12 ноября 2010 г.

Иван Дёмин — лесник-спецназовец

Добрый бородатый старичок в резиновых сапогах с посохом — таким нам запомнился образ лесника из старых советских кинофильмов. Но на дворе новое время и новые люди. Герой этой публикации определенно ломает сложившиеся стереотипы. Знакомьтесь: бывший спецназовец, а ныне лесник Куйбышевского государственного лесного хозяйства Иван Демин. О том, как суровая армейская подготовка пригодилась в жизни и помогает бороться с браконьерами, мы и беседовали с Иваном в лесных владениях Хозяина.

Родился Иван в поселке Куйбышево Бахчисарайского района, здесь же учился в школе, потом — в Бахчисарайском ПТУ. Однако парня всегда привлекали гуманитарные дисциплины. Он и сейчас живо интересуется историей Великой Римской империи и биографиями легендарных воинов-завоевателей. А к спорту парнишку пристрастил еще школьный преподаватель физкультуры. Впоследствии Иван будет выступать на первенстве Украины в различных Спартакиадах и добьется значительных успехов — станет мастером спорта по кикбоксингу. Сейчас Демин уже сам приглашает заинтересованных ребят в уцелевший спортзал колхоза, пропагандируя здоровый образ жизни.

Серьезную школу мужества герой нашего повествования прошел в армии. Начал службу в так называемых красных казармах во взводе связи в Полтаве. Как-то в «учебку» приехал человек в штатском для «естественного отбора». По итогам психологических тестов компьютер указал на Ивана: одного из полутора тысяч. «Лучшего кандидата» командировали под Житомир на спецкурсы и затем в Харьков, в войсковой спецназ.

Физическая подготовка в спецназе — сверх нормы. Кросс, рукопашный бой, преодоление дистанций по пересеченной местности за отведенное время. Пришлось изучать боевое самбо по стилю Кадочникова. В этом искусстве все нацелено на поражение противника за максимально короткий срок с применением подручных средств. Однако труднее всего было заставить себя прыгать с пятиметровой высоты на голую землю или десантироваться с идущей на полном ходу машины. Школа выживания включала в себя и ориентирование в дикой среде: приходилось есть червей, кузнечиков, лягушек в сыром виде. — Сперва, конечно, возникала брезгливость, но, когда живот не болит, постепенно привыкаешь, — делится воспоминаниями Иван. — Французы платят за такие деликатесы большие деньги, и ничего, живут же! А у нас просто не было выхода. Каждый спецназовец должен уметь общаться с оружием на ты. Иван освоил стрельбу из общепринятых, стоящих на вооружении видов оружия. А после всего этого — служба в так называемой группе быстрого реагирования. Об этой странице в биографии наш собеседник не распространяется — подписывал документ о неразглашении. Единственное, что подтвердил, — доводилось принимать участие в спецоперациях типа освобождения заложников в закрытых помещениях.

На вольных хлебах Группа быстрого реагирования располагалась на базе «Скорпиона» (внутреннего спецназа), который впоследствии ушел на охрану первого президента Крыма Юрия Мешкова. В 1998 году сотрудников ГБР попросили уволиться добровольно — проще говоря, разогнали. Демин отказался подписать заявление — тут и вменили ему «несоблюдение субординации». Так ушел воин на вольные хлеба. Поначалу присматривал за садами, занимался частной охраной, а два года назад пришел работать в лесное хозяйство. Учитывая потенциал нового работника, перед Иваном поставили нелегкую задачу — навести порядок на закрепленном за ним обходе. — Мне дали самый трудный лесной обход близ села Высокого, — вспоминает хозяин леса. — Село это находится на отшибе, и местные жители вовсю занимались незаконной рубкой леса. Оттуда уходили «КамАЗы», груженные древесиной, браконьерам покровительствовал лесник из местных — правда, потом его наконец поймали на горячем и уволили. Жители сидели без работы, нечем было семьи кормить, вот и воровали. Поначалу приходилось с каждым браконьером общаться лично — в селе ведь все всё друг про друга знают: мол, воруете, ладно, не пойман — не вор, но попадетесь — пеняйте на себя. Но проблему все же нужно было решать по-другому. Поэтому прежде всего мы добились, чтобы люди спокойно могли выписывать для своих нужд дрова, которые в избытке оставались после санитарной рубки леса.

Село Высокое в Крыму
Поначалу местные не восприняли лесника всерьез, продолжали ходить на «самоволку» (лесная охрана так называет самовольную рубку). Родившиеся и всю жизнь прожившие в этих краях люди привыкли воспринимать лес как нечто свое, общее, которое появилось само по себе и будет всегда. И когда появляется человек и говорит, что этого делать нельзя, естественно, возникает и первая реакция: дескать, ты кто такой?! Нескольких наглецов Иван наказал — пошла молва, стали уважать. И все же браконьеры не переводятся. За кубометр можжевельника скупщики дают до полутора тысяч гривен, вот и стремятся «коммерсанты» урвать деньгу, идут в обход закона. Работа у Ивана специфическая, поэтому без конфликтов не обходится. Как-то Иван, выгуливая собаку, услышал звук пилы. Подходит и видит: работает «можжевельщик». Представившись, начал разговор о том, «что такое хорошо и что такое плохо». Нарушитель без разговоров повернулся и ударил его пилой. Кончик инструмента зацепил бок (показывает небольшой шрам), пришлось и ему ударить обидчика. — Защищаясь, дал я ему разок, он и упал без чувств. Тапочки так и остались лежать на земле... Пощупал пульс — живой. На том и разошлись. Думаю, он получил хороший урок, — продолжает Демин. — Раньше были случаи, когда лесников избивали. Я всем нашим прямо сказал: если спорная ситуация, набирайте мой номер, приеду, будем общаться. Почти за год Иван, специализируясь на «можжевельщиках», составил около 30 административных протоколов. В масштабе лесхоза, территория которого свыше 35 тысяч гектаров, для одного лесника это хороший показатель профилактики и своевременного выявления нарушителей. Настоящим бичом крымских лесов по-прежнему остаются и пожары. — К сожалению, многие туристы останавливаются где попало и как попало. После себя порой не утруждаются даже закопать кострище, — продолжает Иван. — Огонь может появиться даже от брошенной стеклянной бутылки — она срабатывает как линза. Самый тяжелый период приходится на майские праздники, когда люди массово выходят на природу. За пять дней маевок, бывает, ежедневно регистрируем до 20 протоколов за нарушение правил пожарной безопасности в лесах.

Сейчас Демин — депутат поселкового совета. Мечтает о сыне, из которого сможет воспитать настоящего мужчину, и говорит, что жизнь хочет прожить достойно: чтобы не обвиняли в том, что слова его с делами расходятся.



«Давай за!..» в исполнении группы «Любэ» — любимая песня Ивана. Почему — догадаться нетрудно.

Максим Головань, «Крымское Время»

Ссылки по теме: