18 февраля 2017 г.

Первые гастроли мхатовцев прошли в Крыму

Московский Художественный театр, знаменитый МХТ, был основан в 1898 году. Первые два года успех театра был средним. Новая эпоха для МХТ началась с постановки «Чайки» Чехова. И с гастролей в Крыму, которые открылись 10 апреля 1900 года.

Чехов с артистами МХТ
А.П. Чехов с артистами МХТ

Гора идёт к Магомету


После успеха «Чайки» на сцене МХТ Чехов задумал создать для театра новую пьесу. В это время он жил в Ялте и оттуда писал мхатовцам:
Я благодарю небо, что, плывя по житейскому морю, я наконец попал на такой чудесный остров, как Художественный театр. …У меня к вам просьба, приезжайте весной на юг играть.
И они приехали.

«… Это была весна нашего театра. Мы ехали к Чехову в Крым. Мы сказали себе: «Антон Павлович не может приехать к нам, так как он болен, поэтому мы едем к нему, так как мы здоровы. Если Магомет не идет к горе, то гора идёт к Магомету», – вспоминал Станиславский. Это была первая в истории молодого театра гастрольная поездка. В Крыму их ждал не только Чехов – заинтригованы были все.

«Театральный сезон у нас начинается с таким шиком, как никогда не начинался. Публика наша расхватала все билеты и теперь сидит в приятном ожидании», – писал «Крымский вестник».

Первым городом, куда прибыла театральная труппа, стал Севастополь. Весна выдалась холодной, с моря дул ледяной ветер, в гостинице «Кист», где поселились мхатовцы, топили печи, но актёры все-таки мёрзли. В Севастополе мхатовцы встретили Пасху.

Читайте также: В севастопольской гостинице «Кист» останавливались Горький, Толстой, Украинка

«В полночь колокола звонили не так, как в Москве, пели тоже не так, а пасхи и куличи отзывались рахат-лукумом. …Зато прогулка около моря после разговения и утренний весенний воздух заставили нас забыть о севере. На рассвете было так хорошо, что мы пели цыганские песни и декламировали стихи под шум моря», – писал Станиславский. На следующий день, 10 апреля, в день премьеры в Севастополе «Дяди Вани», из Ялты приехал Чехов. Его встречали на Графской пристани. По воспоминаниям мхатовцев, писатель был «бледный и похудевший … сильно кашлял. У него были грустные, больные глаза, но он старался делать приветливую улыбку».

Гастроли начались просто-таки в боевых условиях: «В театре была стужа, так как он был весь в щелях и без отопления. Уборные согревали керосиновыми лампами, но ветер выдувал тепло». Однако зал был полон, и к концу спектакля актёров ждала овация. Похожая история была и с «Чайкой» – спектакль тоже шёл в ужасных условиях: «Ветер выл так, что у каждой кулисы стояло по мастеру, которые придерживали их, чтобы они не упали в публику от порывов ветра. Всё время слышались с моря тревожные свистки пароходов и крики сирены. Платье на нас шевелилось от ветра, который гулял по сцене». Но и «Чайка» имела громадный успех.

8 дней восторга


В Севастополе мхатовцы пробыли три дня, а затем отправились в Ялту. Путешествие выдалось непростым – плыли морем, поднялись сильные волны.

«… Тряхнуло нас так, что мы и до сих пор не забудем. Многие из нас ехали с жёнами, с детьми. Няньки, горничные, дети, декорации, бутафория – всё это перемешалось на палубе корабля. В Ялте толпа публики на пристани, цветы, парадные платья, на море вьюга, ветер – одним словом, полный хаос», – вспоминал Станиславский.

Но эти тяготы искупил успех спектаклей.

«Восторги публики буквально доходили до неистовства, на сцену со всех сторон бросали венки, цветы, а под конец – шапки и перчатки…» – писал «Крымский вестник». И этот восторг сопровождал выступления театра все 8 дней, что он выступал в Ялте.
22 апреля, накануне прощального спектакля, мхатовцы устроили литературный вечер в пользу нуждающихся больных. На последнем показе «Дяди Вани» все вызывали Чехова. И когда он появился перед зрителями, ему поднесли пальмовые ветви, перевязанные красной лентой с надписью: «Антону Павловичу Чехову – глубокому истолкователю русской действительности».

«Я ещё никогда не видала такого подъёма в зрительном зале. Все аплодировали, кричали, бесновались. …Это был первый случай в жизни брата, когда он сам был свидетелем, что его драматургическое творчество получило такое шумное, публичное признание», – вспоминала сестра писателя Мария Павловна.

Чехов и Горький с труппой МХТ в Ялте
Чехов и Горький с труппой МХТ в Ялте

По единодушному мнению всех видевших Чехова в это время, он был необыкновенно оживлён. Как сказал Станиславский, «он напоминал … дом, который простоял всю зиму с заколоченными ставнями, закрытыми дверями. И вдруг весной его открыли, и все комнаты засветились, стали улыбаться, искриться светом».

Мхатовцы уехали из Ялты окрылённые и полные надежд. Их гастроли были огромным событием и для Крыма: играть на сцене ялтинского театра стало хорошим тоном для театральных коллективов мирового уровня. Притом что театр никогда не имел собственной труппы, гастрольная жизнь здесь с тех пор не останавливалась ни зимой, ни летом.

Татьяна Шевченко, «Крымская газета»

Читайте также: