4 апреля 2011 г.

Дом доктора Левина в Симферополе

Мимо этого здания на улице Розы Люксембург (Александра Невского) человек, интересующийся архитектурой или просто неравнодушный к красоте, вряд ли пройдет, не обратив внимания. В его облике чувствуются необыкновенная логичность и цельность в сочетании с оригинальностью, что красноречиво свидетельствует о том, что создатель проекта дома был личностью как минимум неординарной.

Дом доктора Левина в Симферополе

Краснов? Похоже... Большинство исследователей старого Симферополя полагают: архитектурный проект дома принадлежит Николаю Краснову, создавшему такие шедевры, как «Дюльбер», виллу «Ксения», имение Харакс и, конечно, Ливадийский дворец. Уверены они в этом процентов на девяносто пять.

Оставил Николай Петрович свой след и в «губернском городе С.». Именно Краснов завершил в Симферополе строительство банка Общества взаимного кредита.

Назвать стиль дома английским или русским модерном категорично нельзя — скорее, это сочетание стилей, компромисс между проектом архитектора и желанием заказчика. Даже беглого взгляда достаточно, чтобы понять: здание возводилось не для демонстрации роскоши или оригинальности. Оно строилось для хозяина, для его семьи, их комфортной и спокойной жизни. Терраса на втором этаже, фонтанчик во внутреннем дворике в тенистой сени деревьев — все это располагает к отдыху, спокойствию, созерцательности.

Но есть у этого дома и своя, как сегодня сказали бы, «фишка», встречающая посетителей прямо у входа. Это вырезанный на двери стрельчатый стебель, венчаемый полураспустившимся бутоном, — излюбленный орнамент стиля модерн.

Архитекторы утверждают: какая-либо значимая деталь в разных вариантах должна повторяться в декоре здания как минимум трижды. Но в нашем случае повторов даже больше: рисунок на двери повторяет кованый светильник-бутон у входа, внутренние светильники. А стрельчатый стебель дублирует форма арочных окон второго этажа.

Увы, не все убранство дома сохранилось до наших дней. Впрочем, лучше об этом расскажет любезно согласившийся стать нашим гидом Вячеслав Пересунько, директор Крымского республиканского центра учета недвижимого имущества Фонда имущества АРК. Именно на балансе этой организации находится здание.

Дом доктора Левина в Симферополе
— Входная дверь и решетчатая ограда сохранились в первозданном виде, — поясняет Вячеслав Петрович. — Увы, не дожили до наших дней орнамент на анфиладе входных арок и цветной витраж, придававший парадность основной лестнице.

Небольшая подробность: орнамент и витраж тоже повторяли цветочный орнамент, придавая интерьеру стройность и единство. Но, гвоздем, логическим центром архитектурной композиции дома, несомненно, была лестница необычной формы и изгиба, взмывающая ввысь плавной летящей кривой.

Та лестница была деревянной и до наших дней тоже не дожила. Однако новая конструкция, хоть и металлическая, полностью повторяет форму своей предшественницы.

Есть у необычного дома еще одна загадка — имя его хозяина. Долгие годы владельцем дома считали доктора медицины Самуила Михайловича Левина, известного симферопольского врача и активного пропагандиста электро-, свето- и водолечения. Именно он в 1900 году открыл в городе первую в Крыму электро-свето-водолечебницу в специальном здании с выходом на улицу Долгоруковскую (ныне — Карла Либкнехта). О популярности лечебницы красноречиво свидетельствует то, что уже в 1902 году доктор Левин подал прошение о ее расширении и уже через четыре дня получил на это разрешение.

В рекламе, помещенной в «Справочной книге на 1911 г. по г. Симферополю», сообщалось:
Симферополь, против Собора, собственный дом, электро-свето-водолечебница доктора медицины С. М. Левина. С постоянными кроватями. Для нервных, внутренних и женских больных. Открыта круглосуточно. Обтирания, обертывания. Души Шарко и Винтерница. Ванны — обыкновенныя, соляныя, рапныя, углекислыя, серныя и другие минеральныя и лекарственныя. Ванны электросветовыя, суховоздушныя, глиняныя и солнечныя (с компрессами грязей). Электризация, гальваническия и фарадейския ванны черырехклеточныя, неврологический массаж... врачебная гимнастика. Летом открыто особое отделение для ванн и гигиенические души (для здоровых). Вода из городского водопровода. Электрическое освещение. Полный пансион с лечением от 100 рублей в месяц. Проспект и брошура бесплатно.
— Учитывая заслуги Левина, городская дума выделила доктору земельный участок для будущего дома, — рассказывает Вячеслав Пересунько. — Это зафиксировано в государственных актах. Известна и точная дата окончания строительства — 1908 год.

Примечательно, что в июне 1984 года решением Крымского облисполкома № 284 здание было поставлено на государственный учет как памятник архитектуры (под № 60) именно как дом, некогда принадлежавший доктору Левину. Однако не все исследователи разделяют эту версию. Уже не раз упоминался еще один предполагаемый владелец — присяжный поверенный Гиммельфарб.

Очень возможно, что в пользу версии о владельце-докторе сыграла судьба необычного дома после революции, так или иначе связанная с медициной. В начале 1918-го здесь расположился госпиталь 208-го сводного эвакуационного пункта. После национализации 20-х дом снова приспосабливали под различные лечебные учреждения: госпиталь сменила больница, потом — гастроэнтерологическое отделение и даже кафедра мединститута. На этом медицинское бытие здания завершилось. После здесь располагался архив, потом дом передали Крымскому областному управлению бытового обслуживания.

Увы, шедевр в стиле модерн едва не постигла судьба печально известного Калабуховского дома, где проживал герой «Собачьего сердца» профессор Преображенский.

— Многие годы здание не эксплуатировалось и поэтому подверглось страшному разрушению, — продолжает рассказ Вячеслав Пересунько. — До нас (мы приняли дом в июле 2001 года) здесь находилась одна из коммерческих структур. Пришлось затратить немало усилий и средств, чтобы привести дом в пристойный вид и сохранить то, что еще можно сохранить. Полностью был отреставрирован фасад, заменены коммуникации. В старой части дома мы постарались все сохранить в первозданном виде — отреставрировали, подчистили, законсервировали. Воссоздали во всех комнатах второго этажа панели из мореного дуба. В общей сложности на реставрационные работы и ремонт ушел почти год. К сожалению, не сохранился ни один из пяти печей-каминов: последний умыкнули наши предшественники — остались лишь закладные ниши и яма в полу, где, видимо, стояло основание.

Сегодня в здании располагаются три организации: Крымское отделение Института востоковедения Национальной академии наук Украины, Крымское отделение Украинской фондовой биржи и вышеупомянутый Крымский республиканский центр учета недвижимого имущества. Все они внесли свою лепту в ремонт и реставрацию дома, собираются делать это и в дальнейшем.

— Кстати, когда мы сюда пришли, выяснился любопытный факт. На госучет здание поставить-то поставили, а вот обязательного в таких случаях охранного договора не было, — замечает Вячеслав Петрович. — Заключили мы его с Комитетом по охране памятников и культурного наследия АРК только в июле 2004 года. Теперь дом этот находится в оперативном управлении у нас, а принадлежит Автономной Республике Крым. Это радует. Увы, то, что передавалось в госсобственность (к примеру, Юсуповский дворец), Крым, похоже, потерял безвозвратно...

Завершая разговор, я спросила моего собеседника: возможно ли, чтобы дом-красавец в стиле модерн обрел первозданный вид?

— Не думаю, — охладил мой пыл Вячеслав Пересунько. — Сегодня это процесс сложный, дорогостоящий и вряд ли оправданный. Вместо того, чтобы практически на глаз воссоздавать очередной новодел, не располагая точными планами подлинного здания, лучше просто сохранить то, что мы имеем сейчас.

А вот для историков-краеведов дом на Розы Люксембург — настоящий кладезь для исследований. И очень возможно, что скоро мы узнаем имя настоящего хозяина дома, а также получим стопроцентное подтверждение того, что его создатель — гордость русской архитектурной школы Николай Краснов.

Марина Гусарова, «Крымское Время»

Читайте также: