10 декабря 2011 г.

Как ЭПРОН в Балаклаве золото «Черного принца» искала

Что такое ЭПРОН? Задайте сейчас кому-нибудь такой вопрос — и вряд ли получите вразумительный ответ. А в 1930-х эта звучная аббревиатура была у всех на слуху: об ЭПРОН — Экспедиции подводных работ особого назначения — писали статьи и книги, снимали фильмы. Появление этой романтической организации (окончательно официальный статус она получила в декабре 1923-го) было связано с Черным морем и кораблями, затонувшими у крымских берегов.

Балаклавская бухта

Если быть точными, то поначалу речь шла не обо всех кораблях, а об одном-единственном легендарном судне — британском фрегате «Черный принц». Во время Крымской войны он затонул под Балаклавой вместе с другими кораблями соединенной эскадры, разбитыми о прибрежные скалы во время небывалого по силе урагана. С тех пор «Черный принц» не давал покоя искателям морских кладов: считалось, что, помимо продовольствия и обмундирования, он вез не то 200, а не то и вовсе 500 тысяч фунтов стерлингов золотом. И ушел на дно вместе с этим драгоценным грузом. Золотые монеты якобы были насыпаны в бочки, почему и должны были бы в целости и сохранности покоиться где-то на дне Балаклавской бухты, дожидаясь того счастливчика, который их найдет. А искали многие, не только российские подданные, но и французы, норвежцы, американцы. Больше всех повезло итальянским водолазам, исследовавшим дно бухты в начале XX века. Инженер Джузеппе Рестуччи привез с собой специальный глубоководный скафандр собственной конструкции — толстостенный медный ящик с тремя иллюминаторами и отверстиями для рук, опускавшийся вниз на прочном стальном тросе. С его помощью итальянцы обнаружили разбитый корпус корабля. Затонувшее судно было тщательно исследовано. Среди трофеев оказались подзорная труба, винтовка, ящик с пулями. А вот золота найти не удалось. Итальянцы еще несколько раз приезжали в Балаклаву, но успеха так и не добились. Первая мировая война и революция надолго приостановили охоту за сокровищами «Черного принца». Но в начале 20-х об этом заговорили вновь.

Балаклавская бухта

В 1923-м году из Севастополя в Москву приехал инженер Владимир Языков, одержимый энтузиаст-кладоискатель, еще с 1908 года безрезультатно хлопотавший о разрешении организовать работы по подъему «Черного принца». В Москве со своей идеей он сначала обратился в Реввоенсовет и к командующему Военно-морскими силами. Но ни там, ни там предложением севастопольского инженера не заинтересовались. И тогда он отправился в ОГПУ, к начальнику особого отдела Генриху Ягоде. Рассказ Языкова о золотых монетах на дне Балаклавской бухты показался Ягоде убедительным — и работа закипела.

Был отдан приказ о создании ЭПРОН и утверждении ее первого штата: на должность начальника ЭПРОН назначили Языкова, комиссаром (руководителем от ОГПУ) стал Лев Захаров-Мейер. Также в первоначальный состав ЭПРОН вошли несколько инженеров, водолазный специалист, врач, командир катера и бухгалтер. Главной задачей этой немногочисленной команды была организация «наилучших условий работы для экспедиции за золотом».

Прежде всего необходимо было построить аппарат (или, как его тогда называли, снаряд) для спуска на большую глубину. Проект снаряда разработал вошедший в состав ЭПРОН инженер Даниленко. Придуманное им устройство могло погружаться довольно глубоко, было рассчитано на трех человек, снабжено телефоном, прожектором и механическим манипулятором для захвата различных грузов. Корпус снаряда был сделан из стали и весил более 10 тонн.

К началу лета 1923-го снаряд был готов, до конца лета команда ЭПРОН занималась поисками точного местонахождения «Черного принца» в Балаклавской бухте: работали военные тральщики, дно обследовалось металлоискателями, гидроплан и аэростат проводили фотосъемку грунта.

Снаряд Даниленко
Перед спуском на снаряде Даниленко. 1923 г.

В сентябре снаряд Даниленко, в котором находились сам конструктор и инженер, впервые опустился на дно. Затем состоялось еще два спуска — на 95 и 123 м. На тот момент это были мировые рекорды погружения! Начались регулярные морские работы — метр за метром, день за днем, месяц за месяцем эпроновцы обследовали дно Балаклавской бухты. Поиски продолжались более года, удалось обнаружить части корабля, разбросанные на морском дне, их очистили от грунта и ила, осмотрели буквально по сантиметру — но ни одной золотой монеты так и не было найдено. Руководство ОГПУ поняло, что дальнейшие поиски золота бесполезны, и в декабре 1924 года всякие работы в этом направлении было решено прекратить. За это время члены ЭПРОН обнаружили кладбище погибших английских кораблей, подняли много корабельных обломков, якорей и в дальнейшем продолжили заниматься поиском и подъемом затонувших судов.

Якоря и обломки английских кораблей, обнаруженные на дне Балаклавской бухты
Якоря и обломки английских кораблей, обнаруженные на дне Балаклавской бухты

Что же касается золота «Черного принца», то эта загадка до сих пор не разрешена. По одной из существующих версий, его не смогли найти по очень простой причине: в далеком 1854-м «Черный принц» вез в Балаклаву все что угодно, но только не золото, и все рассказы о его драгоценном грузе — не более чем вымысел...

Между прочим

Знаменитый корабль на самом деле назывался просто Prince («Принц»). «Черным принцем» его окрестили журналисты — видимо за то, что многие разорились на поисках его мифического золота, не один человек погиб. Под именем «Черный принц» фрегат и вошел в историю.

Татьяна Шевченко, «События»


Археологи нашли винт корабля «Черный принц»



Сокровища «Черного принца»



Искатели: Черный принц



Ссылки по теме: