10 ноября 2007 г.

Князь Голицын и храм Святого Георгия

До присоединения Крыма к России настоятелями монастыря были исключительно греки. Во время Крымской войны настоятельствовал тоже грек митрополит Агафангел Танальдо. Настоятелем он был 30 лет, с 1824 года по 1854 год. Забывать этого человека нельзя, так как много его труда вложено в монастырскую обитель. С его именем связывают укрепление террасы обрыва каменными контрфорсами. При нем для спуска к морю по обрывистому склону устроена лестница, из 891 ступеньки. На террасу был выведен источник прекрасной чистой воды, который в последствии питал по проложенному водопроводу весь город. Теперь этот источник загрязнен и не пригоден для использования.

Обитель имела значительные земли – 904 десятины, но земля эта использовалась выборочно, так как была камениста и не имела полива (в настоящее время у монастыря 8 гектаров земли). Но из-за удаленности от города и отсутствия в монастыре энергичных людей, несмотря на то, что он являлся базовым для Черноморского флота, жил монастырь небогато. Кельи были полуразрушены, все постройки имели обветшалый вид, каменный храм во имя святого Георгия был уже непригоден для проведения богослужений. На обновление храма собирали всем миром, среди людей, сделавших пожертвования Великий князь Николай Павлович, адмирал Ф.Ф. Ушаков, князь А.Н. Голицын. Старый храм разобрали и на его месте построили новый, проект для которого разработал архитектор И. Дамошников. Подряд на строительство заключили с турецкоподанным греком Иоакамом Папаиони. Храм Святого Георгия построен во многом благодаря трудам и денежным пожертвованиям министра духовных дел и народного просвещения князя А.Н.Голицына.

Об А.Н. Голицыне сейчас мало вспоминают, тем не менее он играл большую роль в Российском государстве при Александре I. Император Александр I вступил на престол в 1801 году будучи человеком далеким от церкви. Рос он во время вольнодумства, проникшего с запада в Россию. Его воспитателем был полковник Лагарп, швейцарский республиканец и поклонник французской просветительной философии. Первые годы своего царствования Александр I окружил себя друзьями юных лет. Одним из таких друзей юности государя был князь Голицын. Когда у Александра I возникли планы по преобразованию церковного устройства, то появилась необходимость в новом энергичном и самостоятельном обер-прокуроре. Надо сказать, что до Александра I , все монархи стремились охватить своим влиянием все сферы управления, а тем более дела церковные. В большинстве случаев они сами занимались церковными делами и соответственно не нуждались в усилении законодательной власти обер-прокурора. Обер-прокуроры прошлого периода совершенно не имели самостоятельности и целиком зависели от политики, проводимой императорами по отношению к Церкви. Обер-прокуратура была учреждена 11 мая 1722 года, когда Петр-I издал указ: «В Синод выбрать из офицеров доброго человека, кто бы имел смелость и мог управление Синодского дела знать». В инструкции обер-прокурор именуется «оком государевым» и «стряпчим в делах государственных». Ему передается управление канцелярией Святейшего Синода со всеми ее служащими.

На должность обер-прокурора, по мнению императора Александра I, больше всего подходил князь Голицын. Таким образом, Голицыну, которому было всего 30 лет, представлялось поле деятельности, ему совершенно не знакомой, по началу Голицын был человеком мало верующим. Сам Александр I так объяснил ему свои соображения: «Я бы очень желал, чтобы ты занял место обер-прокурора в Синоде … мне бы хотелось, чтобы преданный мне и мой человек занимал эту важную должность, ты будешь иметь дело непосредственно со мною, потому что вместе с тем я назначу тебя и моим статс-секретарем». Назначением князя А.Н.Голицына на должность обер-прокурора открывалась новая глава в отношениях между Церковью и государством. Если раньше государи лично руководили церковной политикой и сообразно своим личным воззрениям посредством указов вмешивались в управление Церковью, зачастую обходя обер-прокурора, то теперь обер-прокуроры становятся единственными представителями государства по отношению к Церкви. Таким образом произошло превращение церковного управления в чиновничье ведомство, его постепенное включение в государственный аппарат, которое началось в первое десятилетие обер-прокурорства Голицына. Сам князь Голицын относился к своим обязанностям добросовестно. В 1808 году началось проведение важнейшей в истории богословского образования реформы. Эта реформа проводилась под личным руководством князя Голицына. В 1810 году князь Голицын стал министром народного просвещения, сохранив вместе с тем и должность обер-прокурора. В 1811 году ему был поручен еще департамент иностранных исповеданий. Итак, с этого года Голицын управлял сразу тремя ведомствами: Министерством народного просвещения; обер-прокуратурой Святейшего Синода и Департаментом иностранных исповеданий. В его лице объединялось все, что было связано с «христианским просвещением», как его согласно понимали Александр I и Голицын. С 1812 года у Голицына пробудилась склонность к мистике, которая пришла на смену эпохе Просвещения и нашла широкое распространение в России. Голицын был охвачен идеей некого универсального христианства надконфессионального типа. Используя власть обер-прокурора, он во имя веротерпимости способствовал проникновению в русское общество различных течений протестантского толка. Увлеченность Голицына мистицизмом возымела определенное влияние на Александра I. Манифестом от 17 октября 1817 года Александр I закрепил соединение всех протестантских церквей России в единую Евангелическую церковь. Общехристианское, а не конфессиональное образование, соединение первоначального образования народа и религиозного просвещения всех сословий – эти установки державной власти определили создание соединенного министерства, передачу религиозного образования в руки государства. В этот период происходит подъем духовного образования в России, сеть духовных школ покрыла всю страну, совершился настоящий расцвет отечественного богословия. Двухсотлетняя история обер-прокуратуры Святейшего Синода упразднилась только в 1917 году, ее заменило Министерство вероисповеданий.

В 1843 году Александр Николаевич подал в отставку и через год умер в Гаспре от апоплексического удара, без всяких страданий. Монахи проводили своего благодетеля в последний путь на третий день после смерти, как и завещал Голицын. Останки князя покоились в крипте храма Святого Георгия.