5 августа 2008 г.

Военный «Артек»

Для каждого из нас «Артек» - это символ счастливого, ничем не омрачённого детства. Немало славных страниц в его летописи, но есть период, о котором нельзя говорить без волнения.

Военный «Артек» - как трудно совместить эти слова! Но именно это суровое время стало главной проверкой стойкости и мужества не только взрослых, но и детей. Ребята, которые получили путёвку в «Артек» в июне сорок первого года, не знали о том, что она станет самой длинной путёвкой в их жизни…

Артек, 1941 год

«Уже 22 июня «Артек» завалили телеграммы: от края до края страны заходились в волнении родительские сердца: что будет с ребятами? – вспоминает Марите Райстекайте, прибывшая в «Артек» 22 июня 1941 года. – С первых дней стали разъезжаться небольшие группы в сопровождении вожатых, работников лагеря по своим областям, городам, сёлам. Дольше всех жили у моря пионеры из Прибалтики, Белоруссии, Западной Украины, Молдавии. Им некуда было ехать и никто не приезжал за ними: на родной земле гремели бои…

Вот только тогда мы почувствовали, что случилось страшное».

6 июля 1941 года «Артек» в Крыму был закрыт и эвакуирован в Подмосковье, где находился в санатории «Мцыри», бывшем имении бабушки Лермонтова. Летом этого же года через Москву лагерь переезжает в Сталинград, сначала по Волге, а затем на берег Тихого Дона в опустевший Нижнее-Чирский дом отдыха.

Самой трудной была зима 1941-1942 годов. «Артек» зимовал в Сталинграде, в школе на Кронштадской улице. Это был прифронтовой город. И лагерь жил по законам военного времени. Много сделали артековцы для организации госпиталей: ходили по квартирам, собирали посуду, необходимые вещи, деньги, книги. Шли к раненым, писали под их диктовку письма или просто сидели на койках, разговаривали.

Линия фронта приближалась и было решено эвакуировать лагерь на Алтай в Белокуриху. Более двухсот артековцев проделали долгий военный путь из Крыма до Алтая. 11 сентября 1942 года лагерь прибыл в Белокуриху и находился здесь до января 1945 года.

«С их приездом село ожило, - вспоминает Е.В.Зырянова, жительница Белокурихи, в то далёкое время она была, как её называли, «командиром гужевого транспорта». – Они часто выступали перед жителями с концертами, которые пользовались неизменным успехом. Этих детей любили все, старались обогреть, подкормить, приласкать. Это были наши дети, дети войны…»

В эвакуированном «Артеке» были русские, евреи, эстонцы, латыши, литовцы, украинцы, немцы, казахи. «Общаясь между собой на одном языке, этот интернациональный детский коллектив сумел сохранить свои национальные ячейки, народные обычаи, создать в своей среде то, что мы называем взаимопроникновением культур. Чувство товарищества и интернациональной дружбы, начавшееся в суровые военные годы, мы пронесли через всю жизнь», - вспоминает Н.С.Храброва, вожатая «Артека» в годы войны, ныне журналистка.

Лагерь жил чётко организованной жизнью. Начальник Гурий Григорьевич Ястребов ясно видел и чётко сформулировал основные задачи в работе с детьми: укреплять здоровье ребят, воспитывать чувства интернациональной дружбы, товарищества и дисциплины. Готовить крепкую социалистическую смену. Труд стал основой всей воспитательной работы.

«Все ребята были объединены в рабочие бригады. Младшие работали в подсобном хозяйстве, старшие мальчики на лесозаготовках, на конном дворе. Старшие девочки были распределены на две бригады – одна работала на кухне, другая – в столовой. И к5акие же молодцы были и девочки и мальчики. Сейчас диву даёшься, как только они управлялись со всем, что им поручалось. Ни нытья, ни отлынивания», - писал в своих воспоминаниях начальник Алтайского «Артека» Г.Г.Ястребов.

Артековцами было заработано и перечислено в фонд Красной Армии 117 тысяч рублей.

Прошли годы, и вот снова вместе в Белокурихе те, кого приняла и обогрела она теплом своей заботы в военное лихолетье.

«Когда я получил письмо от членов поискового штаба «Артековец», - говорит Алексей Петрович Диброва, теперь директор школы на Полтавщине, - о предложении принять участие во встрече, которая будет проводиться в Белокурихе, то, откровенно говоря, не сразу поверил в её реальность. Но откликнулся – дал согласие. Трудно выразить то волнение, когда стало известно, что наша встреча состоится, встреча, к которой мы всей душой стремились все эти годы. Ведь «Артек» для нас – это не просто пионерский лагерь. Он вывел нас в люди, научил работать так, чтобы не было совестно смотреть людям в глаза, воспитал нас [] искренними во всём.

Любимец всего военного «Артека», Алёша Диброва посвятил свою жизнь воспитанию детей. Ещё когда лагерь находился в Сталинграде, вступил он в Комсомол, а в декабре 1943 года ушёл на фронт. Алексею Петровичу довелось принимать участие в боях за освобождение родных мест его друзей – артековцев из Прибалтики. После войны не изменил он своей мечты стать учителем. Этому в немалой степени способствовала жизнь в «Артеке», влияние педагогов и пионерских вожатых. И сейчас директор школы Алексей Петрович Деброва воспитывает в детях любовь к Родине, трудолюбие, интернационализм.

Среди тех, кто приехал на встречу в Белокуриху, рабочие и художники, медики, журналисты и учёные. Но больше всего педагогов.

«Я связала свою жизнь со школой и это решение приняла ещё в «Артеке», - рассказывает преподаватель из Минска Ирина Борисовна Мицкевич, - потому что именно там поняла: быть педагогом – большое счастье. Воспитывать детей так, как это умели делать наши пионервожатые – Нина Храброва и Тося Сидорова – такую цель поставила я перед собой. На педагогическом поприще работала в разных должностях, но принцип работы всегда оставался один: быть как можно ближе к детям, находить с ними контакт в любой ситуации, отдавать им все запасы своего ума и души.

С улыбкой вспоминает бывшая артековка Эттель Силларанд, как любила она рисовать. Все поздравительные открытки, которые ребята дарили друг другу к дню рождения, были делом её рук. Но желание писать оказалось сильнее: она стала журналисткой. Эттель Силларанд – автор десяти книг, в том числе и первой о военном «Артеке», которая называется «Самая длинная путёвка».

Волнующим моментом встречи стал митинг, посвящённый открытию мемориальной плиты в память о пребывании в Белокурихе Всесоюзного пионерского лагеря «Артек» в 1942-1945 годах.

Минутой молчания почтили присутствующие память погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Среди них был и Володя Дорохин, любимый пионервожатый артековцев. В 1943 году Смоленский райком партии принял его в члены партии, а вместе с ним вожатую Антонину Сидорову и кандидатом в члены партии – вожатую Нину Храброву.

Обе они участвовали в этой волнующей встрече.

Право открыть мемориальную плиту было предоставлено Иоланде Карловне Рами, артековке военных лет, Асе Ивановне Бахтияровой – жительнице города, которая вместе с другими приняла заботу о ребятах на свои руки, Антонине Сергеевне Сидоровой – пионервожатой «Артека», Петру Яковлевичу Ярыгину – председателю городского совета ветеранов, Наташе Тоболь – председателю совета дружины белокурихинской школы №1 и Ольге Рассказовой – председателю поискового штаба «Артековец».

Со строгими светлыми лицами стоят, вскинув руки в пионерском салюте, убелённые сединой артековцы военных лет рядом со своей звонкоголосой красногалстучной сменой. Это для безоблачного детства сегодняшних юных трудились они в своём – трудном, далёком, уходили на фронт.

Это для них, сегодняшних юных, приехали они сюда в Белокуриху, чтобы ещё раз, снова и снова повторить – да будет солнце на земле, да будет мир на всей планете! Это им, мальчишкам и девчёнкам восьмидесятых, прежде всего был адресован вечер, который подготовил оргкомитет встречи.

Артековцы, а их на встречу приехало около сорока человек, как сорок лет назад пели: «Артековец сегодня – артековец всегда!» И вместе с ними пел Женя Воловин, семиклассник белокурихинской средней школы №1, который в нынешнем году побывал в «Артеке».

Живы традиции, и верность им хранит юное поколение. Свидетельством тому стало открытие музея в школе №1, которое состоялось несколько дней спустя после этого памятного вечера. Богатый материал, собранный поисковым штабом «Артековец», под руководством Раисы Ивановны Бордниковой (сейчас она – директор Белокурихинского Дома пионеров), оформлен в интересную экспозицию. Десятки писем разослали ребята во все уголки нашей страны, разыскивая бывших артековцев, бережно собирая каждое свидетельство пребывания лагеря в Белокурихе. Штаб будет продолжать свой поиск, и школьный музей пополнится новыми материалами.

И. Ульянова, газета «Заря коммунизма»