13 июля 2010 г.

Пещеры Мамина и Пастухова

Здесь нет грязи, как бы парадоксально это ни звучало. Грязи — в нашем привычном понимании. Есть мокрая глина — продукт окончательного растворения горных пород. Эти пустоты при своей кажущейся безжизненности, как ни странно, полны жизни — в спелеофауне Крыма обнаружено семьдесят два вида животных: простейшие, моллюски, мокрицы, ложные скорпионы, пауки, клещи, бабочки, жуки, летучие мыши и различные птицы наконец. Здесь не вечный холод — точнее говорить о постоянных температурах на определённой глубине. Есть даже понятие «нейтральной зоны», в которой температура не изменяется, колеблясь лишь на одну десятую градуса! Да, кого ни спроси о древнейших «гомо сапиенс», тот же час получаешь ответ о пещерных жителях, хотя учёным давно известно, что человек не жил постоянно под землёй. В общем, познакомимся с удивительными образованиями природы — пещерами. Именно они, как ничто в окружающей нас среде, обросли заблуждениями, мифами, догадками.

Вход в пещеру Мамина

А спустимся для примера в две соседние пещеры, находящиеся на Караби-Яйле. На этом крупнейшем крымском нагорье находится более двухсот шестидесяти карстовых полостей. Но сначала определимся с карстом.

Понятие «карст» происходит от названия безводного каменистого нагорья Крас, расположенного к югу от Юлийских Альп, в окрестностях небольшого словенского местечка Сежана. В середине XIX века хорватские географы ввели термин крас (по-немецки карст) в научную литературу. Из имени собственного оно превратилось в географическое понятие, обозначающее любую местность, где развиты поверхностные формы размыва и растворения известняков, схожие с классическими формами карста на плато Крас в Югославии. В XX веке карстовыми стали называть процессы, приводящие к формированию специфических поверхностных и подземных форм рельефа не только в известняках, но и в любых других горных породах, растворимых водой: в доломитах и гипсах, ангидритах и каменной соли. По подсчётам Г. Максимовича, площадь, занятая на земном шаре карстующимися породами, превышает сорок миллионов квадратных километров. Таким образом, карст — это не уникальное, а широко распространённое природное явление.

У нас в Крыму тоже карста больше, чем кажется. Вместе с тем горный Крым — наиболее изученная карстовая область СНГ, в которой известно более восьмисот всевозможных колодцев, пещер, шахт — около четверти общего числа карстовых полостей, открытых и изученных за годы расцвета спелеологии в Советском Союзе; на втором месте по числу известных пещер стоит Западная Грузия, на третьем — Пермская область России. В Крыму находится длиннейшая пещера Содружества в известняках (Красная — она же Кизил-Коба, более двадцати километров) и четыре из двадцати самых глубоких карстовых шахт (Ход Конём — 213 метров; Молодёжная — 261 метр; Каскадная — 310 метров; Солдатская — 515 метров в глубь планеты). Последняя находится как раз на Караби, но без опыта и тщательной подготовки там делать нечего. Посетим более доступные, но вместе с тем и особенные пещеры — Мамина и Пастухова.

На гребне виден большой тур из камня, а в нескольких десятках метров от него зияет провал — вход во вскрытую пещеру Мамина.

Пещера МаминаПещера Мамина

Пещеру открыл ещё до войны доцент, исследователь карста Аби Усеинович Мамин. А описали её для науки лишь в 1946-1956 годах. В дальнейшем в ней проводили первые детальные исследования микроклимата геологи Т. Устинова и Л. Резникова. Некогда пещера состояла из трёх больших залов, затем свод первого зала обрушился и образовал входную воронку.

Пещера МаминаЧетырёхметровый спуск со дна провальной воронки приводит в небольшую камеру, соединяющуюся узкими проходами с двумя другими, параллельными залами. Ну тут и шкуродёр, то есть узкий лаз, останавливающий людей с избыточным весом! Жаль, хотя и не зря: в главном зале, богато украшенном натёками, свисают с потолка длинные острые рёбра, возвышаются ажурные перегородки из рядов слившихся сталактитов, вдоль стен спускаются тяжёлые занавеси. Во многих местах в натёках, покрывающих стены пещеры, можно видеть небольшие пустоты с красивыми кристалликами кальцита на стенках. К сожалению, и здесь оставили грязные следы своего пребывания невежественные люди: множество надписей на красивейшей стене одного из залов, называемых Византийским.

Ещё более красиво убранство пещеры Пастухова.

Вход в пещеру Пастухова
Пещера Пастухова


Её глубина тридцать пять метров, на восемь метров глубже пещеры Мамина. Но вот если «в Мамина» можно забраться без снаряжения, то «в Пастухова» уже нужны «снаряга» и надёжная страховка. Даже небольшой колодец, которым начинается пещера, не прощает оплошностей и бахвальства. В подземном мире ведь как? Вроде десять метров и не видно, а это высота трёхэтажного дома. Найдутся ли мягко приземлившиеся при падении с трёхэтажки?

Пещера ПастуховаИ тем не менее пещера Пастухова стоит того, чтобы попасть в неё. В подземелье есть вода, чистая и вкусная — для практически безводной Караби это целое богатство, особенно в жаркий летний день. Но главные достопримечательности — натёчные образования, или, по науке, хемогенные водные отложения. Общая схема образования натёков удивительно проста. Опишем её по воззрениям главного мэтра спелеологии Виктора Николаевича Дублянского. Дождевые и талые воды при инфильтрации через почву насыщаются углекислотой. Двигаясь по трещинам и полостям в зоне нисходящего вертикального движения, они растворяют карбонатные породы. При этом устанавливается равновесие между содержанием углекислого газа и количеством ионов кальция, переходящих в раствор. Изменения давления оксида кальция, испарение воды и её разбрызгивание при ударе о пол приводят к выделению кальцита в виде трубчатых сталактитов на потолке и сталагмитов на полу. Если питающий канал сталактита зарастёт или забьётся глиной, трубка прорывается, вода стекает уже по её стенкам, и сталактит принимает самые причудливые формы. Если вода просачивается вдоль трещин в своде, то здесь формируются ряды сталактитов, бахрома и занавеси, а если вода проникает через крупные щели — образуются целые каскады натёков. Иногда карбонатные образования растут за счёт аэрозолей кальция или раствора, который поступает по капиллярам сквозь толщу известняков. Так возникают причудливо ветвящиеся геликтиты и нежные кораллиты. Если вода проникает через трещины в сводах постоянно и довольно обильно, на полу возникают сталагмиты.

Пещера Пастухова
А ещё в обеих посещаемых нами пещерах удивительный микроклимат. Уже известно, что он является мощным лечебным фактором. Исследователи ещё из Социалистической Чехословакии выяснили, что холодные пещеры, по своим микроклиматическим параметрам близкие к пещерам Крыма, могут быть использованы для лечения хронического бронхита, конституционно-аллергической и инфекционно-аллергической бронхиальной астмы. Лечению заболеваний дыхательных путей способствуют чистота воздуха, содержащего аэрозоли кальция и магния, постоянная влажность, тишина, а иногда несколько повышенная ионизация воздуха.

В нынешней уже капиталистической Венгрии есть аж пять спелеокурортов, наиболее известен Тапольца. Может, и нам, крымчанам, стоит подумать о спелеотерапии? Живём ведь рядом с уникальными пещерами, а что делать с этой уникальностью — не знаем.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: