29 января 2011 г.

Пришельцы Черного моря

Несколько недель назад СМИ сообщили, что в Севастополе поймали... гоблина — тихоокеанскую глубоководную акулу (она же акула-домовой). В этих публикациях одни начали прикидывать, сколько ее родственниц, заброшенных судьбой так далеко от родины, могут плавать в Черном море. Другие вообще сулили Крыму в ближайшие годы акулье нашествие: дескать, климат меняется — и к нашим берегам устремятся хищницы из Средиземного моря. На самом деле севастопольская акула-гоблин оказалась мифом. И акулы-пришельцы, которые в ближайшие годы станут плескаться бок о бок с туристами, тоже выдумки.

Акула-гоблин

Тем не менее гости из других морей и океанов в Черное море время от времени прибывают. Одни — с кратковременным визитом, другие — с перспективами на будущее. И каждый раз предсказать, чем обернется для обитателей Черного моря соседство с новым жильцом, очень сложно. Пришельцы уже не раз влияли на численность старожилов, вносили коррективы в пищевые связи, и в конечном итоге это отражалось на промысловых видах черноморских обитателей — а значит, и на жителях полуострова.

Еще сто лет назад основу рыбного промысла в Черном море составляли крупные хищные рыбы: осетры, белуга, ставрида, тунец, пеламида, камбала. Людям понадобилось всего несколько десятилетий, чтобы почти полностью истребить этих рыб, находившихся на самой верхушке пищевой цепи. Но в экосистеме Черного моря шли и другие изменения, которые порой нелегко было объяснить.

Например, в конце 40-х — начале 50-х годов прошлого века здесь были огромные популяции необычайно крупной ставриды, каждая рыба около полуметра длиной. Откуда они взялись, доподлинно установить не удалось. По одной из гипотез, авторами которой были специалисты ИнБЮМа, из-за интенсивного речного стока создались благоприятные условия для захода в Черное море средиземноморских рыб, в том числе и ставриды, которая скрещивалась с черноморской. И потомство их оказалось крупным и быстрорастущим. Гастрономическое счастье длилось 6 — 7 лет — именно столько в среднем живут эти рыбы.

Ставрида

И до недавнего времени, как рассказала ученый секретарь Института биологии южных морей (ИнБЮМ) Юлия Корнийчук, подобные гиганты не встречались. Но вот теперь опять поступили сведения от рыбаков о ставриде пусть не полуметровой, но все же более крупной, чем обычно. Может быть, в Черное море снова наведалась ее средиземноморская родня? Пока, говорит Юлия Корнийчук, слишком мало данных, чтобы делать такие выводы. Ответы могут дать так называемые научные уловы, когда специалисты тщательно изучают обитателей моря, извлеченных тралами на разной глубине. В минувшем году, кстати, впервые за последние годы, специально оборудованное научное судно ИнБЮМа «Профессор Водяницкий» совершило 4 экспедиции по Черному морю. Исследовали в том числе и современный видовой состав рыб, населяющих центральные области Черного моря.

Научное судно Профессор Водяницкий

О пришельцах, которые, переменив место жительства, хорошо себя чувствуют и размножаются, и при этом благополучие сформировавшейся на новом месте популяции не зависит от прибытия новых путешественников, ученые говорят так: они натурализовались. И это произошло со многими переселенцами.

Гребневик-мнемиопсисБолее или менее известна крымчанам печальная история с вселением в Черное море из Тихого океана моллюска рапаны: в вину этому хищнику ставят уничтожение морских гребешков и устриц. Но около тридцати лет тому назад новый жилец снова нарушил равновесие в море. Попавший в Черное море гребневик-мнемиопсис (на фото) — это полупрозрачное существо внешне напоминает прозрачную сливу — не встретил здесь естественных врагов. И условия для этого вида оказались настолько благоприятными, что гребневики размножились в невиданных количествах: вода в море напоминала густой суп из мнемиопсисов. «Пришелец был пищевым конкурентом большинства черноморских рыб, которые на разных этапах жизненного цикла питались мелкими живыми организмами — зоопланктоном, — пояснила Юлия Корнийчук.

— В наше время в Черном море основными промысловыми видами являются хамса и шпрот, уже много лет до 80–90% улова в разных районах моря составляют именно они. А поскольку питаются эти рыбы зоопланктоном, то увеличение численности гребневика сразу же отразилось на них: вселенец просто выел всю кормовую базу». Будто в подтверждение народной мудрости, что беда не приходит одна, время расцвета и царствования мнемиопсиса совпало с периодом интенсивного рыбного лова 90-х годов. С одной стороны, активно ловили тех, кто сумел чудом выжить, с другой — молодь не могла нормально питаться, чтобы восстановить численность. Но тут объявился еще один пришелец, другой гребневик — берое, который питался... своими дальними родственниками мнемиопсисами. Установилось равновесие — и численность питавшихся планктоном рыб более или менее восстановилась.

Гребневик берое

В минувшие годы в руки специалистов ИнБЮМа попадали экзотические для Черного моря виды, выловленные у берегов Крыма: например, тропическая рыба-бабочка, средиземноморская барракуда, американский голубой краб, родина которого Тихий океан. Юлия Корнийчук сообщила, что некоторые пришельцы с большей степенью вероятности попадали в Черное море с балластными водами судов. Существует порядок для всех кораблей, который должен предотвратить перенос фауны из других морей: балластные воды необходимо сбросить на входе в Черное море, а затем повторить эту процедуру при подходе к берегу. Но все упирается в исполнительскую дисциплину — не каждое судно добросовестно проделывает это.

«За последнее время в Черном море зарегистрированы достаточно много вселенцев — констатировала Юлия Корнийчук. — Существует международная программа „ГлоБалласт“, в рамках которой специалисты одесского филиала ИнБЮМа изучают, какие организмы могут вселяться в Черное море с балластными водами и какие действительно вселяются. Исследования черноморских вселенцев ведутся и севастопольскими учеными». Несколько видов планктонных рачков, явно не черноморских, поселились здесь совсем недавно, и они дали всплеск численности, что говорит о том, что условия для них комфортные. Некоторые не встречавшиеся ранее в Черном море рыбы — несколько видов бычков — были найдены здесь не один и не два раза, более того, их вылавливали в период нереста. Получается, и они делают серьезную заявку на то, чтобы обосноваться здесь на ПМЖ. Неплохо себя чувствуют в Черном море и завезенные сюда пришельцы из числа мелких свободноживущих червей. Они даже замещают своих сородичей-аборигенов — к лучшему это или нет, пока сказать нельзя. Но мелкие животные — пища более крупных, и, если их становится больше, возможно, выиграют от этого рыбы-хищники.

Просто удивительно, насколько могут приспособиться к новым условиям животные. Юлия Корнийчук вспомнила, как ученым неоднократно доставляли обычных пресноводных раков, выловленных... в Балаклавской бухте. Разгадка оказалась проста: раков привозили в ресторан, а там некондиционную мелочь попросту выбрасывали в море. Но ведь ранее считалось, что эти животные в море жить не могут, а они успешно жили-поживали в бухте, где вода такая же соленая, как и везде в Черном море. Вообще, в Балаклаве находили немало пришельцев, но трудно сказать, какие пожаловали сюда своим ходом, какие — зайцем на корабле, а каких просто выпустили шутки ради аквариумисты.


Пришельцы уже здесь, в Черном море, их ряды регулярно пополняются. И каждый из них пытается не только выжить, но и испробовать на прочность уже сложившееся равновесие, завоевав как можно больше пищи и пространства.

Наталья Якимова, «»

Ссылки по теме: