3 декабря 2010 г.

Тузла — сирота пограничная

Ещё в начале этого века большинство услышавших о Тузле спрашивали: «А что это?». Потом, когда Россия взялась строить дамбу, о маленьком кусочке суши между Чёрным и Азовским морями узнали все. Оказалось, что он очень нужен Украине и важен для неё. На острове, несмотря на прогнозы, по которым его вот-вот смоет с лица земли, построили одноимённую заставу, наладили службу. Семь лет спустя «Тузла» осталась единственной на Украине пограничной заставой. Чтобы узнать, как обстоят дела у тамошних военных и аборигенов, я побывал на знаменитом острове.

Коса Тузла

Не в первый раз мы здесь. Едем к старым знакомым. Начальник заставы, уже не старлей, а капитан, Саша Галанюк протягивает руку, помогает перебраться с катера на причал.

— Здравствуйте, Саша, как у вас тут дела?

— Всё так же хорошо, — улыбается он.

Этого молодого офицера, пережившего здесь штормы, катастрофу и визит Президента, кажется, уже ничем не испугаешь.

Как всегда в это время года, на острове ветрено, зябко, но мы всё-таки решаем не прыгать в пограничный «уазик», а прогуляться. Соскучились. Дорогой, бодро шагая по тропинке — утоптанному влажному песку, начальник заставы рассказывает о пограничном житье: после того, как погранслужба перестала набирать на службу срочников, казарму перегородили стенами и превратили в комнаты для контрактников.

— Саш, а сколько сейчас на заставе народу служит?

— Семнадцать военных, пять гражданских.

— Ого!

— Уже ого, а была вообще беда, — говорит Саша.

Одно время попасть служить на Тузлу считалось везением, потом сюда заманивали бойцов, как могли (кому охота безвылазно торчать на острове?). Теперь снова полный комплект.

И действительно, чего не служить: зарплата нормальная, тем более что тратить её здесь не на что, за год службы засчитывается полтора. Одевают, кормят: раньше еду готовили срочники, а теперь — гражданская служащая.

— Остров размыло? — задаём вечно актуальный здесь вопрос.

— За последние годы совсем чуть-чуть, только в ширину, — отвечает Саша. — Наверное, достиг он своего идеального размера.

До начала строительства дамбы остров был шестьсот метров в ширину и шесть с половиной километров в длину. Возникшее с появлением дамбы активное течение смыло почти километр суши, по некоторым прогнозам, с такими темпами к 2004 году от острова ничего не должно было остаться. Но они не подтвердились: сегодня исполняется семь лет, как на заставе отпраздновали новоселье.

Назар Свержевский
Заставские ворота открыты, возле дома офицерского состава носятся малыши: дочь Саши, полуторагодовалая Ксюша, и сын старшины заставы Николая Свержевского Назар, он на год старше Ксении Александровны. Маленькие островитяне целыми днями гоняют на свежем воздухе. Мама Назара Татьяна говорит, что ребёнок тут не болеет даже в лютые холода, а вот как попадает на континент, обязательно подхватывает заразу.

Марина и Таня живут дружно, готовят мужьям обеды, вечера проводят за книгой или перед телевизором, летом купаются, загорают. Расстраиваются жёны только из-за того, что нет возможности походить по магазинам.

Сразу вспомнилось: три года назад, когда ждали визита на Тузлу министра обороны Еханурова, жена тогдашнего начальника заставы Вовы Шаталюка Оля, подбирая к этому мероприятию наряд, горестно вопрошала: а такое «на земле» ещё модно? А ведь было время, когда женщины на заставе вообще не служили. Военные шутили: тузлинский мужской монастырь. Теперь тут четыре дамы, младшей из которых полтора года.

Хозяин Тузлы с семьей

В целом же внешняя обстановка на заставе изменилась несущественно. Возле возведённого на сваях основного здания принялись персиковые деревья, над беседкой разросся виноград. Всё чистенько, прибрано, куры бегают (причём тоже строем). И как-то не вяжется эта идиллия с тем кошмаром, что творился здесь семь лет назад.

Когда 29 сентября 2003 года стало известно, что Россия насыпает в направлении острова дамбу и прекращать работы не собирается (КамАЗы, КрАЗы, бульдозеры работали круглосуточно, насыпая по 150 метров в день), Украина всерьёз начала готовиться к бою. Допустить, чтобы дамба достала до острова, значило отдать его России.

Через сутки, 30 октября, на Тузле уже было 500 пограничников — от генерала до рядового. Навезли оружия, поближе к острову подтянули корабли, развернули плакаты: «Историческая дружба народов не должна быть забыта! Остров Тузла является украинской территорией!».

Через два года Россия с этим согласилась. А на острове в подтверждение того, что он наш, выросла пограничная застава европейского образца. Построили её в рекордные сроки — за два месяца. По сей день «погранцы» вспоминают, как «воевали» тогда на острове: мёрзли, спали в палатках и «пахали» как проклятые. Полковники рядом с солдатами толкали увязавшую на бездорожье технику, помогали вкапывать жёлто-голубой пограничный столб. Старшина мобильной заставы Александр Каневский тренировал своих и новоприбывших бойцов и до сих пор говорит с хрипом, порвав тогда голосовые связки. Командование относится к заставе с отеческой нежностью.

Пограничная застава Тузла

— Работали тогда, сил не жалели, — улыбается в усы замначальника Азово-Черноморского регионального управления Госпогранслужбы Украины Александр Кныр. Офицер уходит в воспоминания, рассматривая фотографии с открытия заставы, потом любовно поглаживает стену и обращается к молодым офицерам.

— Смотрите, берегите! Порядок чтобы был.

Мы интересуемся: нет ли плана убрать заставу, как это сделали на острове Змеиный?

— Застава «Тузла» никуда не денется, — чеканит Кныр.

Теперь многие посмеиваются: мол, на Тузле не служить, а только берцы стаптывать и на корабли проходящие смотреть. Да и кому нужен этот жалкий клочок суши, на котором только «лохи» растут (лох серебристый — дикая олива. — Авт.).

Ан нет, располагается этот клочок в Керченском проливе, и кто им владеет, тот здесь и главный. Контроль фарватеров, лоцманские и канальные сборы за проводку тысячи судов и преимущественное право на разработку минеральных ресурсов подводного шельфа. Очень большие деньги, между прочим.

Галанюк рассказывает: несмотря на спокойную обстановку, участок этот имеет стратегическое значение, и в случае чего подкрепление появится быстро. Катера и корабли придут через 12 минут, вертолёт — через три часа. Но пока всё мирно, главная задача — проводка морских целей. Под сотню кораблей в день. Бывают и нарушители, например, браконьеры, но за ними не гоняются. Определив, что кто-то залез за линию кордона, дежурный заставы докладывает начальнику, тот — на сушу. Пристанет корабль к берегу, а там его уже ждут правоохранители.

Дозорная вышка заставы Тузла

Бывали и курьёзные нарушители — вроде лисы, пришедшей на остров по льду, или кабана, что умудрился сюда приплыть. На свою погибель — хрюшу пристрелили и съели.

Ещё сорок лет назад на острове кипела жизнь. До потопа, случившегося, по рассказам местных, 8 марта 1970 года. Были начальная школа, Дом культуры с танцплощадкой и магазин, где один из старожилов острова Владимир Григорьевич Осипенко познакомился со своей будущей женой. Было передовое рыбохозяйство, в котором работали до пяти тысяч человек, а в путину трудились 17 бригад. Теперь на острове одна бригада и шесть аборигенов. Самые известные из них — Александр Александрович Чёрный и Василий Кириллович Почтарь.

Александр Черный
Сан Саныч — коренной тузлинец. Тут жил его дед, отсюда уходил на фронт его отец, тут он пошёл в первый класс. Не оставил Чернов Тузлу даже во время потопа, а когда на острове построили заставу, устроился туда инспектором. Жена Сан Саныча занимается огородом, а он — рыбалкой.

Василий Кириллович, хотя ему уже и хорошо за восемьдесят, тоже ловит рыбу и возится в огороде. На Тузле большой простор для садоводческих экспериментов, почву здешнюю удобряют мелкой рыбёшкой. Выращивают и айву, и гранат, и зизифус, и даже арбузы. Маленькие такие, величиной с апельсин. Вкусные.

Ещё на острове работает бригада рыбокомбината — «сыпят» в прибрежной зоне сети. А рыбаки-любители предпочитают закидывать удочки на хвосте острова, возле дальнего пограничного поста. В хорошую погоду отсюда видно российский берег, а в хороший клёв можно поймать пятикилограммовую «колбасу с плавниками». Так местные прозвали пеленгаса.

Три года назад Тузла снова попала в эпицентр внимания. Во время урагана, когда бушевавшая в Керченском проливе стихия утопила пять судов, в море попали тысячи тонн мазута и серы. Именно остров принял на себя основной удар: там собрали большую часть песчано-мазутной смеси. Слоями — мазут, на нём — песок, снова мазут... Эмчеэсники и «погранцы» собирали эту смесь в мешки. Гибли рыбы и птицы. На острове невыносимо пахло мазутом, даже когда Керченский пролив покрылся толстой коркой льда.

Сегодня о катастрофе почти ничего не напоминает: этим и прошлым летом и местные, и приезжие купались в море, ловили и ели рыбу.

Ничто не напоминает и об украинско-российском конфликте. Разве что попасть на остров стало сложнее: надо получить разрешение в портовой дирекции и у пограничников. Кто-то даже попробовал заработать на истории семилетней давности: в Виннице запустили линию стирального порошка «Тузла», видели мы минеральную воду и даже туалетную бумагу с таким названием. В Киеве поставили мюзикл на тему тузлинских событий: о любви русского парня-экскаваторщика и прекрасной островитянки. Теперь вот и у Украины с Россией всё полюбовно.

А «Тузле» семь лет. Возраст первоклашки. Бог знает, чему научится она, но нас научила уже многому.

В тему


Два века назад на Тузлинской косе высадились казаки, составившие ядро Кубанского казачьего войска. До революции 1917 года здесь было несколько казачьих хуторов, а когда шторм 1925 года размыл тонкий перешеек между Тузлой и Таманью, рыбаки расширили водный проход и стали использовать его как канал.

В советское время по ходатайству Среднекосинского рыбозавода Тузлу передали в ведение Керченского горсовета. В 1954 году остров вместе со всем Крымом РСФСР подарила УССР, административная граница между Крымской областью и Краснодарским краем не пересматривалась, раздела акватории Азовского моря не производилось. Реально же Тузла отошла Украине в 1973 году, когда на уровне руководства Крымской области и Краснодарского края состоялось согласование «графического начертания на карте админграниц», а населённые пункты острова в административном и хозяйственном порядке отдали в подчинение Керченскому горсовету.

Справка


Застава «Тузла» Симферопольского пограничного отряда охраняет участок государственной границы протяжённостью 13 километров: от мыса Ак-Бурун до мыса Ени-Кале. Основные задачи заставы — поддержание пограничного режима и противодействие браконьерам. Служба заключается в радиолокационном наблюдении и высылке пограничных нарядов по периметру острова.

Электроэнергией заставу снабжает автономный дизельгенератор, горюче-смазочными материалами подразделение обеспечено на три месяца, продовольствием — на два.

Валентина Воробьева, «Крымская Правда»

Читайте также: