30 марта 2011 г.

Мекензиевы горы. В честь адмирала Мекензи

Как-то в электропоезде моим попутчиком оказался инженер-технолог одного из севастопольских заводов. Время было очень раннее, электричка на Севастополь — первая. Вот и разговорились, и в разговоре часто касались истории тех мест, которые проезжали. Визави оказался довольно осведомлённым в крымской истории. Лишь только когда проезжали по отрогам Мекензиевых гор, удивлённо поднял брови: «Интересно, кто такой этот Мекензи, что его именем целый горный район назвали?». Пришлось рассказывать инженеру, что знал о жизни Томаса МакКензи, ставшего в России Фомой Фомичом Мекензи.

Поезд на Севастополь

Но оказалось, что и мои познания о славном адмирале «века золотого Екатерины» не так глубоки: вроде англичанин на русской службе, один из основателей Севастополя. И тут — уверен, ничего случайного не бывает! — попадается книжка с интригующим названием: «Фома Фомич Мекензи». Удалось найти и автора — Владимира Степановича Усольцева, известного севастопольского краеведа и историка. Из его книги и интересных рассказов можно узнать столько уникальной информации не только о Мекензи, но и вообще о том времени второй половины XVIII века.

Мекензи
О детстве будущего основателя Севастополя данных очень мало. Потому и спорят историки: шотландец по отцовской линии Мекензи родился то ли на Русском Севере, в Архангельске, то ли на волжских берегах в Астрахани, где служил его отец. Но вот более взрослая жизнь Фомы уже прослеживается документально.

В 1765-м поступил на флотскую службу мичманом, служил на Балтийском море. В чине капитан-лейтенанта принимал участие в Русско-турецкой войне 1768–1774 годов — в ряде морских сражений. В победоносном для русских Чесменском бою находился в подчинении контр-адмирала Самуила Грейга и командовал брандером. Во время атаки турецкого корабля был ранен. 9 июля 1771 года награждён орденом Святого Георгия VI класса — высокой по тем временам государственной наградой. За отличие в этом сражении произведён в капитаны II ранга.
В 1776 году Фома Фомич привёл из Архангельска в Ревель три новых фрегата, за что был удостоен похвалы от адмиралтейств-коллегии.

Произведённый в капитаны генерал-майорского ранга Фома Фомич в 1783 году получил звание контр-адмирала с назначением на Черноморский флот. Приняв эскадру из девяти фрегатов и нескольких мелких судов, с которыми ему предстояло перезимовать в почти необитаемой Ахтиарской бухте, Мекензи начал расчистку берегов от леса. Весной 1783 года на месте будущего Севастополя было всего девять мазанок в Сухарной балке. Первые каменные строения — жилые помещения, магазин — командами российских кораблей были заложены в начале июня 1783 года. Но официальное название «Севастополь» у форта появилось 10 февраля 1784 года, как и предписывалось в указе Екатерины II князю Г. А. Потёмкину: «Устроить большую крепость Севастополь, где ныне Ахтиар».

Вот Мекензи и строил. По его инициативе приступили к строительству адмиралтейства, магазинов, госпиталя и церкви, а также казарм и жилых домов для офицеров. Его заботами устроены были каменоломни и печи для выжигания извести, а хорошо налаженное хозяйство на отведённых морскому ведомству землях давало большую часть предметов, необходимых для снабжения тогдашнего деревянного флота и питания команд. Оставаясь начальником эскадры и держа свой флаг на фрегате «Крым», Мекензи был в сущности первым главным командиром Севастопольского порта.

Для адмирала был построен дом, в котором впоследствии останавливалась императрица Екатерина II, напротив начали строить каменную пристань, а закончил строительство граф Войнович. Назвали её Графской. Вот выдержка о том самом доме, о пристани и о Мекензи из путеводителя 1907 года:
3 июня 1783 года первый начальник Черноморского флота, контр-адмирал Мекензи начал застройку Севастополя. Город быстро застраивался, и уже 1 ноября того же года распорядительный и энергичный адмирал праздновал большим балом своё новоселье в выстроенном для себя каменном доме.
В период обороны Севастополя 1854–1855 годов здание сильно пострадало, но севастопольцы восстановили его как память о первом здании города. В нём располагалась контора порта, а затем — штаб флота.

А вот о других зданиях, заложенных и построенных при участии Мекензи, современники знают мало. Третье здание — кузница в адмиралтействе, положившая начало предприятию по ремонту и строительству кораблей и судов в Севастополе. Преемником адмиралтейства является Севастопольский морской завод.

Севастопольский морской завод

И четвёртое здание — часовня во имя Святого Николая Чудотворца. К 40-м годам ХIХ столетия часовня обветшала, и в 1848 году адмирал Лазарев добился разрешения на её перестройку. После революционных потрясений храм в 1930 году был закрыт. В нём разместили сначала склады, а затем переоборудовали в кинотеатр и танцевальный зал. В 1970 году стены храма забрали в бетон и стекло, и в нём сейчас размещается Дом офицеров Черноморского флота России. Итак, дом, пристань, кузница и храм. Всё логично, моряк всегда имел в своём сердце четыре основы: отчий дом, родной берег, свой корабль и Бога.

Однако не так гладок был жизненный путь адмирала — в царедворцы не стремился, богатства не нажил. Жил в Крыму, строил, благоустраивал и... изыскивал резервы, как говорят сейчас. Как отмечается в дореволюционной «Военной энциклопедии», «недостаток средств на развитие Севастополя, насущные проблемы жизни и службы, для решения которых Мекензи не жалел не только сил, но и отчасти своей репутации, не останавливаясь перед формальными упущениями для достижения лучших результатов», дали повод для обвинений контр-адмирала в неправильном расходовании казённых сумм. Все это преждевременно подорвало его здоровье. Фома Фомич умер 10 января 1786 года в Севастополе.

Памятью о его трудах осталось название Мекензиевых гор близ Севастополя. На них находился хутор, пожалованный Фоме Мекензи Григорием Потёмкиным в награду за службу. Постепенно название места распространилось на весь горный массив — невысокие, покрытые мелким лесом горы тянутся вдоль реки Бельбек от нынешней Любимовки до долины Каралез.

Поезд на фоне Мекензиевых гор
Именно эти горы стали не только топонимическим памятником иностранцу на русской службе, но и настоящим памятником многим погибшим здесь защитникам Севастополя в годы Великой Отечественной. С ними связаны и бои первого штурма, и рукопашные схватки в декабре за каждый метр каменистой земли, и действия знаменитого бронепоезда «Железняков», и стойкие орудийные батареи, и горечь отступления в июне. Это тема для отдельного рассказа — Мекензиевы горы в годы войны.

Как пишет В. Усольцев, основателю Севастополя повезло:
Его имя не забыто. Стараниями историков и краеведов оно сохранилось до наших дней. Это — контр-адмирал Фома Фомич Мекензи. Пока существует город, будет живо в памяти народа и имя основателя Севастополя.
Добавим, что нелишне помнить в городе-герое и о безымянных защитниках, оставшихся навсегда в каменистой земле Мекензиевых гор.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Читайте также: