24 февраля 2010 г.

Поселок Веселое — винный уголок Крыма

Февральский, уже предвесенний туман бережно укутал горы и мягко лёг на виноградники. Да и куда ему ещё ложиться, что окутывать, туману этому? Кажется, здесь, в этой южнобережной деревушке, кроме гор и виноградников, нет ничего. Хотя вот ещё скворечники домиков и уютная бухточка, одиночество которой сегодня скрасил мелкий дождик.

Веселое

Весёлое, или, как говорят местные, Кутлак, расположилось в восточной части горного Крыма, всего в десяти километрах от Судака. Если пешком идти не очень хочется, то можно дождаться рейсового автобуса или поймать попутный автомобиль.

Дождь по-пластунски ползёт по лобовому стеклу, туман заполоняет долину. Серая неровная лента дороги торопится вдаль, а нам остаётся только глазеть по сторонам. Горы и виноградники, горы и виноградники, и домики там, внизу, на дне котловины, которую образовали горы. Недаром ведь прежнее название села переводится, как «котёл», «котлован». Мои попутчики — Елена и Александр Николаенковы. Отец и дочь. Живут в Весёлом давно. И считают, что лучше, уютнее и красивее места на земле просто нет. Лена в Весёлом с самого рождения, чуть больше тридцати лет. Сейчас работает в совхозе сторожем, когда-то трудилась и на виноградниках, но потом из-за проблем со здоровьем пришлось найти работу полегче. Нашла. Если, конечно, ночной сторож — это то, что полегче. Но другой работы нет. А детей поднимать надо.

— Весёлое у нас небольшое, — говорит Александр Иванович. — Вот посмотрите, всё оно перед вами и раскинулось, как на ладони.

— А вот и наш винзавод, государственное предприятие «Веселовское» Национального производственно-аграрного предприятия «Массандра», — говорит Лена, указывая на строение справа. — Наша гордость. Сейчас, конечно, не так, как прежде, но всё же функционирует потихоньку, достижения даже свои есть, несмотря на все кризисы отрасли.

— А почему «Два брата»? — спрашиваю, имея в виду магазинчик крымских вин при заводе.

Попутчики объясняют, что это от названия горы, которая по форме напоминает два одинаковых пальца, будто два брата-близнеца.

«Катапультируют» меня в центре. Здесь, на улице имени вождя мирового пролетариата, расположились все жизненно важные объекты села: совхозная контора, сельсовет и клуб, второй этаж которого занимает библиотека. Дальше — школа на триста учащихся и детский сад. В нём сегодня числится пятьдесят семь детишек. Влажный воздух и февральский дождь попрятали людей в их убежища, но не испугали молодчиков в чёрных куртках и шапочках. Они, молодчики эти, нахохлившись, зачем-то стоят на крыльце магазина с выразительным названием «Вина Крыма». И радуются дождю, наверное. Тощие и по определению стройные кипарисы тоже радуются влаге, которая здесь выпадает не так уж часто. Безлюдны фирменные винные лавочки. Пусты и прилавки, изобилующие летом и осенью фруктами и овощами. Тихо и спокойно. Нет летнего шума и курортной трескотни. Воздух, чистый и влажный, пьянит, заставляя ловить на ладонь дождинки и весело шагать по разбитой и размытой дороге, дождливым улицам.

Улица Заводская — это та, что от завода, Сахарова и Солнечная, Виноградная и Виноградарей, улица Подгорная. Когда-то в Весёлом, кроме виноградников, были ещё и сады. Вишни, яблони, персик. Выкорчевали. На месте персикового сада появились дома переселенцев. А вот здесь хотели пансионат построить, но грянула перестройка. Не успели. Но гору распахали. И каскад строительный до сих пор красуется.

Домики, домишки, дома и владения. С кухоньками летними, времянками и надстройками-комнатёнками для курортников. Несмотря на то, что до моря топать километра три, если не больше, летом их здесь хватает. И если успеть ухватить «отдыхайку», то можно до следующего сезона жить спокойно, не особенно напрягаясь.

Веселое, Крым

— Проживает у нас более тысячи шестисот человек, — рассказывает секретарь Веселовского сельского Совета Игорь Юшко. — Основная часть населения трудится в ГП «Веселовское», на виноградниках, на заводе. Кроме детского сада и школы, есть и детский оздоровительный лагерь «Веселовский», есть мечеть мусульманская и храм святого апостола Андрея Первозванного, а в центре, тут рядом, родничок есть, говорят, с водой целебной. Не видели?

— Нет, — признаюсь, угощаясь чаем. — Не видела.

— Значит, покажу, — любезно говорит секретарь. — Если вы пешком, то предлагаю прокатиться в моём автомобиле.

И так как в большом и красивом авто, да ещё и с первыми лицами села грех не покататься, соглашаюсь.

Улочки, церковь, в которой никого в будни, мечеть издали и смотровая площадка, с которой открывается вид на всё селение «в котле». И мы едем к морю, ведь Веселовская бухта считается одной из самых чистых, уютных и спокойных в Крыму.

— Хозяйство сейчас в бедственном положении, — говорит Игорь Александрович, аккуратно ведя машину. — Нет денег, чтобы виноградники в порядок привести, чтобы сохранить урожай: большая его часть разворовывается местным населением. А предприятию остаётся то, что остаётся.

— Сельчане поговаривают, что это «бедственное положение» создаётся умышленно, — поддерживаю беседу. — Мол, происходит так потому, что кому-то интересна прибрежная полоса, которую сейчас занимают виноградники, а могли бы чьи-то коттеджики и мини-гостиницы.

— Всё может быть, — осторожно соглашается секретарь сельского Совета. — Но людям нашим только дай повод посудачить да позавидовать.

А веселовцам не позавидуешь. Хотя бы потому, что мотор на водокачке запускается только дважды в неделю. С водой туго. Виноградники «горят», а люди смиренно привыкают к баклажкам, бидонам и другим «резервуарам».

Курортная инфраструктура в посёлке развита слабо. Места красивейшие, находятся не только любители крымского вина, но и спокойствия, и воздуха, дрожащего от морского бриза. Но здесь, увы, нет санаториев и пансионатов. Если не считать детского лагеря и нескольких мини-гостиниц, не так давно выросших здесь.

«В аромате — сухофрукты, во вкусе — медовые тона», — это о вине, портвейне Белом крымском, который мне посчастливилось попробовать в Весёлом. Ведь не заглянуть в контору государственного предприятия и на винзавод, когда он так близко, просто нельзя. К тому же предприятие является визитной карточкой приморского села и входит в состав Национального производственно-аграрного объединения «Массандра».

— Мы — одно из девяти самостоятельных хозяйств, находящихся в подчинении у «Массандры», — рассказывает и. о. директора ГП «Веселовское» Владимир Слухай. — Специализируемся на выращивании винограда и дальнейшей его переработке на виноматериалы. В основном выращиваем технические сорта, но есть и столовые. Всего же в нашем распоряжении четыреста шестьдесят гектаров.

Раньше в хозяйстве разводили свиней и кроликов, засевали поля зерновыми. Сегодня ничего этого нет. Увы, садов яблоневых и грушевых — тех, что были раньше, тоже нет. Веселовский винзавод, впрочем, как и винодельческая отрасль Крыма, переживает не лучшие времена.

— Скорее всего, нас присоединят к хозяйству в Морском, — говорит Владимир Николаевич. — Это связано с тем, что самостоятельно у нас нет шансов дожить до лучших времён. Два года подряд нас душила засуха. Так, в прошлом году мы раскорчевали сорок три гектара виноградников! Такого никогда не было.

Но в том, что в ГП «Веселовском» кризис, виновата не только засуха. Но и то, например, что молодёжь не особо жаждет работать в селе, хозяйство держится на энтузиастах, на тех, кто пришёл сюда ещё двадцать, тридцать, а то и пятьдесят лет назад.

Когда-то предприятие производило шампанские виноматериалы. Это было очень выгодно, поскольку их заказывали платёжеспособные предприятия, а заказ они делали на ещё растущую продукцию. На предоплату сводили концы с концами. Но в этом году заводы отказались закупать виноматериал, потому что кто-то наверху придумал, что кокур — не тот сорт винограда, который должен идти на изготовление шампанских виноматериалов. В «Веселовском» шестьдесят процентов плантаций заняты кокуром.

— В долг мы работаем последние лет десять, — признаётся исполняющий обязанности директора. — Виноматериалов для того, чтобы хозяйство полноценно функционировало, хватает только на три-четыре месяца, поэтому «Массандра» выделяет нам деньги, мы достаём необходимые удобрения, саженцы. Да, тяжело, трудностей много. Но распада хозяйства нельзя допустить. К тому же 1 апреля этого года совхозу-заводу «Веселовское», который образовался на базе бывшего колхоза им. Ленина, исполнится пятьдесят лет.

Территория завода обширна. Огромный двор. Огромный цех.

В нём огромные чаны, буты, бочки, оборудование для обработки, холодильники и ёмкости.

В нос заползает кисловатый запах перебродившего винограда. Мои экскурсоводы — Владимир Слухай и начинающий, но потомственный винодел Владимир Синицкий — привычны к таким ароматам, а потому лишь весело подшучивают надо мной. И рассказывают о процессе изготовления вина, о том, какое вино и сколько в этом году выпустили: портвейн Белый крымский, портвейн Белый сурожский, кокур, мускат Белый южнобережный, портвейн Красный южнобережный, «Седьмое небо князя Голицына» — всё это делают здесь. Здесь же и дегустируют. В специальном «нарядном» зале. Но, увы, приводят меня не туда, а в маленькую уютную лабораторию, уставленную мензурками, колбочками, реактивами. Хозяйничает на этой территории супруга молодого винодела Синицкого — Галина.

Здесь в воздухе чувствуется аромат сухофруктов и терпкость мёда. Здесь пахнет топлёными сливками, черносливом и горчит в кагоре «Партенит» вишнёвая косточка. И мускат Белый южнобережный здесь со вкусом восточных сладостей и переспелой дыни...

Ирина Ковалева, «Крымская Правда»