25 апреля 2011 г.

Лев Толстой воевал в Севастополе

Лев Толстой
В одном из «Севастопольских рассказов» — «Севастополь в декабре месяце» Лев Толстой так оценил события Крымской войны 1853–1855 гг.:
Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастополя, которой героем был народ русский.
Толстой был свидетелем и участником этой эпопеи Севастополя.


На военную службу Толстой поступил на Кавказе, когда гостил у своего старшего брата Николая, который был офицером-артиллеристом в Кавказских войсках. В феврале 1852 года он выдержал экзамен на звание юнкера и был зачислен на правах вольноопределяющегося фейерверкером (унтер-офицерский чин) 4-го класса в 4-ю батарею 20-й артиллерийской бригады. В конце 1853 года Толстой обратился к генералу М. Д. Горчакову, который приходился ему дальним родственником, с просьбой о переводе его в действующую армию на Дунай, и вскоре был переведен туда.

После высадки неприятеля в Крыму Лев Николаевич, как истинный патриот, подал рапорт о переводе его в Севастополь. Он хотел испытать себя Севастополем, убедиться в своих собственных духовных силах.

Шел второй месяц героической обороны Севастополя, когда в осажденный город прибыл Лев Толстой 7 (19) ноября 1854 года. Он ехал в Крым через Одессу, Николаев, Херсон и Перекоп. Дороги были загружены войсками и обозами, тонувшие в непрозрачной грязи. Навстречу шли толпы пленных, тянулись телеги с ранеными, на подорожных станциях не хватало лошадей. С большим трудом удалось получить место в почтовой повозке. И вот, наконец, Толстой в Севастополе. Вспоминая о чувствах, владевших им в те минуты, писатель говорил в рассказе «Севастополь в декабре»:
Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе, не проникло в душу вашу чувство какого-то мужества, гордости и, чтоб кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах...
В Севастополе от наблюдательного взгляда писателя не скрылось «...странное смешение лагерной и городской жизни, красивого города и грязного бивуака». А люди, казалось, ничем не отличались от других русских людей. В них не было видно ни какого особенного энтузиазма и геройства, ни суетливости и растерянности. Каждый спокойно занимался своим делом.

10 (22) ноября 1854 года 26-летний подпоручик артиллерии Лев Толстой был назначен младшим офицером в 3-ю легкую батарею 14-й артиллерийской полевой бригады. Батарея в это время находилась в резерве и не принимала участия в боях. У Толстого появилось свободное время. Писатель появлялся во многих местах, где по службе не обязан был находиться, и со страстью художника впитывал новые для него впечатления. За несколько дней он сумел осмотреть весь город, побывать на бастионах и различных укреплениях, поговорить с рядовыми воинами и руководителями обороны. Свое мнение о Севастополе, моральном состоянии русских войск, их стойкости, историческом значении Севастопольской обороны Толстой изложил в письме брату Сергею Николаевичу в ноябре 1854 года:
Дух в войсках свыше всякого описания. Во времена древней Греции не было столько геройства. Мне не удалось ни одного раза быть в деле, но я благодарю Бога за то, что я видел этих людей и живу в это славное время.
Крымская война

15 (27) ноября 1854 года батарея, в которой служил Лев Николаевич, была отведена на тыловые позиции под Симферополь в татарскую деревню Эски-Орда (ныне Лозовое). Здесь Толстой находился около двух месяцев.

В 1855 году, вскоре после Нового года, Толстой был переведен из 3-й батареи 14-й артиллерийской бригады в 3-ю легкую батарею 11 бригады, которая стояла на Бельбекских позициях, недалеко от Севастополя. Лев Николаевич был разочарован своим переводом. Он рвался в бой, жаждал деятельности, искал применения своим силам и энергии, а оказался в тылу и в сражениях не участвовал.

Но Толстой часто бывал в Севастополе. Лев Николаевич виделся там со своими товарищами, ходил на передовые позиции, разговаривал с военнопленными и вообще был в курсе всех событий, происходивших в городе.

В одну из своих поездок в Севастополь, в ночь с 10 (22) на 11 (23) марта 1855 года, Толстой добровольно без разрешения начальства принял участие в ночной вылазке с Камчатского люнета под руководством генерала С. А. Хрулева.

Весной 1855 года, когда враг готовился к штурму и за 4-й бастион шли самые ожесточенные бои, сюда была переброшена 3-я легкая батарея 11-й артиллерийской бригады, в которой служил Толстой. Назначенный квартирмейстером, он приехал в Севастополь на 2 дня раньше своих сослуживцев. 1 (13) апреля 1855 года он встречал батарею, переправленную через Северную бухту, и хлопотал о ее размещении на новом месте — Язоновском редуте (укрепление левого фланга 4 бастиона). Это, по словам Толстого, была большая изрытая площадка, окруженная со всех сторон турами (корзинами с землей для устройства защитных насыпей), насыпями, погребами, землянками и платформами, на которых стояли чугунные орудия.

В трехстах шагах от Язоновского редута находилось самое страшное место — передовая 4-го бастиона. Здесь, на земляном валу, были установлены большие морские орудия. Вокруг них те же туры с землей, а перед ними — канатные заслоны, предохранявшие орудийную прислугу от вражеских пуль и осколков.

Толстой так описывает 4-й бастион:
Впереди себя на крутой горе видите какое-то черное, грязное пространство, изрытое канавами, и это-то впереди и есть 4-й бастион.
Подпоручик Л. Толстой дежурил на Язоновском редуте полтора месяца: с 1 (13) апреля по 14 (26) мая 1855 года, меняясь через четверо суток с другими офицерами батареи. Иногда из-за убыли офицеров приходилось стоять по две вахты подряд.

За нахождение во время бомбардирования на Язоновском редуте четвертого бастиона, хладнокровие и распорядительность действий против неприятеля он был награжден орденом св. Анны 4-й степени с подписью «За храбрость». Позднее он получил серебряную медаль «За защиту Севастополя» и бронзовую медаль «В память войны 1853–1856 гг.».

В условиях напряженной боевой жизни Толстой испытывал огромный душевный подъем, прилив сил и энергии. В перерывах между вахтами он работал над повестью «Юность» и писал первый севастопольский рассказ — «Севастополь в декабре месяце». Рассказ был напечатан в журнале «Современник» уже в июне 1855 года.

Вскоре вышли и два других севастопольских рассказа: «Севастополь в мае», «Севастополь в августе 1855 года». Рассказы имели необычайный успех у читателей. И сейчас нет, наверное, ни одного школьника, не читавшего их. Одна из причин популярности «Севастопольских рассказов» — правда, которая стала главным героем в произведениях великого Толстого.

Ольга Завгородняя

Читайте также: