26 апреля 2007 г.

Как правительственная «Чайка» горела на Ай-Петри

Можно по-разному относиться к эпохе «развитого социализма», советскому времени в целом, но это наша история, из которой не то что страницы или строки, буквы не вычеркнешь.

И было в том времени немало интересного. Были свои вожди и ведомый ими народ. Сегодня мало кто почем зря не охаивает свое прошлое. Потому что настоящее оказалось более жестоким и уродливым, чем предполагалось.

Ценны свидетельства тех, кто в советские годы в определенной степени «изнутри» знал закулисье, то есть жизнь первых лиц государства за пределами Кремля и Дворца съездов. Они ведь не были говорящими манекенами. Обычные люди с необычными полномочиями и широчайшими возможностями.

С десятками из них общался тогда командир спецподразделения ГАИ в Ялте, ныне полковник милиции в отставке Дмитрий Тихонович Карнаух. Ему слово.

— Как известно, Никита Сергеевич Хрущев ввел новшество в международную политику КПСС — встречи в Крыму глав Компартий стран социалистического государства. Выше Массандровского дворца Александра III, в районе так называемого «сталинского домика», на большой лесной поляне оборудовали «конференц-зал» на открытом воздухе — длинный стол под прочными, непромокаемым тентом. Здесь и собирались ежегодно в конце лета для бесед коммунистические лидеры многих стран.

Эту традицию продолжил после Хрущева и Брежнев. Рядом с массандровской поляной даже построили что-то вроде мини-копии столичного Дворца съездов. Правда, позже Леонид Ильич перестал собирать всех вместе, а приглашал по одному.

Вот именно в те времена у нас и было, как говорится, работы невпроворот по сопровождению высокопоставленных лиц, в том числе из капстран. Использовали не только обычный профессиональный опыт, но и некоторые хитрости. Известно, что за рубежом спецпроезды не готовятся столь тщательно, как у нас. Движение на дорогах не перекрывается. У нас перекрывалось в одну сторону по ходу передвижения машины с важным пассажиром и автомобилей сопровождения. А здесь такое дело — надо было создать некую видимость «демократии» на дорогах. Как?

По рациям передавали милиционеру, дежурившему на перекрестке: «Приближается!» И несколько специально подготовленных машин по его свистку начинали вроде бы обычное движение в разные стороны. Но оно строго контролировалось! Постовой прятался не в «цветную» машину (гаишную), а в ничем не приметную.

...Особо заядлым, можно сказать, фанатичным охотником был член Политбюро, Секретарь ЦК КПСС Борис Николаевич Пономарев. В ЦК он отвечал за связи с зарубежными Компартиями. Естественно, принимал участие во всех крымских встречах с их лидерами. Располагался всегда на госдаче № 8 в Мухалатке. Заканчивались встречи, и мы уже знали: потребуется сопровождение от госдачи до Дубравы, нашего крымского аналога подмосковного Завидово, заповедно-охотничьего рая для высших лиц государства.

У нас тоже было чем похвастать. Стада оленей на плато Ай-Петри по 100-150 особей, внушительное количество круторогих красавцев-муфлонов (горный баран), зайцы, косули. Ниже Дубравы — два озера. Одно из них с форелью, а другое с огромными количеством разной рыбы попроще. Гостевые домики, разделочный цех (представьте себе, был и такой!). Все для отдыха, охоты, рыбалки.

Ребята из КГБ и «девятки» (служба охраны) называли Пономарева «кормильцем». Замечу — без иронии. Потому что за одну охоту его трофеи (не без помощи сопровождающих) составляли не менее 12-15 кабанов, оленей и муфлонов. Естественно, после утренней разделки туш всем доставалось свежего мяса в приличном количестве. Еще те были завтраки. Пономарев же сам приходил в разделочный цех на рассвете, и ему демонстрировали головы убитых животных.

Как-то ночью, кроме крупной добычи, подстрелили под свет фар и пару зайцев. Одного в суматохе, при погрузке оленьих и кабаньих туш в машину потеряли. Представьте себе, утром узнав, что заяц один, Пономарев уверено заявил безо всякой улыбки: «Значит, съели!»

Расфасованное и предварительно охлажденное мясо диких животных везли в Симферополь и отправляли в Москву специальным авиарейсом… Там тоже был особый цех, где изготавливали из этого мяса колбасы и другие деликатесы для членов Политбюро и их семей. Часть свежатинки развозилась семье Пономарева и его родственникам. Добытчик!

Что это было? Жадность, азарт? Трудно сказать. Например, Брежнев более одного-двух кабанов не убивал. Стрелок был отменный, да и водитель тоже. В годы его правления немцы ему стали дарить «Мерседесы», и он пересел на них с «Чаек».

Но вернемся к Борису Николаевичу Пономареву. С ним приключилось невероятная история. Известно, в каком идеальном техническом состоянии содержался южнобережный автопарк машин для членов Политбюро и других высших руководителей. Но… И на старуху бывает проруха. Однажды в конце лета после окончания очередной крымской встречи коммунистических лидеров Понамарев тут же засобирался на охоту. Сопровождаем. Впереди «цветная» машина, за ней в обычной «Волге» мы с Геннадием Патиком, следом «Чайка» с Секретарем ЦК, его охранником и сотрудником госбезопасности.

Все, как обычно. Поднимаемся до Красного камня, проезжаем еще несколько сот метров до плато. И вдруг в зеркале заднего вида видим облако дыма! «Чайки» вообще не видно. Караул. Выбегаем. Из дыма показывается небольшая, шустрая фигурка Пономарева. Он, семеня, бежит задом наперед, прижав к груди папку с документами. Тогда было не смешно…

Оказалось, пробило прокладку маслонасоса. Масло из него попало на выхлопную трубу. «Хозяин» (так назвали высокопоставленных лиц) со своими сопровождающими пересел в нашу машину, и мы двинулись дальше… Во время охоты Пономарев «оттаял», оправился от перенесенного испуга.

Были потом какие-то разбирательства, но нашей службы они не касались.

Валерий Туров, "Ялтинский курьер"


Ссылки по теме: