27 октября 2010 г.

Белая дача Чехова в Ялте

Под таким названием Ялтинский дом-музей великого русского писателя Антона Чехова знают во всём мире.

Белая дача Чехова в Ялте

Здесь Антон Павлович поселился с матерью Евгенией Яковлевной и сестрой Марией Павловной в сентябре 1899 года и жил до 1 мая 1904 года.

«Красиво несимметричная», как назвал её Александр Куприн, Белая дача стала украшением Ялты. Здесь Чехов написал свои бессмертные произведения «Вишнёвый сад», «Три сестры», «Дама с собачкой», «Архиерей», «В овраге», подготовил первое полное собрание сочинений. В ялтинском доме побывали многие выдающиеся деятели русской культуры, среди которых писатели А. Куприн, И. Бунин, Д. Мамин-Сибиряк, С. Елпатьевский, композитор С. Рахманинов, художники И. Левитан, В. Васнецов.

В этом доме 57 лет жила сестра писателя Мария Павловна, основательница и хранительница музея, благодаря которой в 1921 году чеховский дом был объявлен государственным музеем.

Его фонды насчитывают более двадцати пяти тысяч единиц хранения: автографы писателя, прижизненные издания его произведений, фотографии, личные вещи писателя и членов его семьи.

Константин Паустовский написал в книге отзывов Чеховского музея:
Есть четыре места в России, которые полны огромной лирической силы и овеяны подлинной народной любовью, — дом Чехова в Ялте, дом Толстого в Ясной Поляне, могила Пушкина в Святых горах и могила Лермонтова в Тарханах. В этих местах наше сердце, наши надежды; в них как бы сосредоточена вся прелесть жизни.

Посещение исторического места заставляет сделать горький вывод: мы — потомки неблагодарные. Не первый год в мемориальном доме протекает крыша. Поэтому в кабинете и спальне писателя на втором этаже мебель сдвинута в единственные сухие, не заплесневевшие углы. В знаменитой нише, где висел левитановский подлинник «Река Истра», — следы от стекавшей по стенам воды.

Экспонаты, к счастью, не пострадали. Страдают только те, кто видит всё это.

Городские старожилы свидетельствуют, что в таком плачевном состоянии дом не был никогда, за все сто семь лет существования.

Причин нынешнего плачевного состояния чеховского дома много. К сожалению, молодой московский архитектор Лев Шаповалов строил дачу писателя явно не на века, поэтому фундамент заложил не такой прочный, как требовалось, а часть стен возвёл из мягкого местного материала. Не знал он и о том, что возводит дом на «языке» оползня, который рано или поздно сдвинется и повлечёт строение за собой. Лишь после землетрясения 1927 года силой в семь-девять баллов опасность стала очевидной: через кабинет писателя по линии асимметрии — между двухэтажной и одноэтажной половинами дома — пошёл разлом. Сумевшая сберечь дом в страшные годы гражданского противостояния самоотверженная хранительница рукотворной памяти о брате Мария Павловна справилась с последствиями землетрясения, нанятые ею мастера укрепили стены металлическими бандажами по всему периметру второго этажа. Провидение сохранило дом в годы фашистской оккупации, хотя он и пострадал во время бомбёжки в 1944 году.

Были проблемы в 20-е, 30-е, 50-е, годы прошлого века, при жизни Марии Павловны, но текущий ремонт поддерживал нормальное состояние постройки.

После того, как рухнула старая система общественного устройства, всё в нашей жизни изменилось. На территории «незалежной» Украины слово «русский» стало почти ругательным. Со всеми вытекающими последствиями. Увлечённому до нездорового азарта разборками по дележу власти Киеву не до Чехова. Если бы не помощь России, мы стали бы свидетелями исчезновения Ялтинского театра имени Чехова. И это был бы позор на весь мир. Спохватилась общественность, озаботился президент России, нашли общими усилиями доброго человека в Москве, вложившего немалые средства в достояние республики и всея Украины.

«Дядьки» киевские, московские, крымские, ялтинские, ау!

С миру по нитке — и спасёте Белую дачу себе во славу, народу на радость.

Думаете, я первая с такими воплями-воззваниями? Думаете, коллектив равнодушно наблюдал и наблюдает за происходящим? Не раз обращались в разные инстанции. Его поддерживают неравнодушные просвещённые ялтинцы, с тоской наблюдающие за улетающими в небо тысячами во время ежегодных фестивалей фейерверков и прочих увеселений публики вроде конкурсов любителей пива. Меценаты сочли более важным сооружение композиции на набережной с весьма вольным изображением Чехова и акцентом на монстроподобной даме с собачкой, ни внешне, а уж тем более по сути даже отдалённо не напоминающей чеховскую героиню. Да, ещё деньги находятся на памятники юмористам, вернее, их характерным аксессуарам: портфелю Жванецкого, жилетке Арканова и трубке Ширвиндта. Что следующее? То ли уши «кроликов» Данильца и Моисеенко, то ли носки Арлазорова. Такая вот «украшательская» аллея аккурат напротив Театра имени Чехова. Прорва вкуса и бесполезных вложений.

А тем временем и не где-то, а в Ялте, бывшей красавице, с набережной которой открывалась в чеховские времена величественная панорама гор и морского простора, воздух был напоён ароматами горного разнотравья, водорослей и рыбы... Нет, и сегодня можно при большом желании отыскать островки былой красоты между взметнувшимися местными небоскрёбами — элитными многоэтажками, кабаками-забегаловками и ресторанами, палатками с попкорном и китайско-индийским ширпотребом. Нувориши не торопятся в культуру свои кровные вкладывать, у них «бизнес». Даже если и слышали о том, что рушится чеховский дом, значения никакого этому известию не придали — «что им Гекуба, что они Гекубе?».

Справедливости ради надо сказать, что прошлой осенью нашлись-таки спонсоры, затратившие на поддержку музея более трёхсот тысяч гривен. А в конце прошлого года из бюджета Крыма музей получил на замену пожарной сигнализации 36,1 тыс. гривен.

Это второй положительный момент. Первый зафиксирован осенью 2006 года после посещения музея председателем Совета Федерации Госдумы России Сергеем Мироновым, который был просто шокирован его состоянием. Вернувшись в Москву, он направил 30 тысяч долларов на самые насущные нужды. Пока деньги шли, цены так скакнули, что хватило лишь на капитальный ремонт электропроводки, охранной сигнализации и оформление охранных договоров.

А последний капитальный ремонт Белой дачи сделан почти тридцать лет назад, ещё в те времена, когда музей был под эгидой Государственной библиотеки имени Ленина — в 1974–1980 годах.

Теплоснабжение надо менять кардинально и незамедлительно. А главное — провести противооползневые работы. Сколько на это уйдёт, пока ещё никто сказать не может.

Городским властям нет дела до того, что исторический памятник оказался в кольце дачной застройки, которая нарушает дренажную систему, сделанную ещё в 50-е.

— Ждём в этом году выделения средств из государственного бюджета, — говорит директор музея Алла Головачёва. — Крымское Министерство культуры и искусств подало документы в Министерстве финансов Украины на получение субвенции.

Мемориальный чеховский дом до сих пор отапливается только электроприборами, крыша продолжает протекать.

Что уж об экологии говорить в таких условиях? Приходится спасать знаменитый чеховский сад, которому в будущем году исполнится сто десять лет. Чтобы спасти остатки былой роскоши, которой так гордился писатель, по инициативе директора музея российский журнал «Вестник садовода» осуществляет благотворительную программу, в которой принимают участие коллекционеры ближнего и дальнего зарубежья.

Не мешало бы вспомнить государственным мужам, что Чехов — писатель не только русский. Об этом ярко рассказывает экспозиция «Чехов и Украина» на даче Омюр. И всяк сюда входящий узнаёт, что в жилах русского писателя течёт и украинская кровь — Ефросиньи Шимко, бабушки по линии матери. В детстве Антон Павлович хорошо говорил по-украински. Так что можно, как раньше принято было, пафосно воскликнуть: «Он — сын русского и украинского народов».

Доктор Чехов, как и писатель Антоша Чехонте, не делил своих пациентов на русских и украинцев. Он работал для тех и для других, для всех земляков. Бедных пациентов Чехов принимал бесплатно. Жертвовал на общественно важные дела из семейных неприкосновенных запасов. В спасённой им школе в Мухалатке учились русские, украинские, татарские, греческие дети. В музее хранится подаренная ими благодетелю групповая фотография. По завещанию писателя часть его денег была передана на нужды народного образования Таганрогскому городскому управлению образования. Так Чехов отблагодарил за деньги, выданные ему для учёбы в Москве.

Дав конкретные распоряжения, Антон Павлович в письме-завещании сестре, датированном 3 августа 1901 года, написал: «Помогай бедным». Он не был богачом. Он был интеллигентом. До мозга костей, что называется. Он ушёл из жизни, не оставшись ни у кого и ни перед кем в долгу. Не пора ли вернуть долг ему?

Людмила Обуховская, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: