22 августа 2013 г.

Чем мир обязан Крыму. Часть 3

Часть 2

Если бы не полуостров, СССР не покорил бы космос, а при переломах не использовали бы гипсовые повязки.


Крым из космоса

Во вселенную от нас


Нет, «бороздить просторы Вселенной» космические корабли, конечно, не отправляли с территории полуострова, но контакт с ними держали отсюда, да и космонавтов готовили у нас. А для начала будущий «отец космонавтики» Сергей Королёв окончательно влюбился в небо именно у нас в Крыму, в Коктебеле, на горе Узун-Сырт, или горе Клементьева. Впервые он приехал сюда в 1927 году на четвёртый слёт планеристов Советского Союза, а спустя тридцать с небольшим лет вернулся в Крым уже как создатель ракетно-космической техники. И именно Сергей Павлович выбрал на полуострове место для обучения будущих космонавтов приводнению при посадке.

Испытатель-космонавт приводнился

— Летом 1960 года на аэродроме «Кировское» приземлился самолёт «Ил-14». Зарулил на стоянку 4-й эскадрильи, встал рядом с «Ли-2», на котором я тогда был борттехником, — вспоминает Евгений Егоров, служивший в 986-м отдельном авиаполку спецназначения авиации ВМФ. — Вышла группа старших лейтенантов авиации сухопутных войск. Я спросил у бортмеханика «Илюши», кто прилетел. «Будущие покорители Космоса». Это были кандидаты в космонавты Юрий Гагарин, Григорий Нелюбов, Герман Титов, Алексей Леонов, Павел Попович, Андриян Николаев и другие. В эскадрилье был самолёт «Ил-12» (десантный вариант), рано утром в безветренную погоду к нему подъезжали будущие космонавты. Старший — заслуженный мастер спорта Николай Никитин, учивший их управлять телом во время свободного падения, приземляться и приводняться. Прыжки совершали на полигоне Чауда и на море.

А снаряжение и системы жизнеобеспечения перед полётом тогда испытывал на себе феодосиец Иван Юдин, почти тридцать лет проработавший испытателем в Феодосийском филиале Института имени Чкалова. Ивана Алексеевича не стало пять лет назад.

Впрочем, в Крыму космонавтов не только тренировали. Возле Евпатории был сооружён Центр дальней космической связи (ныне Национальный центр управления и испытаний космических средств). Отсюда 12 апреля 1961-го вели сопровождение космического корабля Юрия Гагарина, позднее — всех кораблей типа «Восток», «Восход» и «Союз». Отсюда управляли и первой в мире автоматической межпланетной станцией «Венера-1», отсюда в 1962 году земляне отправили соседям по Вселенной послание: «Мир. Ленин. СССР».

А в посёлке Школьном, что между Симферополем и Саками, в 1967 году испытывали луноход. Учёные, изучив снимки поверхности Луны, кстати, тоже полученные благодаря крымчанам — сотрудникам нашей астрофизической обсерватории в посёлке Научном под Бахчисараем и её филиала в Симеизе, предположили, что лунный грунт схож с земным камнем-ракушечником. И в Школьном, где камня этого хватало, обустроили спецполигон. Испытания прошли удачно, а в 1970 году из Школьного уже вели управление «Луноходом-1», передвигающимся по спутнику Земли.

Кстати, в Космосе побывали и крымчане. Дважды: уроженец села Ореховка Кировского района Василий Циблиев, проведя на орбите более 381 суток, и симферополец Олег Котов — более 359 суток. Сейчас готовится ко второму полёту и уроженец Балаклавы (Севастополь) Антон Шкаплеров, в первый раз он провёл на орбите более 165 суток. Крымчанин мог стать и первым космонавтом в СССР, но судьба так и не позволила уроженцу села Порфирьевка, что под Евпаторией, Григорию Нелюбову, получившему удостоверение космонавта ВВС № 3, покорить Вселенную.

Спасительная повязка


Это в наше время всё так просто: «поскользнулся, упал, очнулся — гипс». А ещё каких-то 160 лет даже простой перелом был приговором: либо долгое время носить неудобные и тяжёлые деревянные колодки, либо вовсе остаться без сломанной конечности. Хотя гипс — природный камень, образовавшийся в результате испарения древнего океана 110-200 миллионов лет назад, и его способность твердеть при соединении с водой были известны давно. Только использовали это лишь строители и скульпторы. По легенде, именно в мастерской своего друга-скульптора на гипс и обратил внимание врач Николай Пирогов. А через несколько дней отправился в осаждённый Севастополь — спасать героев первой обороны.

Именно в Севастополе во время Крымской войны в октябре 1854 года Николай Пирогов подумал, а почему не использовать материал скульптора в медицине? Созданные им гипсовые повязки для фиксации сломанных костей помогли многим раненым. Впрочем, только гипсом крымские новаторства Николая Ивановича не окончились. Благодаря ему и вдове младшего брата императора Николая I княгине Елене Павловне в армии появились сёстры милосердия «Крестовоздвиженской общины сестёр попечения», ухаживающие за ранеными и больными на поле битвы и в военных госпиталях. Уже в другие годы, во время других войн «сёстры облегчения», санинструкторы, медсёстры приходили на помощь солдатам. Вытаскивали раненых с поля боя, делали операции, писали за бойцов, потерявших руки и зрение, письма их родным, утешали, спасали. Инициатива княгини и хирурга оказалась очень нужной. Как и придуманная в Севастополе Николаем Пироговым сортировка раненых: от безнадёжных до тех, у кого достаточно извлечь «поверхностно сидящую пулю», и силы врачей были правильно распределены.

Пирогов осматривает Менделеева
Николай Пирогов осматривает Дмитрия Менделеева

Кстати, благодаря Крыму и Николаю Пирогову в мире появилась и периодическая система химических элементов. Дело в том, что создавший её в 1869 году Дмитрий Менделеев в 1855 году в Симферополе готовился... покинуть этот мир. Ещё в Санкт-Петербурге ему диагностировали последнюю степень чахотки из-за того, что время от времени у него горлом шла кровь. Придворный медик Здекауэр посоветовал ему срочно ехать в Крым, куда отправляли всех безнадёжных, и показаться оперировавшему там Пирогову. Менделеев, чтобы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей, устроился преподавать в Симферопольскую мужскую гимназию (ныне гимназия № 1), часто приходил в госпиталь, расположенный в здании дворянского собрания (ныне улица Горького, 10), где оперировал Николай Иванович, но отвлечь его от раненых долго не решался. Наконец, встреча состоялась в номере гостиницы «Золотой якорь» (нынешний сквер имени Дыбенко у площади Советской), где жил хирург. Чахотки у 21-летнего Менделеева Пирогов не нашёл, а кровотечения вызывал неопасный порок сердечного клапана. На прощание великий врач пообещал будущему великому химику, что тот переживёт и Пирогова, и того придворного лекаря, диагностировавшего парню чахотку.
Так в итоге и случилось. А успокоившийся и приободрённый Дмитрий Менделеев с благодарностью вспоминал встречу с Николаем Пироговым: «Вот это был врач! Насквозь человека видел».

Это лишь некоторые крымские события и люди, без которых мировая история развивалась бы иначе. А ведь есть ещё наука, искусство, медицина, авиация, телевидение... Впрочем, об этом в следующих «Крымских историях».

Часть 4

Наталья Пупкова, «Крымская Правда»