11 июня 2015 г.

Дом доктора Елпатьевского в Ялте

Сергей Елпатьевский
Крым всегда был любимым местом для творческой интеллигенции, соперничая с курортами Лазурного берега Франции. Поэты и писатели, актеры и музыканты, юристы и врачи любили отдыхать или жить в Крыму, особенно в Ялте. И среди них был Сергей Яковлевич Елпатьевский. Имя врача, революционера и писателя Сергея Елпатьевского в Крыму когда-то было хорошо известно, но в последние годы почти забылось. Он долгие годы жил в Ялте, вместе с Чеховым принимал участие в открытии пансиона «Яузлар» для неимущих туберкулезных больных. Этой тяжелой болезнью страдали многие люди в те годы, в том числе и сам Елпатьевский.

Писатель родился в семье священника, учился в духовном училище и семинарии. Потом, неожиданно для семьи, поступил на медицинский факультет Московского университета, активно участвовал в студенческом движении, примкнул к «Народной воле». Служил земским врачом. За революционную деятельность был сослан в Сибирь. Ссылка оказалась тяжелым испытанием для молодого человека — лишение прежних связей и привычек, суровый климат, болезни. Справиться с трудностями врачу помогла литература. Писатель Короленко, который отбывал ссылку там же, посоветовал вести записи, которые потом превратились в рассказы и очерки о Сибири. Доктор лечил там больных, боролся с эпидемиями.

В конце века доктор приезжает в Крым и остается жить с семьей в Ялте. Продолжает заниматься врачебной практикой, политикой, пишет книги. Редактирует литературные и медицинские журналы.

Дом Сергея Елпатьевского в Ялте
Северный фасад дома Сергея Елпатьевского в Ялте

В Ялте Елпатьевский подружился с Чеховым. Почти одновременно они начали строить свои дома: Антон Павлович «Белую дачу» в Ялте, которую Елпатьевский за небольшие размеры в шутку называл «дырой», а Сергей Яковлевич — высоко на холме Дарсан большой трехэтажный дом, который Чехов шутливо называл «Вологодской губернией». Максим Горький тоже поражался: «Какой домище строит Елпатий!». Однако, скоро этот огромный дом превратился в центр культурной жизни Ялты, в нем часто жили Бунин, Куприн, Горький, Андреев, Цветаевы и многие другие — весь цвет творческой интеллигенции. Доктор специализировался на легочных заболеваниях, лечил Чехова, Толстого, Горького, Михайловского и многих других, а также чахоточных ялтинских бедняков.

Дом Елпатьевского в Ялте
Южный фасад дома Сергея Елпатьевского в Ялте

Вид на церковь с холма Дарсан
Вид с холма Дарсан

Читайте также: Лев Толстой воевал в Севастополе

Писатель оставил замечательные воспоминания о встречах с Толстым и Чеховым. По свидетельству биографов, три страницы воспоминаний Елпатьевского о Чехове по своей образности, глубине и правдивости превосходят несколько томов всего, что написано его другими современниками.

Как врач, он писал в книге воспоминаний, что Южный берег Крыма, и прежде всего, Ялта, «поразили меня своей красотой — строгой линией гор, великолепными сосновыми и буковыми лесами и даже гневом строгого Черного моря. Но еще больше, чем красотой, захватила меня (Ялта) туберкулезными больными. Надежды отдаться целиком литературе скоро рассеялись, я весь ушел в лечение больных».

За свою революционную деятельность Елпатьевский год был в заключении в Петропавловской крепости. После этого градоначальник Ялты запретил писателю жить в городе. «Постоянного угла не было, — вспоминал Елпатьевский, — в Ялту, на Южный берег, пока там царствовал Думбадзе, мне дороги не было, и я кочевал по Крыму, то в Севастополе, то в Симферополе, в Феодосии, в дешевых местах, как Балаклава, Коктебель, Отузы». Итогом этих странствий стали прекрасные «Крымские очерки». Книги его давно стали библиографической редкостью. Вот как он пишет о Генуэзской крепости в Судаке:
Она хороша в знойный день, когда темная, угрюмая скала поднимается из недвижимого бело-молочного моря и вырисовываются на синем небе ее башни, зубцы стен; но особенно хороша ночью, когда сквозь набегающие облака льется тихий, смутный свет луны и белая, мертвая дымка окутывает тлен и разрушение.
За собором Александра Невского начинается подъем на холм Дарсан. Прямо пошла улица Войкова, направо улица Леси Украинки, бывшая Дарсановская.

Улица Леси Украинки в Ялте
Улица Леси Украинки (Дарсановская) в Ялте

На перекрестке большое здание гимназии имени Чехова, где Антон Павлович был членом попечительского совета, о чем говорит мемориальная доска.

Гимназия Чехова в Ялте
Гимназия имени Чехова в Ялте

Красивые старинные разноэтажные дома на склонах холма увиты диким виноградом и цветущей глицинией. Улица взбирается на холм, часто резко извивается. Дальше дом с мемориальной табличкой, где жила украинская писательница Леся Украинка с мужем, когда они лечились в Ялте и в честь которой названа улица.

Дом в Ялте, где жила Леся Украинка
Дом, где жила Леся Украинка

Несколько раз улицу пересекает канатная дорога, идущая к вершине холма. Улица застроена хаотично, найти нужный номер трудно, четные и нечетные дома встречаются на обеих сторонах.

Канатная дорога в Ялте
Канатная дорога на Дарсан

Дом Елпатьевского в Крыму
Плодоносящая олива
Вот и дом № 12, на углу с улицей Войкова, которая покрутившись, замкнула круг. Здание и в самом деле огромное, квадратной формы. С южной стороны дом трехэтажный, с северной — двухэтажный. «Срединный» балкон, где доктор принимал своих гостей. Здесь они медленно попивали токмаковский гренаж, говорили о литературе, спорили о политике, любовались на море и город. Сейчас балкон застеклен, появились другие признаки современного комфорта — стеклопакеты, антенны, кондиционеры. Во дворе сохранились вековые деревья, кедры, кипарисы и плодоносящее оливковое дерево. Здание обветшало. Сейчас здесь многоквартирный жилой дом. И нет даже мемориальной доски, а врач и писатель много хорошего сделал для Ялты и ее жителей, чтобы о нем помнили потомки. На восточной стороне дома, выходящей на улицу, висят цветы. Как раз хорошее место для памятной доски, но и здесь ее нет.

Дом Елпатьевского в Ялте
Восточная стена дома Елпатьевского

Встретившиеся местные жители не знают историю здания, кто жил здесь, какие люди бывали в доме. А ведь несколько поколений назад, в начале века, местные жители гордились знакомством с известным доктором, кланялись при встрече с ним, рассказывали о нем своим детям и знакомым.

В двадцатых годах Елпатьевский уехал в Москву, а свой дом передал под пансионат для неимущих больных туберкулезом. Работал врачом Кремлевской поликлиники, лечил Ленина. На его памятнике на Новодевичьем кладбище надпись: «Елпатьевский. Писатель-народник, врач-общественник», а также слова из его книги «Близкие тени»: «Я был счастлив показать людям то великое и прекрасное, что жило с нами».

Анна Капустина, (keldocta@meta.ua)

Читайте также: