26 февраля 2012 г.

Как известный писатель Гарин-Михайловский строил железную дорогу на Южном берегу Крыма

Писатель Гарин-Михайловский
20 февраля исполнилось 160 лет со дня рождения русского писателя Николая Гарина-Михайловского. И как ни хороши его повести («Детство Темы», «Гимназисты», «Студенты»), все же опасаемся, что читали их немногие. Зато многие ездили по прекрасной дороге, которая появилась на Южном берегу Крыма благодаря этому человеку. Ведь Гарин-Михайловский был не только талантливым писателем, но и высококвалифицированным инженером-строителем.

В конце XIX века Крым, и прежде всего его Южный берег, стал активно развиваться как курорт. И именно в то время появилась идея проложить прямо вдоль Южного берега железную дорогу. Это раз и навсегда решило бы проблему, с которой неизменно сталкивались все тогдашние курортники, — к месту отдыха было трудно добраться. Так что замысел построить железную дорогу был принят местной общественностью на ура и породил множество планов и проектов. В конце концов в 1902 году была назначена государственная межведомственная комиссия для решения вопроса о дороге. Комиссия постановила, что дорога должна быть электрической, иметь узкую колею и обслуживать по возможности все побережье. Кроме того, предполагалось, что это будет самая лучшая и самая передовая на начало XX века железная дорога на электрической тяге. Проектно-изыскательские работы было поручено возглавить Николаю Гарину-Михайловскому — автору множества проектов железных дорог по всей России. В течение восьми месяцев экспедиция, возглавляемая им, проводила изыскания по направлениям: Симферополь — Алушта — Ялта, Симферополь — Бахчисарай — Ялта, Симферополь — Ялта — Севастополь. Экспедиция проделала колоссальную работу: провела детальную съемку всех древних вьючных дорог, тщательное изучение скальных массивов, каменных хаосов и в итоге составила 84 (!) варианта трассы, а по 22-м из них провела технико-экономические расчеты.

Некоторые богатые хозяева южнобережных имений пытались подкупить изыскателей, чтобы варианты дороги шли подальше от их земель, другие — наоборот, чтобы проходили поближе. Но на все эти предложения Гарин-Михайловский отвечал одно: дорога пройдет там, где проложить ее будет наиболее целесообразно и где строительство потребует наименьших затрат. Такая позиция многим казалась глупостью и чудачеством (коррупция процветала и сто лет назад), однако таким уж Гарин-Михайловский был человеком. В Крыму он прожил не больше года (штаб экспедиции располагался в селении Кастрополь, расположенном к востоку от Фороса), но открыл для детей сотрудников своей экспедиции детский сад и ясли. Впервые в России на изыскательских работах у него трудилась женщина-инженер. Куприн, не раз гостивший у Гарина-Михайловского в Кастрополе, вспоминал: «Среди младших товарищей Михайловского была одна барышня с дипломом инженера. Она была, кажется, первой женщиной в России, исполнявшей инженерные работы. И была очень мила, застенчива, трудолюбива, носила широкие шаровары, но работа в горах, на солнечном припеке давалась ей с трудом. Надо сказать — дело прошлое — инженеры порядочно-таки травили как ее, так и вообще женский труд — и травили не всегда добродушно. И я часто бывал свидетелем, как Николай Георгиевич умел мягко, но настойчиво прекращать эти шутки, когда замечал, что они причиняют боль этой барышне».

В ноябре 1903 г. изыскания закончились. Намечалось уже в 1904-м начать строительство Южнобережной железной дороги. Предполагалось строить вокзалы в генуэзском и греческом стилях, фрески на их стенах должны были изображать прекрасные виды Крыма. Сам Гарин-Михайловский мечтал «украсить путь своей железной дороги гротами, замками, башнями, постройками в мавританском стиле, арками и водопадами». Он часто повторял полушутя-полусерьезно, что эта железная дорога будет для него лучшим памятником и что лишь два дела своей жизни он непременно хотел бы выполнить до конца: электрический путь по Крыму и повесть «Инженеры». Но эти мечты не сбылись. Прокладка дороги была сорвана начавшейся Русско-японской войной, а повесть не закончена из-за смерти писателя — Гарин-Михайловский умер в 1906 году от паралича сердца.

В 1913 году правительственная комиссия рассмотрела очередной проект Южнобережной железной дороги, использовавший также и разработки Гарина-Михайловского, и одобрила его. Акционерному обществу крымских железных дорог предоставлялась правительственная субсидия. Несмотря на Первую мировую войну, были все надежды на то, что строительство начнется и будет завершено: правительство предполагало использовать Южный берег как санаторий для раненых, а для этого была нужна железная дорога. Но события 1917-го прервали работы.

В 1926 году группа советских инженеров провела новые изыскания, и к весне 1927-го был готов проект электрической железной дороги нормальной колеи, однако землетрясение 1927 года заставило отказаться и от этого проекта.

Байдарские ворота
Вплоть до середины XIX века на западном Южнобережье дорог практически не было — только тропы. Первая настоящая дорога, появившаяся здесь, — это так называемая старая севастопольская дорога. В честь окончания ее строительства в 1848 году был сооружен античный портик «Байдарские ворота». Новая севастопольская дорога, построенная по разработкам Гарина-Михайловского, проходит ниже старой

Только в 1960-х годах по маршруту, большей частью проложенному Гариным-Михайловским для железной дороги, было построено автомобильное шоссе Севастополь — Ялта, открытое для движения в августе 1972 года. На 33-м километре трассы, на скальном выступе горы Ласпи, была установлена мемориальная плита с барельефом Гарина-Михайловского. Надпись на плите гласит:
При строительстве автомобильной дороги через Ласпинский перевал использовались изыскания, которые в 1903–1904 гг. осуществил Н. Г. Гарин-Михайловский, инженер-строитель, известный русский писатель.
Мемориальная плита Гарина-Михайловского

Татьяна Шевченко, «События»

Читайте также: