15 ноября 2010 г.

«Золотая лихорадка» в Крыму

Крымчане с металлоискателями наперевес обшаривают пляжи. Ищут золотые и серебряные кольца, цепочки и нательные крестики, потерянные еще летом отдыхающими. Осенние шторма выбрасывают. Мы решили не отставать от народного способа обогащения и, взяв поисковую технику напрокат, отправились в Николаевку попытать счастья.

Поиск украшений с металлоискателем в Николаевке

Море штормит, волны захлестывают пустой пляж. Кроме нас — ни души, только в отдалении грохочут топоры и молотки строителей, латающих в межсезонье деревянное кафе. Они с интересом поглядывают на нас и бойко жестикулируют руками. Конкуренты?

— Мужики, здесь уже все обшарили до вас, — доносится крик одного из самых горластых работников. — Хотя, попробуйте, может, чего и выбросит...

Включаю металлоискатель. На экранчике размером с дисплей современного мобильника отображаются нолики. Как объяснил прокатчик: стоит прибору «засечь» черный металл — цифры «скакнут» от 10 до 25. Серебро и золото трезвонит другим звуковым сигналом и порядковые цифры выше.

— К морю поедете, — с пониманием кивнул он и протянул прибор. — Ну, вам этой модельки с головой хватит — до 25 сантиметров определяет копеечную монету.

...Прокатчик не обманул. Первые несколько метров и первая находка — прокопавшись в песке пять минут, высеивая каждую горсть руками, под «прицелом» металлоискателя вытащил побитую ржавчиной пробку от бутылки пива и гвоздь «сотку». Не густо. Выбрасываю ненужные находки в переполненную, наверное, еще с лета, урну.

— Ну че, что-то есть? — присоединяется один из любопытных строителей. — Тут позавчера ребята ходили. Подняли два серебряных кольца и золотую цепочку в палец толщиной (строитель показывает толстенный указательный палец с разбитым синим ногтем). Довольные уехали! Но они сразу после шторма приезжали — как только море «переколбасило». А я, сколько ни ходил — ничего не нашел. Но у меня металлоискателя нет. Так, наудачу, ногами песок ворошу. А вот прошлым летом...

Болтливого рабочего обрывает громкий писк металлоискателя. Есть! Пищит как на цветной металл. Присаживаюсь на корточки, разгребаю холодный песок. Фантазия рисует банальщину: сундучок, набитый золотыми пиастрами, или перстень размером с крупный грецкий орех, или... Медная заколка. Красивая, но медная. По-видимому, детская. На обратной стороне нацарапано: «Даша. Тюмень», а еще чуть ниже, но большими буквами «ДУРА!». Эх, Даша! Сколько, интересно, тебе лет? Когда ты была в Крыму? И кто обозвал тебя? Соседский мальчишка, одноклассники, «захватившие» заколку? А впрочем — это уже не важно. Главное, что детская побрякушка заставила здорово поволноваться двух взрослых мужиков — меня и строителя.

...Первый наш выезд закончился полным провалом. Три десятикопеечные монеты, два ржавых гвоздя и с десяток пробок от пива. Намотав по пляжу несколько километров, с тоской и разочарованием пришлось признать: без знания «рыбных» мест и толкового проводника делать в «намывательском» бизнесе нечего.

Излазив профильные форумы, мы связались с таким человеком. Слава, на условиях анонимности, согласился взять нас в «поход» за золотом.

— Основная добыча в прибрежном поиске — перстни и кольца, — объясняет намыватель. — Туристы разомлеют на солнышке и, разгоряченные, лезут в море, а перепад температуры воды и воздуха может достигнуть 10-18 градусов. Конечно, сужаются кровеносные сосуды пальцев. Колечко, сидевшее до сих пор как влитое, легко соскальзывает. К тому же сама вода действует как смазка. Чем тяжелее, массивнее перстень или печатка, тем проще их потерять.

Слава — студент третьего курса истфака ТНУ, а поиском промышляет на досуге.

— В университете за это дело не похвалят, — говорит он. — А жить на что-то надо. Дерибанить археологические объекты я не пойду — сам будущий археолог, а попытать счастья на пляже — почему бы и нет?

Со студентом договорились выехать, предварительно созвонившись. Ждать пришлось несколько дней.

— Собирайтесь, — раздался в пятницу вечером радостный голос в трубке телефона. — Друзья говорят, сегодня в Николаевке штормило жутко...

По дороге будущий археолог объяснил, в чем «фишка» и почему мы ничего не нашли. Оказывается, многие мудрецы «работают» на пляжах еще во время курортного сезона. Ныряют с портативными металлоискателями и поднимают золото, которое отдыхающие потеряли буквально несколько минут назад. Обвязавшись поясом аквалангиста, прошаривают дно. Иногда вычисляют хозяев особо крупных украшений — и если замечают, что те выходят из моря без цепи — мигом плывут к месту, где они плавали. Золото поднимать.

— На глубине до метра, где плещется малышня, лежит обычно детская бижутерия. — говорит Слава. — С метра до полутора-двух попадаются реальные ценности: кольца, перстни, цепочки, браслеты, сережки. Там резвятся молодежь, взрослые. Плещутся, барахтаются, купаются, играют, борются, гоняются друг за другом. В результате такой активной водной деятельности с граждан соскакивают браслеты, кольца, рвутся цепочки. Глубже двух метров находки встречаются значительно реже. В основном — обручальные кольца пловцов.

Впрочем, как говорит Слава, поднимают не все и не всегда. Хорошо, если сразу «намывается» процентов 10% от потерянного добра. Все остальное верно и преданно хранит море, порой выбрасывая на берег.

— К тому же и на берегу теряют драгоценности, — Слава расчехляет свой металлоискатель, бросая орлиные взоры на николаевский пляж, где мы были всего несколько дней назад. — Люди снимают с себя украшения, потому что знают: если пойдут с ними в воду, то есть большая доля вероятности посеять злато-серебро на дне. Поэтому колечки, цепочки, браслетики заворачивают в угол покрывала либо кладут в карман шорт. Накупаются, наплещутся, возвращаются. И что же видят? Бегали вокруг детишки, покрывало все в песке. Встряхивают его, забыв про спрятанные ценности. Те разлетаются вокруг. Или небрежно надевают шорты, чтобы сходить за мороженым, пивом, сигаретами. Золото из кармашка выпадает...

Слава показывает, где лучше искать: там ближе к воде, а еще лучше зайти по щиколотку. Холодно? Да. Но искать в перелопаченном десятками предшественников сухом песочке, как это делали мы в первый приезд, просто бесполезно.

После получаса прогулок в прохладной воде ноги начинает сводить, а теплые кроссовки греются на камне и так и манят бросить все к лешему, обуться побыстрее и сбежать. Но упорно продолжаю шастать, уже, кажется, больше из спортивного интереса. Моя добыча — нулевая. У Славы — фирменный, дорогой перочинный нож. Чуть подпорченный водой, но можно отшлифовать.

Поиск украшений с металлоискателем в Николаевке
...Металлоискатель пищит как на цветмет. Присаживаюсь на корточки, стараясь не потерять драгоценное место. Тут же спину накрывает волна. Хорошо, мобильник в нагрудном кармане. Разгребаю руками холодный песок — есть! — пальцами чувствую металл. Порванная цепочка с нательным крестиком. Серебряная. Поднимаю руку и машу находкой Славе. Он показывает обручальное кольцо. Советское. Толстое и золотое.

Порывшись еще с полчасика в прибрежной зоне, нашел две с половиной гривны мелочью и старый, полностью заржавевший консервный нож. Лежал он, зарытый песком, по-видимому, не один год. Слава поднял маленькую наручную цепочку из золота и «мерседес». Железный. Игрушечный.

— Ну, видать, скоро настоящим обзаведусь, — ухмыльнулся студент и поехал сдавать драгметаллы золотникам на Центральный рынок Симферополя.

Кирилл Железнов, «Крымский Телеграф»
фото — К. Михальчевский

Читайте также: