18 ноября 2009 г.

Чонгар — калитка в Крым

Если Перекоп с давних времён именуют воротами в Крым, то Чонгарский полуостров, несомненно, калиточка на солнечную землю. Хотя и она открылась сравнительно недавно — с постройкой моста через Сиваш. Это произошло в конце позапрошлого века. Но ошибкой будет считать, что жизнь в ветреных степях Чонгара началась именно с приходом сюда железной дороги. Издревле жили тут свободолюбивые люди. И сейчас живут, только вот от дороги с электричкой зависят.

Чонгар

Административно Чонгар — уже не автономная республика. Это территория Генического района Херсонской области. Но издавна эти места были связаны с нашим полуостровом — пусть даже и не железнодорожным и автомобильным мостами, а духовно. И лодочкой — через мутные сивашские воды. Так интересно взглянуть на Крым именно с материкового края!

На Чонгаре бывал неоднократно, но в основном проездом — то поездом за пределы Крыма или домой возвращаясь, а то в любом направлении на автомобиле. Но вот протопать его ногами ещё не доводилось. А тут от Сальково, это вообще-то уже не Чонгарский полуостров, а материковая земля, и до станции Сиваш, что на самом юге чонгарского кута, удалось пройти. Сиваш «благоухал» своей сероводородной грязью, степь пахла нестерпимой полынью, а в небе стремительно проносились осенние облака и перелётные птицы. По дороге встретилось не очень много людей: на полуострове остался едва пяток селений, зато все с радостью рассказывали о своей земле.

Итак, Сальково. Десяток домиков при станции. Когда-то она была построена купцом Сольковым для вывоза соли с разработок на соседних озёрах и лиманах. Сольково, а там уж и Сальково стало. В селе — заметный памятник погибшим защитникам чонгарских укреплений во время Великой Отечественной. Здесь приближаются друг к другу две дороги — шоссе и «железка». От этого сближения родился тут базар. Да не простой, а преимущественно рыбный. Ведь кругом вода! Хотя она и солёная, но вот рыбка на рынке всякая — и та, что в море живёт, и пресноводная. Причём очень недорого: за хорошего копчёного белого амура просили пятнадцать гривен, а вялеными бычками просто так угостили. Не купил рыбки — и пожалел позже: в Джанкое точно такой же амурчик стоил уже под сорок.

Дальше, от Черниговки, сопровождала меня словоохотливая старушка. Бабой Галей звать. Ещё в сороковых годах переселилась она с Волыни. Но до сих пор говорит на украинском, да так колоритно, заразительно. Живёт с тех девичьих лет на переезде недалеко от села Новый Труд. Приезжала в Сальково с «тяжким мешком» угля для своей знакомой. «А кого вы тут, на Чонгаре, не знаете, баб Галь?», — спрашиваю. Улыбается бойкая бабушка: «Та усих знаю, хиба хто прииде у гости до знайомих, то й познакомлюсь зразу». Много она про жизнь чонгарскую рассказала. И о своей тоже: семья большая была, а время — послевоенное, голодное. Вот и приходилось хлебнуть лиха в этих присивашских степях: «Тут соль та суховей кругом». С детства выучилась сама вязать и шить, всех в семье, сначала отцовской, затем уж в собственной, обшивала. Работала в колхозе, постепенно и жизнь сложилась: замуж вышла, дочку родила. «А так всэ нормально, вже онуки е, зять на зализныци робыть», — радуется Галина, улыбаясь не то мне, не то тёплому не по-осеннему солнышку. Электричка ещё не скоро, не стала ждать её баба Галя: «Я тут уси степи на Чонгари попроходила, колись сил було дуже багато». Так до Николаевки и дошли.

Николаевка — село, по словам бабы Гали, пьяное. И лихое: то подерутся, то что-то стащат друг у друга или с дач новоалексеевских, массив которых примыкает к Сивашу. Слышал ругань в одном дворе и в этот день. Видно, что-то не поделили. А вот дачный посёлочек в интересном месте находится. Лет двенадцать назад здесь, на берегу Гнилого моря, именно в праздник Крещения Господнего, забил источник. Представьте: соленущий Сиваш в трёх метрах катит свои грязно-серые волны, а из уже облагороженного берега бьёт ключ холодной пресной воды! Уж не знаю, не чудо ли? Откуда? Почему? Да ещё так много воды! Но если знать геологию и историю, всё встаёт на свои места. В прошлом здесь была лесостепь, а Сиваша не было и в помине. Реки тут текли, били прохладные родники, деревья в несколько обхватов росли. Вот именно из тех далёких времён нам привет — кружка вкусной холодной воды.

Рыба. Чонгар

Вскоре от дач подбросили до самого Чонгара. Довольно большая по здешним меркам деревенька, причём с интереснейшей историей названия! Откуда такой топоним, спорят давно. Если в девятнадцатом веке крымоведы выводили это наименование от тюркских «спор, перебранка» (это точно, особенно в Николаевке!) и до названия ногайских родов и орд, то прошлый век не внёс ясности в толкование. Известный топонимист Валерий Бушаков считает, что слово «чонгар» означает «широкая и плоская равнина, степь», а не менее известный археолог Юрий Шилов выводит его от именования цыган! По его мнению, именно тут сформировалось племя далёких предков современных ром, ушедших в бронзовом веке в Индию. Конечно, о том, что Чонгар — прародина цыган, можно поспорить, если бы не одно обстоятельство. И называется оно загадочно — Гарман.

Этот странный Гарман, описанный в несколько мудрёной книге диссидентствующего историка Шилова, и послужил причиной моего поиска. По исследованиям учёного, чонгарский курган Гарман — одна из основ теории переселения древних ариев, теории связи Космоса и Земли, связующая нить поколений. Он удачно расположен на территории Чонгарского полуострова. По совместительству в наш прагматичный век странный низкий курган служил током в полеводческой бригаде колхоза-миллионера «Грузия», а в начале девяностых годов был даже раскопан археологами. Сделаны довольно серьёзные находки: конечно, не золото-серебро, а много интереснее — захоронения и целая система кромлехов и подсыпок, хорошо передающая систему мировоззрения наших далёких предков — индоевропейцев. Сейчас их модно называть ариями.

Долго бродил по полям западнее железнодорожной ветки, между сёлами Чонгар и Новый Труд. Ни следов, ни вешки, ни памятного знака не было. Однообразие горизонта скрашивал одинокий дот, оставшийся со времён войны и успешно разбираемый местными охотниками за металлом. Лишь уже дома с помощью современных программ по отображению поверхности планеты удалось найти с трудом различимые пятна, исчезающие тени чего-то. Если присмотреться, то, конечно, можно увидеть тени какой-то мозаики на земле, но не более.

А вот южнее села Атамань генические краеведы даже нашли древнюю обсерваторию. Или так, по крайней мере, смогли объяснить присутствие в глухой степи звезды с четырнадцатью-пятнадцатью лучами, уходящими куда-то за горизонт. Вот тебе и чонгарская «пустыня Наска», ещё одно загадочное место Земли с таинственными знаками. Только кто об этом знает? Мчатся всего в паре километров от «звезды» электрички и автомобили по «московскому» шоссе. А тут такая древность рядом! Хотите на неё взглянуть — зайдите в Интернет, воспользуйтесь программой «Гугл-Земля». Лучше всего видны и соответственно лучше сохранились лучи, упирающиеся в Сиваш, не тронутые деятельностью человека. Или остановитесь на часок на Чонгаре, успеете к красотам Южного берега.

На Чонгаре воевали в прошлом веке несколько раз. Это в лихие годы гражданской, когда в 1920-м Красная Армия схватилась тут с врангелевскими войсками, и били друг друга в братоубийственной войне. И в сорок первом стояли тут насмерть советские пехотинцы, а через три года брали плацдарм для освобождения всего Крыма. Земля вам пухом, солдаты великой страны — любой принадлежности, тысячами лежащие в чонгарских солончаках.

Так, знакомясь с прошлым этих мест, дошагал до края — станции Сиваш. Дальше только пост военизированной охраны со здоровенной собакой и Чонгарский мост — в Крым. Темнело, да и электричка подошла. Десятиминутная стоянка — и двери закрываются. Следующая станция — Солёное Озеро. Это уже родина, Крымский полуостров. Переезжая до этого путешествия через мост, всегда мысленно говорил: «До свидания, Крым!» или «Здравствуй, родина!» А теперь знаю: мир больше, чем кажется. И Чонгар — тоже родина. Близкая — по духу и расстоянию.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Читайте также: