моря», «остаток древнего мола» тянулся на два кабельтовых и его опасно было переходить даже на шлюпке. В конце XIX века эти остатки именуют Генуэзским молом, считая, надо полагать, что и генуэзцы имели отношение к его сооружению. Этот мол известен и под другим названием — «Узкий».

На берегу моря между Царской и Графской пристанью помещался Приморский бульвар, зеленые насаждения которого именовали Лизиной рощей. Подобное название по сути ничем не оправдывалось. На «бульваре» в конце XIX века было лишь три аллеи низкорослых деревьев.

Существуют две версии происхождения топонима. По одной из них, место было названо по имени хозяйки бульварной кофейни — гречанки Лизы. По другой, произошло от имевшего здесь место трагического случая, когда в рощице повесилась обесчещенная девушка-служанка по имени Лиза. Сведения эти сообщил керченский краевед С. Бударин (1916–1994). Трудно судить, какая из этих версий более верна. Обе воспринимаются как легендарные. Во всяком случае, сомнительно, чтобы они имели отношение к ранней истории бульвара, когда здесь не существовало никаких торговых заведений, а совершить самоубийство упомянутым способом в недавно посаженном сквере было почти невозможно.

Вместе с тем, оказывается, понятие «Лизина роща» бытовало со времен основания бульвара. Об этом фактически сообщает нам в 1850 г. А. Ашик, директор Музея древностей, писавший в одной из своих работ, в частности, о «недавно устроенном фонтане у стены Лизиной рощи». Речь идет о Царском фонтане, известном и под названием Малый, вероятно, по аналогии с Одессой. Находившийся напротив Царской пристани, по которой и получил свое название, фонтан этот, будучи приморским, служил, в частности, и для заправки судов. Пристав на шлюпке к набережной, можно было через шланг наливать воду в анкерки. По документальным источникам, обнаруженным М. Михайловой, фонтан стоял у края небольшого, имевшего форму лука сквера, который и назывался собственно Лизиной рощей.

Не имел ли этот загадочный урбаноним — Лизина роща — отношения к популярному в те годы в Керчи имени почетной попечительницы Кушниковского девичьего института графини, а впоследствии светлейшей княгини Е. Воронцовой? Подобное предположение, на наш взгляд, имеет право на существование, поскольку высаженные в этом маленьком сквере и на бульваре деревья вполне могли быть привезены из питомника Воронцовского дворца, хозяйкой которого являлась, как известно, Елизавета Ксаверьевна и откуда, по сведениям научного сотрудника Алупкинского дворца-музея А. Галиченко, керченский градоначальник того времени князь З. Херхеулидзе неоднократно получал саженцы различных древесных пород для озеленения Керчи.

Владимир Санжаровец, «Крымские известия»

Читайте также: